Меню Закрыть

20-я Армия (2-е формирование)

СОСТАВ АРМИЙ ПРАВОГО КРЫЛА ЗАПАДНОГО ФРОНТА В конце ноября 1941 г., чтобы отразить нависшую над Москвой угрозу с северо-запада, решением Ставки Верховного Командования по директиве от 29.11.41 г. в состав войск Западного фронта была включена 20-я армия (2-го формирования).

 Командующим Армией назначен генерал-майор Власов А.А., заместителем командующего – полковник Лизюков А.И., начальником штаба – полковник Сандалов Л.М.

Власов А.А. командующий 20А
Командущий Армией - генерал-майор А.А. Власов
Лизюков А.И., зам.командующего 20А
Заместитель командующего 20 А - полковник А.И. Лизюков
Нач-к штаба 20А - полковник Л.М. Сандалов
Начальник штаба Армии - ​полковник Л.М. Сандалов
Заместитель начальника штаба 20-й армии полковник Ложкин Н.Н.
Член военсовета 20А - дивизионный комиссар П.Н. Куликов
Член военсовета 20А - дивизионный комиссар П.Н. Куликов
Нач-к разведки армии - майор Н.С. Солодовник
Нач-к разведки армии - майор Н.С. Солодовник
Начальник авто-бронетанкового отдела 20 армии - подполковник М.И. Малышев
Начальник авто-бронетанкового отдела 20 армии - подполковник М.И. Малышев
Нач-к артиллерии 20А - полковник П.С. Семенов
Нач-к артиллерии 20А - полковник П.С. Семенов
Начальник оперативного отдела штаба 20 армии Б.С. Антропов
Начальник оперативного отдела штаба 20 армии Б.С. Антропов
Начальник отделения оперативного отдела штаба 20 Армии А.Д. Кулешов
Начальник отделения оперативного отдела штаба 20 Армии А.Д. Кулешов
Король Ф.П. - командир 331 сд
Король Ф.П. - командир 331 сд
Командир 352 сд (1.08.1941 - 5.06.1942), полковник, Прокофьев Юрий Михайлович
Командир 352 сд (1.08.1941 - 5.06.1942), полковник, Прокофьев Юрий Михайлович
Гриценко А.П. - командир 28 осбр
Гриценко А.П. - командир 28 осбр
Командир 35 осбр - подполковник Будыхин Пётр Кузьмич
Командир 64 осбр - полковник Чистяков Иван Михайлович
Командир 64 осбр - полковник Чистяков Иван Михайлович
Зелинский В.П. - командир 24 тбр
Командир 24 тбр - полковник Зелинский Василий Петрович
Кравченко А.Г. - командир 31 тбр (до 10.01.42)
Командир 31 тбр - полковник Кравченко Андрей Григорьевич

Документы военных лет 20-й Армии

Приказ о преобразовании группы Лизюкова в 20-ю армию

Сведения о численном и боевом составе 20-й армии К началу боевых действий в состав 20-й армии входили: полевое управление армии, 331-я и 352-я стрелковые ди­визии, 28-я, 35-я и 64-я отдельные стрелковые бригады, 24-я и 31-я отдельные танковые бригады, 134-й и 135-й отдель­ные танковые батальоны, 7-й огмд (отдельный гвардейский ми­нометный дивизион) – [треб.проверки – прим Авт.], 15-й огмд (кап-н И.Г. Прокопов), 834-я автомобильная рота, 104-й отдельный полк связи, 713-й отдельный батальон связи, 22-я отдельная кабельно-шестовая рота, 569-я телеграфно-экс­плуатационная рота, сборн. пункт аварийных машин, подвижные ремонтные базы № 8 и № 67, склад авто-бронетанкового имущества № 1735, 226-й моторизованный инженерный батальон, 127-й отдельный саперный батальон, 670-й и 679-й полевые подвижные госпитали, эвакуационный госпиталь № 2655, 5-я санитарная конно-транспортная рота, санитарно-эпидемический отряд № 46, прачечные отряды № 24 и № 29, отдельная рота медицинского уси­ления, армейские ветеринарные лазареты № 449 и № 458, армейский военно-технический склад № 2223, 68-й отдельный рабочий батальон, 17-й гужевой транспортный батальон и сборный пункт военнопленных.

В этих частях имелось: начальствующего состава 3255 человек, младшего командного состава 6351, рядового состава 28 633 человека. Всего в армии было 38 239 человек. Вооружение имелось в следующем количестве: винтовок 27 826, станковых пулеметов 296, ручных пулеметов 639, ППД 672, зенитных пулеметов 4, крупнокалиберных пулеметов 8, пушек 158, гаубиц 34, минометов 402. (источник)

Дополнительно действия 20-й армии поддерживали (требует дальнейшего уточнения):

Северная группа войск полковника Лизюкова по состоянию на 29 ноября 1941 г.
Северная группа войск полковника Лизюкова по состоянию на 29 ноября 1941 г.

Из статьи   Igor Lissov (buchwurm

Следует отметить интересный разнобой в терминологии. В распорядительных документах разных уровней, вплоть до директив Ставки ВГК, термин «Московская зона обороны» стал использоваться еще до того, как 2 декабря 1941 г. решением ставки ВГК на базе Управления обороны Москвы была создана Московская зона обороны как оперативное объединение войск Красной Армии фронтового уровня.
При этом генерал-лейтенант Артемьев подписывал боевые приказы до 28 октября 1941 г. как командующий войсками Московского военного округа, а со 2 ноября по 3 декабря – как командующий войсками обороны города Москвы. И лишь 3 декабря он выпустил приказ №27 – «С сего числа Управление обороны города Москвы переименовать в Управление Московской зоны обороны» и поставил подпись как командующий войсками Московской зоны обороны.
28 ноября, в день прорыва германской 7-й танковой дивизии за канал в Яхроме, Ставка ВГК направила директиву №3016/оп о передислокации 20-й армии в Москву и о сдаче ею 61-й армии участка Скопин – Лев Толстой. Начальнику политотдела 20-й армии и прибывшему для укомплектования управления комсоставу было предписано прибыть в Москву. Перечень отправляемых вслед за ними соединений и частей (17-я, 18-я, 84-я бригады, 23-й и 24-й лыжный батальон) стоит привести лишь затем, чтобы добавить: и они в итоге в состав 20-й армии не вошли.
29 ноября Ставка ВГК направила директиву о преобразовании Северной группы войск в 20-ю армию. Фактически речь шла о том, что оставшееся «голым» управление 20-й армии примет под свое командование части, уже находящиеся в подчинении полковника Лизюкова, и вновь прибывающие. Командующим 20-й армией был назначен генерал-майор Власов A.A., заместителем командующего – Лизюков А.И., начальником штаба армии – полковник Сандалов Л.М. С 20:00 этого дня армия была подчинена Военному совету Западного фронта.
Оставив за скобками вопрос о том, в какой мере больной генерал-лейтенант Власов (у него было гнойное воспаление среднего уха) на самом деле руководил войсками в декабре 1941 года, отметим, что преобразование группы в армию произошло 30 ноября. Документ, адресованный 64-й бригаде, в 10:00 был подписан еще начальником штаба группы Антроповым и помощником начальника оперотдела капитаном Польским. Боевое распоряжение 64-й бригаде, отданное в тот же день в 16:52, подписали уже заместитель начальника штаба 20-й армии полковник Ложкин Н.Н. и замначальника оперотдела полковник Кулешов А.Д. Боевое распоряжение от 1 декабря Ложкин также подписывает как заместитель начальника штаба армии. Приказы от 1 декабря впервые подписаны командующим армией Власовым и начальником штаба Ложкиным, но фамилия и подпись члена Военного совета отсутствует. Приказы и распоряжения от 2 декабря выпущены за подписью начальника штаба Ложкина. Оперсводку №3 вечером 2 декабря подписал начальник штаба 20-й армии комбриг Антропов. Наконец, под приказом от 4 декабря стоят три подписи: Власова, дивизионного комиссара Куликова П.Н. и нового начальника штаба полковника Сандалова. Антропов остался начальником оперотдела.
И, невзирая на сказанное выше, 3 декабря начальник штаба 64-й бригады майор Горбачев в письменном виде ретранслировал командиру приданной для наступления на Белый Раст танковой группы приказ… командующего армией Героя Советского Союза полковника Лизюкова!

Позволю маленький комментарий. Так как в сети интернет (и не только – к примеру ссылка) продолжает встречаться байка (она же – миф, ложь) о том, что якобы все документы в 20-й армии подписывал начальник штаба, а не командарм (и более того – организовывал действия Армии не командарм, и даже не его заместитель), публикую на Гугл-Фото первые приказы 20-й армии… Лишь отмечу (дополнительно к статье Игоря Лиссова) и не в коей мере не защищая ПРЕДАТЕЛЬСТВО, что из документов войны обнаруживается, что как раз Сандалов (назначенный нач.штаба 20А и через много лет “приписавший себе” заслуги якобы реально командовавшего 20-й армией) по какой то пока мне непонятной причине не готовил и, соответственно, не подписывал первые приказы 20-й армии. Исполнителем был полковник Ложкин…

 30 ноября 1941 года происходила перегруппировка сил 64 осбр, (переданной 20-й Армии из 1-й ударной Армии) доукомплектование вооружением и техникой, при этом, 3 осб бригады вышел на передовой рубеж обороны, примкнув своим правым флангом к 2-й роте 2-го стрелкового батальона, чей фронт простирался до Киово. Вечером (18:00) произошло боевое столкновение левого фланга 64 осбр с разведывательной группой (до роты) противника, который был к 24:00 отброшен на исходный рубеж Горки — Нестериха.

 1 декабря 1941 года 1106 сп 331 стрелковой дивизии достиг к 16 часам авангарда Киево. Одновременно с 1106 полком на 16:00 в Киово расположена рота 2-х взводного состава (90 чел.) из состава 2-й Московской стрелковой дивизии. Командир — Курсов П.И.
 Общее командование обороной на рубеже КиовоЛобня на 16:00 осуществляет зам. командующего 20-й армии А.И. Лизюков.

 1104 сп 331 стрелковой дивизии прошел головой колонны с задачей достичь к 02:00 2.12.41 Хлебниково для дальнейших действий совместно с 1106 сп. [ЦАМО РФ. Ф. 20 А. Оп. 6633. Д. 1. Л. 2.]

 Вечером 1 декабря и в ночь на второе продолжалось прибытие и разгрузка других подразделений 331 сд:

331 сд  на 22:00 1.12.41 выгрузила 14 эшелонов и сосредоточилась: Химки, Путилково, Горки. Еще не прибыло 6 эшелонов. [ЦАМО РФ. Ф. 20 А. Оп. 6633. Д. 1. Л. 2.]

 3 – 6 декабря 1941 г. с рубежа ст. Лобня, ст. Луговая, Сухарево, Чёрная – ближайшего к Москве рубежа, до которого немцам удалось дойти, началось контрнаступление. (прим. Автора – существует несколько мнений, кроме официально принятой даты – 5-6 декабря 1941 года по-поводу даты начала контрнаступления 20-й Армии. Возможно, это связано с разным пониманием таких действий, как “контратака” и “контрнаступление” (началось всё с контрударов). Для информации – согласно документам (оперсводкам) 20-й Армии контрнаступление 3-го батальона 35 осбр с рубежа ст. Луговая на Озерецкое произошло 8 декабря 1941 года. Но это – частность.)

 Ключом всей армейской операции являлась Красная Поляна, со взятием которой пробивалась брешь в наступавших частях 2-й танковой, 35-й и 106-й пехотных дивизий противника и создавались условия для разгрома Солнечногорской группировки гитлеровцев.

 Учитывая важность Красной Поляны в исходе армейской операции, командующий войсками 20-й армии генерал-майор А.А. Власов принял решение: нанести главный удар противнику левым флангом в направлении: Химки, Красная Поляна, Солнечногорск.

 Весь день 7 и ночь на 8 декабря части 20-й армии вели ожесточенные бои с противником за Белый Раст, Зарамушки и Красную Поляну. Группа автоматчиков, засевшая в домах при поддержке минометных батарей, упорно сопротивлялась советскому наступлению.
Однако наступательный порыв наших частей был настолько велик, что никакое сопротивление противника устоять не могло, и к утру 8 декабря Красная Поляна была очищена от немцев.

Враг в панике отходил на запад. Это было началом бегства нацистов к Волоколамску.

военная карта 04.12.1941 - расположение 20А
военная карта 04.12.1941 - расположение 20А

После того как в конце ноября — начале декабря упорной обороной и контрударами были сорваны последние попытки германской армии прорваться к Москве, инициатива действий стала переходить к советским войскам. Немецкие войска понесли тяжелые потери в живой силе и технике, их боевой дух был надломлен. Создались условия для перехода Красной Армии в контрнаступление.

Замысел советского командования заключался в том, чтобы разгромить и отбросить ударные группировки противника дальше от столицы. Основная задача в контрнаступлении возлагалась на Западный фронт (командующий — Генерал армии Г.К. Жуков). Севернее и южнее наносили удары войска Калининского (командующий — Генерал-полковник И.С. Конев) и Юго-Западного (командующий — Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко, с 18 декабря 1941 года — Генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко) фронтов.

Значительную роль в контрнаступлении сыграли авиация Резерва Верховного Главнокомандования и партизаны, действовавшие на занятой противником территории.

Красная Армия должна была начать контрнаступление в трудных условиях, когда численное превосходство в живой силе, артиллерии и танках было еще на стороне противника.

В советских войсках под Москвой к началу декабря насчитывалось около 720 тысяч человек, 5900 орудий и минометов, 415 установок реактивной артиллерии, 670 танков (в том числе 205 тяжелых и средних) и 760 самолетов (из них 590 новых конструкций). Немецкие войска в это время имели 800 тысяч человек, около 10400 орудий и минометов, 1000 танков и свыше 600 самолетов. (есть и иные данные о количественном составе войск, дополнительно wikipedia – данные ОЧЕНЬ РАЗНЯТСЯ, особенно по кол-ву “живой силы”!!! – прим. Авт.)

Ставка Верховного Главнокомандования в своих планах сделала расчет на измотанность войск противника, отсутствие у них подготовленной обороны и оперативных резервов, их растянутость на 1000-км фронте, неподготовленность к ведению боевых действий в зимних условиях, высокий моральный дух советских войск и их выгодное оперативное положение по отношению к крыльям немецкой группировки. Скрытное сосредоточение 1941г. стратегических резервов на направлениях главных ударов и правильный выбор времени их нанесения должны были обеспечить внезапность контрнаступления и в известной мере компенсировать недостаток сил и средств.

Можно выделить три основных этапа в период контрнаступления под Москвой 20-й армии:

  • с 5-8 декабря 1941 года по 21 декабря 1941 года (начало наступления, освобождение Волоколамска и подход подразделений Армии к укреплённому рубежу противника у р. Лама);
  • с 21.12.41 по 10.01.42г. – подготовка прорыва укреплённого фронта противника на рубеже р.Ламы, в т.ч. армия пополнилась за счёт:
  • перевода из резерва армии 352 сд;
  • усиление Армии следующими подразделениями: 40 осбр, 55 осбр,
  • создание ударных групп.
  • с 10.01.42 – прорыв укреплёнными силами 20-й армии рубежа противника на р. Лама.

Согласно документам военных лет (Волоколамская операция 20-й армии) численность Армии к 10 января 1942 года была существенно увеличена с 24 837 чел. до 44 041 чел. и создано большое преимущество перед силами противника (см. ниже).

В период конца 41-начала 42г.г. контрнаступления под Москвой руководством ЗФ и 20-й армии созданы следующие ударные группы:

Приказ 20-й армии №13 от 22.12.41

1. “Группа Катукова“. (см. приказ Армии №13 от 22.12.41 и требует проверки состав групп: – “созданы по указанию зам. командующего Западным фронтом генерал-полковником КУЗНЕЦОВА, приехавшим в армию 25.12.41) Передана из 16А в 20А.

Состав группы (в 16 А):

В январе 1942 г. группа изменила свой состав:

Возглавлял генерал-майор Катуков.

В неё вошли: 352 сд, 1 гв. тбр.

2. “Группа Ремизова“.Ударные группы

Группа генерала Ремизова была сформирована 9 декабря 1941 г. 16-й армии на Западном фронте, во время Клинско-Солнечногорской наступательной операции (6 – 25 декабря 1941 г.).

Овладение Волоколамском возлагалось на группу генерала Ремизова.

Состав группы:

Группа генерала Ремизова с утра 18 декабря 1941 г. совместно с группой генерала Катукова 16-й армии вела в течение дня бой с противником в районе Чисмена. Бои продолжались до 19 декабря 1941 г.

19 декабря 1941 г. в два часа пополудни группа получила боевое распоряжение штаба 16-й армии, подписанное Константином Константиновичем Рокоссовским:

«Общее руководство действиями оперативных групп Катукова и Ремизова возложено на меня. В целях наиболее тесного взаимодействия частей в операции по овладению Волоколамском приказываю: 1) группу т. Ремизова подчинить т. Катукову…»

Оперсводки 331 сдТолько 20 декабря части 106-й пехотной и 5-й танковой дивизий были выбиты из города Волоколамска.

В январе 1942 г. группа изменила свой состав:

Возглавлял генерал-майор Ремизов.

В неё вошли: 64 сбр, 55 сбр (переподчиненная 25.12.41 из 1-й Ударной армии), и 17 тбр. (?)

3. “Группа Короля”. Пока у меня нет достоверных документальных данных о дате создании группы. Косвенно, судя по изменившимся с 09 января 1942 года приказам и сводкам Оперсводки Группы генерала Корольштаба 331 сд (изменились на “Группа генерала Король“) группа создана и действовала в период наступления 20-й армии с 9-10 января 1942 года по 18 января 1942 года (последняя дата даётся исключительно по причине, что с 18 января 1942 года оперсводки в 20-ю армию начали опять готовиться от штаба 331 дивизии). Так же есть информация, что 331 сд и 31 тбр действовали совместно в период с 20 декабря 1941 года по 23 января 1942 года…

Возглавлял генерал-майор Король.

В неё вошли: 331 сд, 40-я осбр и 31-я тбр Григорьев Василий Ефимович).

К середине января 1942 г. группа прорвала вражескую оборону по р. Лама, взяв штурмом сильно укрепленный немецкий оборонительный рубеж в районе н.п. Лудина Гора, и вступила на территорию Смоленской области. источник

Схема контрнаступления 20-й армии. [из материалов Музея ВНИИ кормов]
Схема контрнаступления 20-й армии. [из материалов Музея ВНИИ кормов]

Воспоминания командования 20-й Армии

А. Власов (командующий армией) – “Борьба за Солнечногорский плацдарм”

Власов А.А. командующий 20А

Одним из наиболее угрожаемых участков на подступах Москвы явился солнечногорский, откуда германо-фашистские войска, накапливая силы, намечали совершить бросок к нашей столице.

На этом участке фронта противник захватил населенный пункт Красная Поляна. В дальнейшем ему удалось захватить также населенные пункты Горки, Катюшки и станцию Луговая.

Ликвидацией солнечногорского нарыва лично руководил Верховный Главнокомандующий товарищ Сталин. Замысел солнечногорской операции был разработан им. Мы неоднократно получали указания от товарища Сталина о том, чтобы действовать на окружение противника, уничтожение его живой силы и техники.

Сталинский замысел был нами выполнен, и это обеспечило успех нашей операции.

Противник, имевший перед фронтом и на флангах усиленное боевое охранение, широко маневрировал танками и пехотой, перебрасывая ее «а автомобилях. Таким образом он оказывал упорное сопротивление нашим охватывающим и обходящим частям, переходя в яростные контратаки.

Бои за Красную Поляну длились несколько дней с большими потерями для обеих сторон. Населенные пункты Горки и Катюшки, являющиеся по существу предместьями Красной Поляны, до пяти раз переходили из рук в руки. Захват Горок имел для нас первостепенное значение, так как это было первым шагом к окружению Красной Поляны, лишало противника основной коммуникации и ставило его в тяжелое положение.

Упорство и твердая воля наших войск увенчались успехом. С каждым шагам наши войска загибали фланги, окружая краснополянскую группировку немцев.

Неприятель пытался найти выход из весьма трудного положения. Чтобы отвлечь наше внимание, противник бросил группу пехоты в сопровождении танков на станцию Луговая, создавая угрозу нашему флангу. Этот вражеский маневр мы предвидели. В районе Луговой оказалась крупная группировка наших войск, и враг был здесь полностью уничтожен.

Рядом последовательных ударов наших частей Красная Поляна была окружена и взята. Противник оставил здесь большое количество убитых и раненых, множество разнообразной техники.

Бой за Красную Поляну имел огромное значение. Именно здесь противнику был нанесен первый удар.

Он дрогнул и начал отход на запад и северо-запад. Именно с Красной Поляны начался на нашем участке фронта разгром немецких войск, их беспорядочное бегство.

В борьбе за Красную Поляну наши войска успешно применяли систему отсечных огневых нападений артиллерии и пулеметов. С началом наступления огневые средства подавляли глубину вражеской обороны, отсекая ее, преграждая путь новым резервам. Достаточно сказать, что 30 автомашин немцев, подъехавших в момент боя к Озерецкой, попали под наш огонь и были мгновенно уничтожены. Следующим этапом борьбы за солнечногорский плацдарм явились бои на рубеже Озерецкое — Мышецкое — Белый Раст, где противник пытался закрепиться. Однако натиск наших войск все возрастал. Развернулись новые ожесточенные бои. Особенно упорным был бой в районе Белого Раста. Здесь благодаря обилию дорог врагу предоставлялась возможность маневрировать. В Белом Расте немцы сосредоточили большое количество минометов, крупные пулеметные группы, много автоматчиков и около 30 танков, поддерживаемых противотанковыми орудиями. Немцы применили тут также «хальбтанк» — полутанк, представляющий собою бронированную машину, вооруженную противотанковой пушкой и электрифицированными пулеметами.

В бою за Белый Раст особенно искусно действовали танкисты полковника Кравченко. Посадив на танки пехоту, наши машины прорвались в тыл противника, угрожая его коммуникациям. В то же время пехота полковника Чистякова атаковала Белый Раст с фронта. Эффект получился исключительный. Мы впервые наблюдали такое паническое бегство немцев.

В успешном развитии дальнейших боевых действий большую роль сыграл маневр, примененный полковником Кравченко. Его мотострелковый батальон совместно с танками перерезал Ленинградское шоссе и вышел в район Дубинине. Немцам был отрезан путь по Ленинградскому шоссе. При появлении наших танков немецкие подразделения, оборонявшие Дубинино, в панике бежали. Они оставили там совершенно исправные и готовые к бою противотанковые орудия и крупнокалиберные зенитные и противотанковые автоматические пулеметы системы «Фляг-Канонен» последнего образца.

Выход наших войск на Дубинино еще больше увеличил панику среда частей противника. Бросая машины, мотоциклы, пушки, танки, они бежали на запад. До Солнечногорска, рубежа реки Истры и Истринского водохранилища немцы откатывались, не оказывая почти никакого сопротивления.

Солнечногорск был обойден с запада, причем наши части, двигавшиеся по бездорожью и лесами, проявили исключительную выносливость и выучку. Охватив город с юга через Бутырки — Субботино, мы замкнули кольцо вокруг Солнечногорска.

Дни борьбы за солнечногорский плацдарм были днями большого перелома. Они характеризовались очень высоким наступательным порывом наших бойцов. Наши удары были для немцев ошеломляющими, не дающими им опомниться.

А.Власов. “Красная звезда” №304, 26 декабря 1941 года

Л. М. Сандалов (начальник штаба) – “На солнечногорско-волоколамском направлении”

Нач-к штаба 20А - полковник Л.М. Сандалов

Поздно вечером 28 ноября 1941 года по занесенной снегом дороге я с трудом добрался до Москвы и направился к Генеральному штабу. В городе стояла сплошная темень. Темные силуэты домов возникали из мрака и тут же исчезали. Не было слышно на улицах и обычного городского шума. Лишь проходившие автомобили с едва заметным светом синих фар нарушали тишину встречными гудками.

Меня сразу провели к начальнику штаба Маршалу Советского Союза Б.М. Шапошникову. С большим волнением входил я к нему в кабинет, строя всевозможные догадки о причинах моего срочного вызова.

– Последняя встреча у нас с вами была в июле, за Днепром, куда отошла тогда от Бреста 4-я армия, в которой вы были начальником штаба, — так начал разговор со мной Борис Михайлович, внимательно глядя на меня своими умными, проницательными глазами. — Потом вы исполняли должность начальника штаба Брянского фронта, с расформированием которого остались теперь не у дел. Заслуг у командования фронтом, в том числе и у вас, немного. Поэтому мы решили возвратить вас на ту же должность, в какой вы начинали войну. Назначаем начальником штаба армии, которую развертываем завтра под Москвой.

Увидев по выражению моего лица, что я доволен назначением, он тут же подвел меня к одной из карт, лежавших на столе, и ознакомил с обстановкой на Западном фронте.

– Немецко-фашистское командование стремится любой ценой захватить Москву. Сегодня противнику удалось овладеть Яхромой и мостом через канал Москва — Волга. Уже несколько дней идут ожесточенные бои у Крюкова, в районе Истры и под Наро-Фоминском. Самое опасное положение, как вы видите, создалось на правом крыле Западного фронта. Чтобы отразить нависшую угрозу Москве с северо-запада, Ставка вводит завтра две новые армии. В районе Яхромы — 1-ю ударную армию. А южнее ее — за рубежом Белый Раст — Крюково — 20-ю армию. Так вот, начальником штаба 20-й армии вы и назначаетесь. В ее состав включаются две кадровые стрелковые дивизии, разгружающиеся в районе Москвы морская стрелковая бригада и две стрелковые бригады из Московской зоны обороны. Западный фронт, в состав которого армия войдет, придаст вам две танковые бригады, артполк, два гвардейских минометных дивизиона и бронепоезд. Армия еще не полностью сосредоточилась, но время не ждет. В обстановке под Москвой наступает кризис. День ото дня мы становимся сильнее противника и готовимся перейти в контрнаступление. Ваша армия предназначается для наступления на Солнечногорск.

– Очень мало средств усиления, — заметил я.

– Армию будет поддерживать артиллерия Московской зоны обороны, – возразил Шапошников. – А в процессе наступления танками и артиллерией вас усилит командование фронта.

– А кто назначен командующим армией? – спросил я.

– Недавно вышедший из окружения один из командармов Юго-Западного фронта, генерал Власов, – ответил Шапошников. – Но учтите, что он сейчас болен. В ближайшее время вам придется обходиться без него. Ехать в штаб фронта у вас уже нет времени. Кроме того, у меня есть опасение, что войска вашей армии могут раздать в новые оперативные группы. У командиров этих групп нет ни штаба, ни связи для управления боем, ни тыла. В результате такие импровизированные оперативные группы через несколько суток пребывания в боях становятся небоеспособными.

– Не надо было расформировывать корпусные управления, – заметил я.

– Напутствие мое вам такое, – перебил меня Шапошников, – быстрее сформировать армейское управление и развернуть армию. Ни шагу назад и готовиться к наступлению.

Как только стало светать, я поехал в штаб армии, в Химки. Когда машина выехала на Ленинградское шоссе, я увидел результаты грандиозных оборонительных работ, проведенных войсками Московской зоны обороны и сотнями тысяч трудящихся Москвы. На улицах противотанковые препятствия. Окраину города и берега канала Москва – Волга опоясывали мощные оборонительные рубежи, ощетинившиеся металлическими «ежами» и проволочными заграждениями. Впереди их тянулись минные поля. В Химках на замаскированных позициях стояла артиллерия.

Штаб армии помещался в нескольких квартирах огромного многоэтажного нового дома, одиноко стоявшего на Ленинградском шоссе….

(г. Химки, Ленинградская улица, дом 16 – прим. Авт.)

Л. Сандалов

Читать текст воспоминаний полностью http://militera.lib.ru/memo/russian/moscow2/12.html

…Вяземская операция 1941 года…

Несколько схем и ссылок… как пишется на сайте “ПАМЯТЬ НАРОДА” об “Оборонительной операции на малоярославецком и можайском направлениях“((

Положение 20А на 02.10.1941

Положение 20А на 10.10.1941

Положение 20А на 16.10.1941

Положение 20А на 05.12.1941

Генерал-лейтенант М.Лукин. В Вяземской операции http://rkka.ru/oper/lukin/main.htm

Стученко А.Т. Завидная наша судьба http://www.samsv.narod.ru/Div/Kd/kd045/default.html

Белявский В.А. Стрелы скрестились на Шпрее http://samsv.narod.ru/Div/Kd/kd045/h3.html

Акопов И.Э. Все так и было… (Наброски воспоминаний).

Штрих С.В. За Москву! http://www.pravmir.ru/article_1538.html

Михаил Ходаренок, Борис Невзоров. ЧЕРНЫЙ ОКТЯБРЬ 41-го. http://nvo.ng.ru/history/2002-06-21/5_blackoctober.html

Глушковская переправа,Котел закрывается

Лукин Михаил ФёдоровичПротокол допроса военнопленного генерал-лейтенанта Красной Армии М.Ф. Лукина 14.12.1941 г.

ПРИМЕЧАНИЕ: в Вяземской операции участие принимала 20-я АРМИЯ 1-го формирования

http://voenspez.ru/index.php?topic=176.0 – доп.информация и ссылки по теме…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.