Меню Закрыть

ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ

События 05 декабря 1941-го года

blankВ ночь на 5 декабря начальник разведки артдивизиона 2-й Московской стрелковой дивизии лейтенант А.Гордиенко и рядовой Кравец провели на танке необычную разведку, исколесив деревню Горки Киовские. Полученные при этом разведданные дали возможность на следующий день во время артподготовки подавить почти все огневые точки противника в этой деревне.

Из архивной справки Министерства обороны СССР:

– Потери к утру: 405 убито, 605 ранено. 1104 стрелковый полк ведёт бой на северной окраине Катюшек. 1106 стрелковый полк ведёт бой в центре Горок. 1108 стрелковый полк ведёт бой около Пучков. [все указанные полки из состава 331 сд – прим. Авт.]. Враг везде оказывал отчаянное сопротивление. В труднейших условиях воины 28-й бригады вели бои на южной окраине Красной Поляны. Части 35-й бригады освобождали от гитлеровцев посёлок Института кормов. (бои в Институте кормов продолжались 6, 7 и ночью-утром 8 декабря 1941 – прим. Авт.)

blankИз воспоминаний М.Комиссаровой:

– Утром 5 декабря пришли два немца и велели уходить из дома, так как в нём должны были поселиться их солдаты.

Семья дяди Коли и дед с бабушкой остались, а мы пошли на Пучки, к родственникам.

День был очень холодный, около 40 градусов мороза [информация о температуре 5.12.41 – прим. Авт.], дул сильный северный ветер. Когда мы проходили мимо фабрики, увидели часового у проходной. Ноги немца были обмотаны тряпками, а голова – шалью. Он стоял и топал ногами. А площадь перед фабрикой, где сейчас находится сквер и стоит памятник погибшим краснополянцам, была вся уставлена берёзовыми крестами. Когда мы перешли речку, на берегу которой стояла почта и магазин, увидели нашего мёртвого солдата, без валенок. Рядом стоял немец. Увидев нас, он вонзил штык в труп. Видимо, хотел показать: «Вот, мол, как мы с вами расправимся».

Дом наших родственников находился на берегу реки, а за ней сразу – лес. Поэтому в трёх последних домах немцы не жили – боялись.

Вечером 5 декабря начался обстрел. Некоторые ушли в окоп, который был один на двоих с соседями Мартыновыми. Во время обстрела у соседки начались роды. Принимала их Мария Зайцева (Цветкова), учившаяся в мединституте. Родился мальчик – назвали Виктором.

blankИз воспоминаний С.Татарникова:

– В декабре наша отдельная сапёрная рота 28-й стрелковой бригады оказалась в районе Красной Поляны. Когда мы приехали, стояло какое-то затишье, видимо, обе стороны готовились к решающей схватке.

Первое боевое крещение – дежурство в скрытых наблюдательных пунктах, где были установлены подрывные машинки дистанционные ПМД-2. С помощью их мы должны были подорвать сплошные минные поля в случае появления немецких танков.

Всю ночь с 5 на 6 декабря мы, не смыкая глаз, смотрели в амбразуры, ожидая танки.

Но вместо этого утром раздался сплошной гром, по небу в сторону немецких позиций полетели огненные стрелы. Как позже мы узнали, это были залпы из знаменитых «катюш»-миномётов. На всём Западном фронте началось контрнаступление.

Нам пришлось разыскивать наши же противотанковые мины. Их было очень много, а миноискателей – всего 1-2 на роту.

Поэтому приходилось в глубоком снегу отыскивать мины щупами (деревянными палками с металлическими наконечниками), шомполами от винтовок. Мы тыкали в снег. Если звякнет, разгребали его и извлечённую мину относили в сторону. Не обошлось и без первых жертв. Вскоре поступили миноискатели, появилась уверенность в своих действиях.

blankblankИз воспоминаний Гудериана:

– “5 декабря я уже был у генерала Лемельзена (командир 4-й немецкой танковой дивизии – [вопрос о недостоверности: информация о 4-й тд вермахта – воевала на юге… + информация о Лемельзене – прим. Авт.])… В этот день я получил довольно внушительное представление об активности русской авиации… Затем авиация противника бомбила штаб корпуса… Затем я направился к дороге, по которой двигалась 3-я танковая дивизия. Здесь мы также подверглись неоднократной бомбежке со стороны русских”.

Из дневника генерал-полковника Ф.Гальдера:

– “Главнокомандующий сухопутными войсками вермахта Германии генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич сообщил о своем решении уйти в отставку” .

blankИз воспоминаний начальника Политотдела 1-й ударной армией Ф. Я. Лисицына:

“К концу дня 5 декабря в результате стремительного удара мы нанесли противнику большие потери и помогли группе генерала Захарова соединиться с частями армии”.

blank

Из воспоминаний А. Артёмова, бывшего участника партизанского отряда, председателя плановой комиссии райсовета: [источник]

– Вот один из эпизодов партизанской работы. Это было в ночь на 5 декабря. Группа партизан получила задание – установить расположение огневых средств противника. Партизаны двинулись через Сухарево, потом лесом, под минометным обстрелом подошли к старой усадьбе Озерецкого совхоза и к дому, что стоял у шлагбаума (Рогачевское шоссе). В этом районе были расположены огневые позиции минометной и артиллерийской батарей. Об этом партизаны донесли в штаб воинской части. Вражеские огневые позиции были сметены огнем советской артиллерии…

blank

Из воспоминаний Виктора Ивановича Телятникова:

 «Я родился и всю жизнь прожил в Красной Поляне. В 1941 мне было 14 лет. В 1943г. я был призван отсюда в Красную Армию. До конца войны служил разведчиком…

 …Не было организованной обороны Москвы в наших местах. Через наши места отходили на Москву небольшие отряды красноармейцев. Слышалась стрельба в разных местах. Проходящие через деревню солдаты, говорили: «Немцы идут». Следом в Красную Поляну пришли немцы. Пробыли они в деревне недолго.

Через неделю началось наступление Красной Армии. Наши наступали по этому полю. Немцы поставили свои пулемёты на окраине посёлка, там, где заканчивается Пучковское поле. Чтобы ворваться в деревню, нужно было пробежать под огнём немцев через всё это поле. Цепи солдат бежали по полю с криками «Ура!» и падали, сражённые огнём пулемётов. Никто не выносил раненых с поля боя. Погода была морозная и раненые солдаты замерзали в поле. Некоторые солдаты добегали по полю совсем близко к деревне, но ни одна атака так и не достигла деревни. Атаки продолжались 2 или 3 дня. С этой стороны в Красную Поляну не вошёл никто.

blankВ то же время шло наступление наших со стороны Рогачёвского шоссе, во фланг и обход обороны немцев в Красной Поляне. Как только обозначилась угроза окружения немецкого гарнизона в деревне, они покидали свои пулемёты в машины и уехали на другие позиции.

Поле боя было черным от тел убитых солдат. Жители деревни были организованы для захоронения убитых. Определили несколько ям, куда сносили их тела. Мы, ребята, собирали у убитых «медальоны смерти» и целыми касками приносили их в указанные места. Всего на этом поле погибло около 800 человек…».

Записано со слов жителя деревни Красная Поляна Телятникова Виктора Ивановича 9 мая 1980 года Алексеем Пироговым.

ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ на Google maps

blank
Хроника войны
blank
Воспоминания
blank
Последний рубеж
blank
Документы войны
blank
Карты военных лет

далее...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.