Меню Закрыть

Башков Константин Кириллович

Биографический очерк с воспоминаниями о боевой юности ветерана 35-й отдельной стрелковой бригадыучастника освобождения города Солнечногорска от немецко-фашистских захватчиков майора запаса БАШКОВА Константина Кирилловича.

Воспитанные на боевых традициях и
закаленные в боях и труде.

Родился я на Волге в Саратовской области, в селе Красно-Ивановск Духовницкого района, 14 октября 1923 года.

Свою заволжскую сторону, нашей области, мы называем Чапаевским краем и гордимся этим. Так как здесь на Волге Василий Иванович родился, в городе Балакове он плотничал, в городе Пугачеве он формировал легендарную 25-ю Чапаевскую дивизию. Наши отцы и деды были чапаевцами и вместе с Василием Ивановичем освобождали, от белогвардейцев наш район и с боями прошли до Урала, а некоторые в составе 25-й Чапаевской дивизии воевали и на Украине в 1919-1920-х годах.

Почти в каждом селе имеются памятники погибшим чапаевцам, а некоторые носят их имена. Вот и мое село Красно-Ивановск названо в честь моего деда-чапаевца, который был зарублен шашками и зверски замучен белогвардейцами в 1921 году 4 июня в селе Порубежко.

В городе Балакове и городе Пугачеве были созданы музеи В.И. Чапаева, и там стоят ему величественные памятники.

В настоящее время1  нашего села на том месте нет, там раскинулось Саратовское море. Село было перенесено на возвышенное место (Венец). Там же был создан памятник моему деду и другим погибшим чапаевцам – Тарасову Матвею, Терехову Ивану и другим.

После окончания Гражданской войны сыновья наших чапаевцев: Терехов Иван, Доронин Иван, Тумбаков Николай, Коровкин Николай, Храбров Виктор и многие другие, верные традициям своих отцов, пошли учиться в школы Красных командиров. Они были намного старше нас, нам было тогда, в 1930-х годах, по 12-15 лет.

После окончания школ Красных командиров, они, используя свой отпуск, приезжали на побывку в свои родные края и старались много времени проводить с нами, ребятами. Ходили с нами в походы, ходили в ночное, ловили рыбу на лодках на Волге. Они много рассказывали нам о нашей Красной Армии, о её силе и могуществе, прививали нам любовь к нашей Родине, говорили нам: «Смотрите, ребята, какая красивая наша Волга, леса на ней, а какие красивые наши места на Украине, как хорошо в Подмосковье, и Сибирь наша очень богата и красива, и все это называется наша Родина. Любите её и дорожите её Великим званием!».

Но, любить Родину мало, надо уметь её защищать. А для этого необходимо закалять себя физически еще в детском и юношеском возрасте, изучать военное и противовоздушное дело. Они прививали нам любовь к нашей Родине, к нашей Красной Армии, а мы, глядя на их красивую форму, тоже очень хотели стать Красными командирами и старались готовить себя к этому. С их помощью и под их руководством мы сделали сами спортивный городок и все из дерева для него: брусья, турник, конь, бум, качели, гигантские шаги, тир и т.д., ведь тогда не было в продаже, как сейчас2, настоящего спортивного инвентаря, коньки и те были деревянными с проволочным полозом посередине. Под руководством своих наставников мы сдавали нормы на значки ГТО, ГСО, ПВХО, на Ворошиловского стрелка. Мы любили слушать о былых сражениях за советскую власть наших чапаевцев, товарищей: Мельникова Карпа Ивановича, Трифонова Ивана Федуловича, Фомичева Ивана Григорьевича, Ануфриева Григория Авдеевича. Сейчас3 их нет в живых, они уже умерли, но память о них всегда останется в наших сердцах, о них, так много сделавших в деле воспитания нас патриотизму, любви к нашей Родине.

Я помню, как с любовью мы снимали шашку, которая висела над кроватью у Ивана Федуловича Трифонова – подарок от В.И. Чапаева. Нам приятно было ее потрогать, вынуть из ножен, зная о том, что она рубила наших заклятых врагов.

Много внимания воспитанию у нас любви к нашей Родине, нашему родному краю прививали нам наши учителя, и особенно нам никогда не забудутся учителя – Михаил Михайлович Сапожников, Теребенкина Александра Захаровна, Денисов Николай Иванович и другие, с которыми мы много походили по нашим просторам. Они много рассказывали нам о нашей Родине много интересного, прививали нам любовь к труду. Мы делали в школе под их руководством различные игрушки для наших ребятишек в детские сады и ясли.

Разве можно забыть тот факт, когда мы сделали ветряную мельницу, которая молола зерно и из желоба сыпалась готовая мука, сколько было радости, криков восхищения плодам своего первого труда. Будучи комсомольцами, мы принимали самое активное участие народного дома, как сейчас называется клуб, и ставили в нем сами спектакли и смотрели их с удовольствием.

Были и трудные годы, особенно 1933 год, когда в стране недоставало хлеба после засухи, а в Поволжье засуха была частой причиной голода. Но я никогда не забуду слова своего родного отца, Кирилла Яковлевича, который был тогда секретарем партийной ячейки. Он говорил всем жителям, что это временное явление, стране нужен хлеб в другом месте, нам нужно повысить обороноспособность страны, так как в Германии к власти пришел фашизм, у которого одна цель и программа – это порабощение мира. И он тогда, еще в 1933 году, был прав, что и ему так же пришлось воевать с фашизмом, в 1942 году он погиб под Сталинградом. Вечная ему память.

Перед самой войной я с родными переехал жить в город Пржевальск Киргизской ССР. Было жаркое лето 1941 года, я во время летних каникул работал учетчиком в одной из тракторных бригад. Здесь на полевом стане 22 июня мы услышали по радио о вероломном нападении на нашу страну фашистской Германии. Я быстро вскочил на коня, заехал к своему другу Малышеву Игорю, и, оставив коня у них во дворе, побежали с ним в райвоенкомат с заявлениями, чтобы нас послали на фронт. Там было много людей, но мы пробились к военкому и он принял наши заявления.

На второй день нас направили на учебу вместо фронта в Ташкентское военное пехотное училище имени В.И. Ленина.

blank
источник

Я был рад, что сбывается моя мечта детства – быть Красным командиром, к чему я готовился давно. По принятию в училище в июне 1941 года моих товарищей зачислили в училище, а меня мандатная комиссия долго не решалась принимать, так как мне было тогда всего 17 лет и семь месяцев, да, и роста я был тогда не внушительного. Но после того, как я им показал документы и значки ГТО, ПВХО, Ворошиловский стрелок и другие, а так же убедив их, что давно готовился к этому, меня комиссия так же зачислила в училище. На западе нашей страны шла большая война с грозным и сильным противником – немецким фашизмом, и нас с первых дней учебы в училище стали готовить по уплотненной до минимума программе, фронту нужны были хорошо подготовленные кадры, командиры среднего звена.

Помню много раз команды: «Окопаться!». Кто был в Средней Азии в районе БОЛЬШОГО и МАЛОГО ИГРЕКАША в районе бывших СТАЛИНСКИХ ЛАГЕРЕЙ, тот знает, какой там грунт. Бьешь землю малой лопатой лежа, чтобы «противник» не заметил, искры летят, а она почти не поддается, а ячейку лежа надо было выкопать за 15-20 минут, чтоб весь в ней укрылся. Научились, и в такой земле копали за 10-15 минут. Каждую неделю марш-броски 50-60 км пешком при полном снаряжении и ежедневные броски бегом 10-15 км с учебного поля в расположение. Учились и днем и ночью. Времени для отдыха почти не было. Гимнастерки от выступающей соли, от пота, были белые, как снег, стирали их сами. Упорно изучали материальную часть нашего оружия, зная на память все их задержки и способы их устранения, учились стрелять только отлично. Строевой и физической подготовке так же уделяли максимум сил и времени. И все эти тяжести военной учебы выносили наши курсанты, так как мы все были идейно-выдержанные, воспитанные нашей коммунистической партией, нашими старшими товарищами, отцами-коммунистами необыкновенному патриотизму, любви к своей Родине, которую в такую трудную минуту необходимо было защищать. Особенно в такое время, когда враг вел упорное наступление в направлении столицы нашей Родины – города Москвы.

Ташкентское военное пехотное училище имени В.И. Ленина, сейчас4 оно называется Ташкентское высшее общевойсковое командное Краснознаменное ордена Красной Звезды училище имени В.И. Ленина, очень богато боевыми традициями, так как оно в Гражданскую войну принимало активное участие в борьбе с басмачами. Этот материал использовали политработники и командиры училища, воспитывая нас на боевых традициях старших наших товарищей-курсантов, из которых многие героически пали в борьбе с басмачами.

Я никогда не забуду картину, которая висела в училище в Ташкенте, где был запечатлен трогательно-волнующий момент: курсант со Знаменем истекает кровью и страшный, с искаженным звериным лицом над ним басмач с ножом в руке. Мимо этого большого художественного полотна мы, курсанты, проходили в день по три раза, поднимаясь в столовую на второй этаж и всегда, глядя на эту картину, у нас мороз пробегал по коже, она воспитывала у нас ненависть к врагам нашей Родины.

Мы, курсанты, гордились, что в нашем училище командовал в свое время прославленный генерал Петров И.Е., который в то время, когда мы учились в училище, руководил героической обороной города ОДЕССЫ.

За год до нашей учебы в училище, в июле 1940 года, будучи начальником училища, выступая перед курсантами, Петров И.Е. говорил: «Дорогие друзья! Помните, что ВЫ – ЛЕНИНЦЫ! Где бы ВЫ ни были и чтобы ВЫ не делали, всегда и всюду помните об этом и не роняйте это ВЫСОКОЕ ЗВАНИЕ!».

В беспримерной битве под Москвой, покрыла себя неувядаемой славой стрелковая дивизия, которой командовал бывший преподаватель училища, позже легендарный герой, генерал-майор Панфилов И.В.

Когда мы в стройных курсантских колоннах печатали шаг по улицам Ташкента, то часто слышали слова: «Идут ЛЕНИНЦЫ!…». Мы гордились этим.

Фашистские полчища в октябре 1941 года подошли вплотную к городу Москве. Столице нашей Родины угрожала смертельную опасность. В это самое время нас по тревоге вызвали с учебных полей в расположение училища, где на плацу состоялся митинг. На митинге комиссар нашего училища рассказал коротко о тяжелой обстановке на фронтах Великой Отечественной войны, о том, что враг находится у стен нашей столицы. Для ее защиты нужны свежие умелые воины, молодые силы, способные защитить дорогую для нас столицу, а вместе с ней и нашу великую Родину. Потом выступили заместитель начальника училища полковник Ласский А.К., командиры подразделений и курсанты.

Было решено направить во вновь создаваемую 35-ю отдельную стрелковую бригаду курсантов-добровольцев.

Я и мои товарищи Малышев Игорь и Сундов Виктор в числе первых подали заявление, чтобы нас в составе этой бригады направили для защиты нашей столицы.

Мы попрощались с нашим Боевым Знаменем училища, попрощались в курсантском клубе со своими командирами: командиром роты старшим лейтенантом Чебань, командиром взвода лейтенантом Малышевым и с оставшимися курсантами, и были направлены в предместье города ТАШКЕНТА во вновь формируемую 35-ю отдельную стрелковую бригаду.

Но так как 35-я отдельная стрелковая бригада состояла в основном из курсантов нашего училища, мы и называли ее «курсантской», даже «ударной курсантской» бригадой, и мы опять же гордились этим.

Здесь в предместье города ТАШКЕНТА во время формирования подразделений бригады, мы продолжали изучать военную технику. Меня и моих друзей зачислили в стрелковую роту стрелками-автоматчиками. Здесь же нас обмундировали, дали теплое белье, зимние подшлемники и т.д. Но мы, курсанты, не желали расставаться с курсантской формой, мы любили ее, гордились ею, как моряк дорожит своей бескозыркой и бушлатом. В курсантской форме мы начинали воевать под Москвой, к курсантской петлице здесь же, на фронте, прицепили первый кубик среднего командира – «младшего лейтенанта», 10 февраля 1942 года.

blankВ начале ноября 1941 года нас в торжественной, волнующей и трогательной обстановке провожали на фронт жители города Ташкента. Многие громко плакали, особенно женщины, обнимались, давали напутствие, чтобы со скорой победой возвращались домой. Понятно, конечно, что многие не дожили до победного праздника, героически погибли, защищая нашу страну.

В ноябре 1941 года мы эшелоном прибыли на одну из окраин города Москвы. До войны, будучи пионером, проездом в пионерский лагерь «Артек» я был несколько дней в Москве, нас знакомили с Москвой и я ее хорошо помнил, какая она была красивая и нарядная, но в ноябре 1941 года нашу столицу я не узнал.
Кругом были противотанковые рвы, надолбы, ежи, рогатки, проволочные заграждения, в воздухе – заградительные аэростаты, небо от разрывов снарядов зенитной артиллерии было черное, стены домов от войны были темные, окна заклеены. Люди все строгие, и все это в движении, а по сигналу «Воздушная тревога!» улицы становились пустынные. Люди двигались, в основном военные, в сторону передовой. Москвичи с лопатами, кирками также шли в сторону запада копать окопы. Одним словом – все на войну от млада до старого и все для войны: «ВСЁ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЁ ДЛЯ ПОБЕДЫ!».

Здесь, под Москвой, нас вооружили. И в конце ноября мы приняли первое боевое крещение, в районе села КРАСНАЯ ПОЛЯНА, как мне помнится. А 3 декабря 1941 года мы приняли первый настоящий бой в районе на участке ЛУГОВАЯ5, ХЛЕБНОКОВО, ЕФРЕМИНО.6 Штаб бригады был в н.п. ДМИТРОВКА.7 В результате наших действий в этом районе были остановлены немецкие войска и в центре нападения на Москву в 35-40 км северо-западнее столицы. Мы действовали в то время в составе 20-й армии, которая в основном состояла из подошедших резервов, какими была и наша 35-я отдельная стрелковая бригада. В результате контрнаступательных действий в районе севернее 5 км КРАСНОЙ ПОЛЯНЫ и в районе ОЗЕРЕЦКОЕ, заставили не только остановиться врага, но и перейти его к обороне.

Здесь, в этих боях, было наше первое боевое крещение. Но самую большую радость и большое удовлетворение мы получили 6 декабря 1941 года, когда войска Западного фронта под командованием генерала армии Жукова Г.К., впоследствии ставшего народным маршалом, четырежды Героем Советского Союза, любимцем всего нашего советского народа и признанным всеми высшими военными специалистами мира, лучшим полководцем Второй мировой войны.8 Под его командование 6 декабря9 войска фронта перешли в решительное наступление, которое явилось началом великой победы над фашизмом.

Бои под Москвой мне запомнились на всю жизнь из всех остальных проведенных мной боев в годы Великой Отечественной войны. В то время была очень холодная зима, мороз доходил до минус 40 градусов и больше, было очень много снега. Когда мы выходили на исходное положение для наступления, мы не знали, что нам предстоит через несколько часов вести решающее наступление на фашистские войска.

Но, видя большое количество замаскированной нашей техники, орудий, гвардейских минометов «Катюш», танков, мы догадывались, что готовится серьезное и большое дело.

На исходном положении перед нами открылись снежные белые просторы, впереди чернели окопы противника. Снег блестел – глазам больно, была относительная тишина, но только относительная.

И вот впервые был доведен до нас приказ, что нам предстоит наступать в направлении большого города – СОЛНЕЧНОГОРСКА. Наши командиры и политработники объяснили нам, что город СОЛНЕЧНОГОРСК с 20-ти тысячным населением находится с 25 ноября10 в руках немецко-фашистских захватчиков, которые зверски расправляются с нашими людьми, особенно с активистами советской власти и с коммунистами. Когда мы выходили еще на исходную позицию, видели вывешенные увеличенные документы с фотографиями, изобличающими зверства и насилия фашистских захватчиков во временно оккупированных наших селах и городах с нашими советскими людьми. На деревьях и на столбах, на всех дорогах войны висели плакаты, призывающие нас к ненависти и мщению за все звериные их дела. Были плакаты, они сейчас у меня перед глазами – «ПАПА, УБЕЙ НЕМЦА!» с плачущим ребенком от удара фашиста, «БОЕЦ, ОТОМСТИ ЗА ЗОЮ!» – на плакате Зоя Космодемьянская в разорванном платье, босиком на снегу, «РОДИНА – МАТЬ ЗОВЕТ!» – с женщиной-матерью, призывающей нас воинов к наступлению вперед, на Запад, для освобождения наших трудящихся. Все это потом мы увидели уже не на плакате, не в хронике, которую нам показывали в училище, а своими глазами, наяву, и сожженные города и села, и истерзанных, замученных стариков и детей, лежавших убитыми во рвах, и убитых наших пленных красноармейцев.

Так, что духовно мы были вооружены и готовы к жарким боям, чтобы отмстить фашистам за наших людей и освободить их из неволи. Мы были хорошо вооружены, снабжены боеприпасами, продовольствием, неприкосновенный запас у каждого вещмешке, были тепло обуты и одеты, знали приказ и задачу, куда наступать, а главное мы знали свою цель, что «НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ, ВРАГ БУДЕТ РАЗБИТ!». И ждали только приказ для атаки.

И вот настал тот момент, когда наша артиллерия всех видов обрушила всю мощь своего огня на вражеские позиции, артподготовка длилась несколько часов. В воздух поднялись сотни наших звездокрылых асов, самолетов различных конструкций и назначений, начиная от штурмовиков и быстрых «Ястребков» и кончая большими бомбардировщиками. А потом пошли и наши танки, а за ними и мы – «царица полей» – пехота. Ведь последнее слово за нами, так как территория не считается занятой, пока не наступит на нее пехотинский сапог. Когда мы пошли в наступление с криками «Ура!», «За нашу Советскую Родину!» и «За Партию, Ура!», то тех мест, которые мы видели из своих окопов, до начала наступления, впереди, в районе расположения противника, было не узнать. Оно, это место, стало вместо серебристо-белого, черным, смешавшимся с землей и кровью людей, массой убитых фашистских тел, разбитой техники и оружия хваленого немецкого блицкрига. Это и был настоящий горячий снег, который парил.

С криком «Ура!» мы заняли 1-ю, 2-ю и 3-ю траншеи противника 1-й позиции. Здесь впервые я увидел настоящих фашистов в бою, они были трусливые, с поднятыми руками вверх, говоря, по-русски ломано, слова «Рус гут, Гитлер капут!». В этом бою мы добивали тех, которые не хотели сдаваться, а вели сопротивление, много взяли пленных, трофеев и шли дальше на плечах отступающего врага, освобождая территорию за территорией и села нашей страны. В этих первых боях погиб мой друг, с которым я шел из ПРЖЕВАЛЬСКА учиться в училище и вместе подавал заявление на фронт в 35-ю отдельную стрелковую бригаду, Малышев Игорь.11

Впервые мы увидели, как погибают наши друзья, это было тяжело переносить, но воин не любит слез, он приветствует только ненависть за месть своих погибших товарищей по оружию.

Будыхин П.К. - командир 35 осбр 20А

Командовал нашей бригадой подполковник Будыхин П.К. Мне приходилось встречать его не раз, на учебных полях в училище, так как он был помощник начальника училища по строевой части12, часто выходил в поле, наблюдая, как проходят занятия. Я его запомнил. Он был выше среднего роста, стройный, с хорошей военной выправкой, очень грамотный командир, требовательный к своим подчиненными в тоже время заботился об их нуждах. Я помню, еще в училище, был такой случай. Вел нас на занятия в поле помощник командира взвода, один из наших курсантов натер себе ногу и хромал. Это заметил подполковник Будыхин П.К., который стоял на обочине дороги, пропуская колонны на занятия. Заставил остановиться нашу колонну, вывел этого курсанта, заставил его разуться, заметил, что он неправильно наматывает портянки. Заставил нас всех разуться, проверил, увидел, что есть и такие, что не умеют наматывать портянки. Стал нас учить как правильно и быстро это делать. Я умел наматывать портянки, но с тех пор стал делать это еще лучше и быстрее и так, я уверен, научился каждый из нас. Того красноармейца, вернее курсанта, он отправил в санчасть, а командиру отделения дал два наряда за то, что тот не научил своих подчиненных правильно наматывать портянки. Ходил он всегда с флягой, наполненной водой. Мне помнится, как все говорили, что фляжка у него золотая, подарена была ему самим Буденным С.М., так как Будыхин П.К. в свое время служил в 1-й Конной армии.13

Взводом в 35-й отдельной стрелковой бригаде командовал бывший курсант нашего училища, он был раньше нас в училище и был там помощником командира взвода, младший лейтенант Храпов Валентин Андреевич из Воронежской области. В настоящее время его в живых уже нет. Он погиб в годы Великой Отечественной войны в боях за нашу Родину14. Командир батальона, я помню, у нас был капитан, фамилия у него была или Севастьянов, или Самсонов.15

Наступая в направлении города СОЛНЕЧНОГОРСКА, с боями освобождая населенные пункты Московской области, мы видели своими глазами, какие зверства чинил враг на нашей территории. Помню, освободили мы какое-то село, взяли в плен, не успевших убежать трех гитлеровцев, которые думали до ночи просидеть в погребе, а ночью уйти к своим. Когда мы их вывели из погреба, то подбегает к нам растрепанная женщина и с палкой набросилась на одного из них со словами: «На тебе, бандит, изверг!» и стала его избивать палкой, еле отняли. Оказывается, он ее пытал и бил, добиваясь у нее, чтобы она дала ему «курки, яйки», которых у нее не было, поэтому они забрались в погреб в поисках еды и не успели убежать, так как стремительно с другой стороны мы заняли это село.

Вспоминается мне еще такой эпизод на пути наступления к СОЛНЕЧНОГОРСКУ. Я был в боковом дозоре вместе со своим товарищем-курсантом. Направляясь по огородам села, с правой стороны от нашей колонны, на удалении 150-200 метров, мы увидели, что за сараем стоит легковая машина, и в ней сидит немец, который никак не может завести автомашину. Мы с другом бегом к нему, я с одной стороны, он с другой, направив оружие со словами «Хальт!» и «Хенде хох!» (Стой! Руки вверх!), он из пистолета хотел в нас стрелять, но была осечка в его оружии, на наше счастье. Машину и фашиста мы передали нашему командиру. А сами пошли дальше, преследуя отступающего врага.

9 декабря, преодолевая упорное сопротивление противника, наша 35-я отдельная стрелковая бригада подошла вплотную16 к городу СОЛНЕЧНОГОРСКУ и 12 декабря в середине дня мы с боем ворвались в город СОЛНЕЧНОГОРСК17, круша сопротивление фашистов, и освободили этот город. Жители города с радостью нас встречали, обнимали, целовали, а одна тетенька дала нам троим курсантам чугунок с горячей, «в мундире», картошки, которую мы съели в то время с огромным приятным аппетитом и благодарили хорошую добрую тетушку.

Преследуя отступающего врага, мы пытались и старались не давать ему задерживаться на оборудованных оборонительных рубежах. Но они так быстро «смазывали он нас пятки», что не всегда нам приходилось их преследовать вплотную, и, отрываясь от нас, немцы успевали принести много горя жителям сел. А главное, противник успевал сжигать города и села, оставляя наших жителей без крова, забирая у них теплую одежду и не редко можно было видеть, как фашисты были одеты в женские шубы, обувь теплую, головы укутаны женскими юбками. Враг отступал, путь его отступления был отмечен могильными крестами и тысячами брошенных машин. Гитлеровская армия впервые, за Вторую мировую войну, по-настоящему расплачивалась за свои преступления.

Город СОЛНЕЧНОГОРСК мне тогда еще очень понравился. Он красиво расположен на Сенежском озере, на шоссе МОСКВА-ЛЕНИНГРАД, и мы были рады, что этот живописный уголок нашей страны не дали разрушить немецко-фашистским захватчикам, как это они сделали со многими другими городами нашей Родины.

В последующие дни наступление развивалось с неослабевающим успехом, и, 18 декабря 1941 года, наша 35-я отдельная стрелковая бригада завязала бой за станцию ВОЛОКОЛАМСК. Я в это время был связным от командира батальона к командиру роты. Противник ожесточенно сопротивлялся и не раз переходил контратаки.

Штаб нашего батальона находился в одной из деревянных построек и был под постоянным огневым обстрелом врага, этот дом, я помню, был весь изрешечен пулями, крышу снесло снарядом, но командир батальона успешно руководил боем, и мне часто приходилось пробираться под шквальным огнем противника с приказаниями командира батальона к командиру роты. При выполнении одного из этих приказания я чуть ли не попал в лапы к фашистам, налетев на их засаду. Хорошо еще, что это была ночь, и я, отстреливаясь от них, принял левее, где попал в полынью, переходя через реку, замочил ноги, а обувь от сильного мороза сразу замерзла. Мне вынуждены были мои товарищи, уже в роте, разрезать обувь, потому что снять ее было просто невозможно, в тот раз я отморозил пальцы ног. И сейчас они, отмороженные, имеют память о тех грозных днях.

В результате упорных боев, 20 декабря, мы освободили город ВОЛОКОЛАМСК.

На городской площади в городе ВОЛОКОЛАМСКЕ на виселице были повешены восемь комсомольцев, которые выполняли боевое задание в тылу врага, они были из города МОСКВЫ. Фашистские палачи повесили их для устрашения жителей города, а поспешно отступая из ВОЛОКОЛАМСКА, они не успели их снять и скрыть следы своих злодеяний.

Советские воины, увидев виселицу с повешенными комсомольцами, поклялись на митинге покарать фашистских палачей и отомстить за смерть своих товарищей.

Наступая далее, в направлении города ГЖАТСКА под селом БЫКОВО, возле, и в направлении Смоленского шоссе, наша бригада была остановлена превосходящими силами противника и на хорошо укрепленном рубеже, это было где-то в конце января 1942 года. Наша бригада была на то время уже малочисленного состава, курсантов и того меньше. Немногим курсантам было присвоено звание «младший лейтенант» на месте, в боевых порядках бригады, некоторых – направили на учебу в город СОЛНЕЧНОГОРСК, где им также, после учебы, было присвоено звание «младший лейтенант», и многие из них потом командовали подразделениями в нашей бригаде. Затем, в июне 1943 года, бригада была переформирована и стала называться 208-й стрелковой дивизией.

Итак, 10 февраля 1942 года я стал младшим лейтенантом, командиром взвода. Мой друг, Сундов Виктор, так же стал младшим лейтенантом, командиром взвода, а всего с 1-го отдельного стрелкового батальона нашей бригады офицерами стали 7 человек, а человек 10 с батальона были направлены в город СОЛНЕЧНОГОРСК на учебу. Командиром роты стал старший лейтенант Храпов Валентин Андреевич. Командиром батальона был Зиновьев, майор, а потом майор Карнаухов. Командиром бригады в то время был, как помниться, полковник Масленников Н.К.19, вместо подполковника Будыхина П.К., убывшего для дальнейшего прохождения службы в распоряжение отдела кадров штаба 20-й армии, на должность командира 35-й ОСБр был назначен полковник Масленников Николай Кузьмич, очередное звание «генерал-майор» полковник Масленников Н.К. получил 22 сентября 1943 года – примечание администрации сайта училища[/efn_note]

Получив взвод, мне было приказано стоять в боевом охранении, прикрывая основные силы батальона. Так как людей во взводе вначале было всего 11 человек, то и сам я стоял вместе с ними в ночное время на посту, задача у взвода была особенно ответственная и от нее зависела судьба целого батальона.

В обороне мы стояли под ГЖАТСКОМ всю зиму и лето 1942 года. Съели всю конину зимой, которой в лесу было очень много, убитых лошадей, и она на морозе не портилась, и мяса было много.

Было много и малых боевых эпизодов местного значения. Не раз ходили в ночной поиск, в разведку, добывать языка. Выходили ближе к фрицам со снайперской винтовкой, уничтожать их. Делали вылазку на нейтральную полосу, когда был сбит наш советский «ИЛ», чтоб узнать, что с нашим летчиком, может быть нужна ему помощь, но фашисты успели к нему прийти первыми, опередив нас, и сделали засаду. И мы: я, мой помкомвзвода, связной Бадейкин и рядовой Воронин, чуть не попали им в лапы. Опять-таки, отстреливаясь, невредимыми пришли в свое расположение. Таких и подобных мелких эпизодов за время войны было много.

В общем, принимали самые эффективные меры, чтоб наша оборона была активной. Хорошую помощь в борьбе с фашистами нам оказывали партизаны Московской и Смоленской областей. Приходилось много раз провожать через передовую диверсионные группы, которые связывались в тылу у немцев с партизанами и не раз встречали их на передовой. Они очень много нам рассказывали о зверствах фашистов в тылу и об активной борьбе партизан. В Смоленской области возникали целые края партизанской власти и организовывали даже, вернее, восстанавливали колхозы, особенно в районе ВЯЗЬМЫ. Здесь в обороне под ГЖАТСКОМ мне было присвоено следующее воинское звание «лейтенант», потом – «старший лейтенант» и я стал командовать ротой. Храпов Валентин Андреевич, мой командир роты, пошел на повышение, командовать батальоном, после этого я его не видел, так как он был в другой части20. Под ГЖАТСКОМ погиб мой друг, лейтенант Сундов Виктор в должности командира взвода.21 Оставался еще один друг из курсантов Ташкентского пехотного училища, это Сидоренко, он командовал разведывательным взводом и наши пути разошлись с ним так же под городом ГЖАТСКОМ.

Под ГЖАТСКОМ меня взяли из части, также на повышение, командовать 129-й отдельной армейской стрелковой штрафной ротой (ОАСШР).

В августе 1943 года, я, с этой ротой в составе 312-й стрелковой дивизии 5-й армии, успешно преодолевая реку Днепр в его верхнем течении, 1 сентября освобождал ДОРОГОБУЖ. В сентябре 1943 года вышли на берега реки Сожь. Перед нами находился древний русский город СМОЛЕНСК – свидетель славы и героических подвигов русского народа. Шли большие кровопролитные бои и к утру 25 сентября 1943 года город СМОЛЕНСК был полностью освобожден. Нашей 312-й стрелковой дивизии было присвоено Приказом Верховного Главнокомандования наименование – «Смоленская».

Два с лишним года страдал город Смоленск под немецко-фашистским игом.

Командиры отделений: старший сержант Бадайкин, сержант Карасев и сержант Лютиков слушают письмо от шефов – швейной фабрики имени Урицкого (г. Москва). Письмо зачитывает командир стрелкового взвода старший лейтенант Башков Константин Кириллович (в центре). Снимок сделан фотокорреспондентом Ф.Л. Гарус для армейской газеты «За нашу Родину» в 1943 году в боях под г. Смоленском
Командиры отделений: старший сержант Бадайкин, сержант Карасев и сержант Лютиков слушают письмо от шефов – швейной фабрики имени Урицкого (г. Москва). Письмо зачитывает командир стрелкового взвода старший лейтенант Башков Константин Кириллович (в центре). Снимок сделан фотокорреспондентом Ф.Л. Гарус для армейской газеты «За нашу Родину» в 1943 году в боях под г. Смоленском

В начале октября 1943 года вышли на рубеж РУДНЯ, освободили этот город, а дальше вышли к восточным границам Белоруссии, имея задачу освободить город ВИТЕБСК. Здесь, в боях, в районе «Ситнянских озер», я был тяжело ранен и отправлен в госпиталь. Из военного госпиталя прибыл в запасной офицерский полк. Отдел кадров полка в начале 1944 года направил меня на учебу в город ВЫШНИЙ ВОЛОЧЕК на курсы командиров батальонов. В августе 1944 года был выпуск, мне было присвоено звание «капитан» и я был направлен в распоряжение 2-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал армии Еременко, на должность командира батальона.

В боях за город СМОЛЕНСК я был награжден орденом Красной Звезды.

Здесь, в Прибалтике, мы в ожесточенных боях освобождали города и села Латвии в составе 37-й стрелковой дивизии, командиром дивизии был генерал Давыдов. 91-й стрелковый полк, командир полка – полковник Тарабаев. Освобождали города МИТАВА, ВАРАКЛАНИ, ДОБЕЛЕ, РЕЗЕКНЕ, ВИЛПИУС, ЗВЕНИЕКИ и другие. В боях за город ЗВЕНИЕКИ был награжден орденом Отечественной войны II степени. Имею также ряд медалей.

Капитан Башков Константин Кириллович (справа) и старший лейтенант Петрушин. Дата фото – 9 мая 1945 года, Румыния
Капитан Башков Константин Кириллович (справа) и старший лейтенант Петрушин. Дата фото – 9 мая 1945 года, Румыния

Весной 1945 года наша дивизия в составе 22-й армии была переброшена в Румынию, где и находилась до дня Победы над фашистской Германией. Находясь в резерве Верховного Главнокомандования, мы в тоже время охраняли демократический строй Румынской Республики, так как там в это время было много антигосударственных вылазок и вооруженных выступлений со стороны сторонников Антонеску.

В августе 1945 года с лозунгами и транспарантами «Встречай нас, Родина-мать, сынов-победителей!», пришли в город НИКОЛАЕВ. Шли пешим строем через города РЕНИ, БОЛГРАД, ИЗМАИЛ, ОДЕССА и НИКОЛАЕВ. В каждом городе нас радостно и торжественно встречали жители этих городов.

После расформирования 37-й стрелковой дивизии в декабре 1945 года был направлен штабом Одесского военного округа на должность командира отдельной роты 11-го отдельного дисциплинарного батальона. При службе на западе Украины, был ранен в голову украинскими националистами.

В последнее время служил в 86-м Фокшанском ордена Суворова стрелковом полку 180-й стрелковой дивизии в должности командира роты в воинском звании «майор».

В августе 1953 года был уволен из рядов Советской Армии по состоянию здоровья. Был признан инвалидом 2-й группы. После увольнения из армии я прибыл в город НИКОЛАЕВ, по месту жительства жены, так как на мой родине у меня никого из родных уже не осталось. Здесь, в НИКОЛАЕВЕ, мне мои добрые товарищи коммунисты помогли приобрести гражданскую специальность – мастера по ремонту сложной бытовой техники, по которой работаю вот уже больше 20 лет. С работой справляюсь хорошо. За что имею ряд наград, премий, благодарности.

blankПлан первого года 10-й пятилетки выполнил 27 октября 1976 года к 59-й годовщине Великого Октября, самый первый у нас на предприятии – «Комбинате бытового обслуживания населения», о чем был выпущен экстренный листок «Молния».

Выполняю ряд общественных поручений: являюсь Председателем группы народного контроля, вот уже бессменно 15 лет, за хорошую работу в органах народного контроля имею Почетную грамоту от Председателя Комитета народного контроля СССР, а также в этом году меня отметил ценным подарком наш областной комитет народного контроля; являюсь заместителем секретаря партийного бюро, членом месткома профсоюза, членом районного Совета ветеранов войны. Ну, и, конечно, часто выступаю перед молодежью, перед школьниками с беседами на тему военно-патриотического воспитания. Обязанности, которые на меня возложены – большие, но они почетные и я с удовольствием их выполняю, так как знаю на своем жизненном пути, какое большое значение имеет наставничество старших, о чем я написал в начале этого очерка.

Вот и сейчас я выполняю вашу просьбу, ребята, пишу вам и высылаю свой очерк для «Комнаты – музея боевой славы». И для меня очень приятно было вспомнить это, так как я еще раз вспомнил свою прожитую жизнь, свою юность, опаленную огнем большой войны. И я надеюсь, что на одном из ваших «Уроков мужества», может быть, пригодится вам и моя рукопись с моими воспоминаниями о тех грозных днях Великой Отечественной войны.

Башков К.К. 1970-е годы
Башков К.К. 1970-е годы

Мне сейчас 53 года. Имею семью. С женой, Валентиной Никитичной, прожил с 18 февраля 1946 года, вот уже 30 лет. Живем мы с ней дружно и хорошо. У нас имеются дети: сын Вячеслав – моряк, 29 лет, сейчас в плавании, в районе Тихого океана и дочь Катя – 19 лет, студентка второго курса Николаевского государственного педагогического института имени Белинского, музыкального факультета, учится на «отлично». Дети нас очень уважают и любят, всегда нас жалеют и мы их, конечно же, мы их очень любим, тем более, что они этого у нас заслуживают своим трудолюбием и хорошей дисциплиной.

Надеюсь, и вы, дорогие мои ребята, учитесь тоже хорошо и чтобы дисциплина у вас была отличная. Это для вас сейчас главное для начала будущей вашей жизни.

А то, что вы сейчас задумали сделать, т.е. создать самый лучший школьный «Музей боевой славы», говорит о том, что вы любите труд, это видно из ваших мне писем, а это значит, что мы, т.е. вы и мы, ветераны 35-й отдельной стрелковой курсантской бригады сделаем все возможное, чтобы наш с вами музей был лучшим и заслужил соответствующий приз в конкурсе. Со своей стороны для начала в «Комнату – музей боевой славы» я посылаю свой краткий биографический очерк с воспоминаниями своего жизненного пути и своей боевой юности, а также четыре фотографии военных и последних лет моей жизни и иллюстрации.

Успехов вам, дорогие ребята!
С уважением к вам!
Ваш Башков Константин Кириллович.

29.12.1976 г.».

по материалам – http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=41103.msg216344#msg216344

blank

Книга-воспоминания ветерана 35 осбр Башкова Константина Кирилловича – “35-я отдельная стрелковая бригада в боях за Москву”(1981 год)

“К Москве были прикованы взоры и сердца всех, кому дорога была победа над фашистской чумой, растоптавшей независимость большинства народов Западной Европы. В эти дни решалась судьба не только нашего государства, но и всего свободолюбивого человечества. Вся страна встала на защиту нашей столицы. Сюда были переброшены воинские части из Сибири, Дальнего Востока и из Средней Азии. В эти суровые дни прибыли и мы, курсанты Ташкентского пехотного училища им. В. И. Ленина, с гордостью называвшие себя курсанты-ленинцы, в составе 35-ой отдельной стрелковой бригады. В состав бригады входили также коммунисты, комсомольцы, передовая молодёжь Узбекистана, добровольно вступившая в её ряды, чтобы принять активное участие в защите Москвы.” читать книгу полностью… – читать статью на сайте

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. 1976 - примечание администрации сайта училища
  2. 1976 - примечание администрации сайта училища
  3. 1976 - примечание администрации сайта училища
  4. 1976 - примечание администрации сайта училища
  5. 35-я бригада заменила (в основном) на рубеже обороны "Луговая" 64-ю осбр только 5 декабря 1941 года. До этого бригада была соседом-слева (Киово, Депо) 64 осбр, оборонявшей ст.Луговую. И первый бой у ст.Луговая для 35 бригады был - и очень тяжёлый. Но 5 декабря 1941 года, днём - прим.Авт.
  6. Правильно: ...Хлебниково, Ерёмино - прим.Авт.
  7. Правильно: Штаб 35-й бригады до 5 декабря находился в д.Ерёмино, а с 5 декабря 1941 года - в Шолохово - прим.Авт.
  8. В данном предложении, вероятно пропал кусок текста "...двинулись в контрнаступление...". При этом замечу, что 35 осбр начала выдвижение на запад и северо-запад, то-бишь пошла в контрнаступление, утром 8 декабря 1941 года... и не всё так было мощно, смело и гладко  - прим.Авт.
  9. В реальности, это событие произошло утром 8 декабря 1941 года - прим.Авт.
  10. Правильно - с вечера 23 ноября 1941 года - прим.Авт.
  11. Подтверждение тому, что данный военнослужащий, с именно такими ФИО, погиб в ноябре-декабре 1941 года на территории Московской области - в настоящее время НЕ НАЙДЕНО!!! - примечание администрации сайта училища
  12. Подполковник Будыхин П.К. должность заместителя начальника училища в то время не занимал. С 11 декабря 19З9 года – командир батальона курсантов, а с декабря 1940 по октябрь 1941 года – руководитель (по другим данным - старший преподаватель) цикла тактики в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина - примечание администрации сайта училища)
  13. Ранее неизвестный факт о Будыхине П.К. - требует проверки - прим.Авт.
  14. Гвардии капитан Храпов В.А. погиб в бою 15 сентября 1943 года на территории Смоленской области – примечание администрации сайта училища
  15. Информация в отношении точной фамилии командира 1-го отдельного стрелкового батальона уточняется – примечание администрации сайта училища
  16. Согласно документам военного времени, 9 декабря 1941 года на 21:00 35-я стрелковая и 31-я танковая бригады заняли Поповку, Рождествено - прим.Авт.
  17. Во взаимодействии с 31 тбр и 55 осбр - прим.Авт.
  18. 12 января 1941 года18С 30 марта 1942 года [источник] - прим.Авт.
  19. В июне 1943 года при переформировании 35-й отдельной стрелковой бригады в 208-ю стрелковую дивизию старший лейтенант (капитан) Храпов В.А. был переведен для дальнейшего прохождения службы в другую воинскую часть. На август-сентябрь 1943 года гвардии капитан Храпов В.А. находился в должности заместителя командира стрелкового батальона 251-го гвардейского стрелкового полка 85-й гвардейской стрелковой дивизии (10-я гвардейская армия, Западный фронт) - прим. Мурылева Андрея Анатольевича
  20. Подтверждение тому, что данный военнослужащий, с именно такими ФИО, погиб в годы ВОВ под г. Гжатском (Гагариным) - в настоящее время НЕ НАЙДЕНО!!! - примечание администрации сайта училища

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.