Меню Закрыть

ХРОНИКА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

Предлагаемая хроника поможет сориентироваться в массиве военных действий, происходивших на северном крыле Западного фронта в ноябре – декабре 1941-го и в январе 1942 года. Данные о погоде взяты по материалам наблюдения метеостанции Центрального аэродрома им. М.В. Фрунзе (Ходынское поле, Москва). Время везде московское.

  1 января 1942 г. (194-й день войны)

Минимальная ночная температура воздуха: -30,0°С, температура в середине дня: -25,4°С, максимальная: -19,7°С.

Опыт настоящего и будущих наступлений показывал, что необходимо применять практику сужения фронта прорыва по сравнению с базовыми цифрами, которым учили ранее командующих 16-й и 20-й армий в училищах. На это неоднократно указывал Рокоссовскому и Власову командующий ЗФ Г.К. Жуков.
Забегая вперёд, лишь один факт: на реке Лама после концентрации артиллерии и танков ширина прорыва составляла всего 8 км из 20-километровой полосы 20-й армии…

 
 1 января освобождёны: Старица, и др.

Распоряжением штаба Калининского фронта 39-я армия нацеливалась на обход Ржева с северо-запада, а 29-я армия — с северо-востока. Подвижные соединения 30-й армии (18, 24, 82-я кавалерийские и 107-я мотострелковая дивизии, сведенные в группу полковника Н.В. Горина) передавались в состав 31-й армии для содействия войскам, наступавшим на район Ржева. – ЦАМО. Ф. 213, оп. 2002, д. 105, л. 24, 26–27; д. 336, л. 97, 99. 

* * *
В результате упорных боёв войска Калининского фронта прорвали вражескую оборону, 1 января овладели важным опорным пунктом противника на Волге — городом Старицей и вышли на подступы к городам Ржеву и Зубцову. Командование 9-й немецкой армии стремилось любой ценой удержать плацдармы на левом берегу Волги севернее Ржева и Зубцова. С этой целью оно срочно стало пополнять ржевскую группировку. Города Зубцов и Ржев были превращены в мощные узлы сопротивления на южном берегу Волги. Командующий Калининским фронтом, руководствуясь поставленными ему Ставкой задачами и учитывая обстановку, перегруппировал войска и сосредоточил основные силы для удара на Ржев с севера и северо-запада. В короткий срок были подтянуты тылы и пополнены запасы боеприпасов.

«Продвижение войск 13-й армии во второй половине декабря было незначительным. Её наступательные возможности уже иссякли. В пяти дивизиях армии на 1 января насчитывалось 11 833 человека; армия имела всего 82 орудия и миномёта. Не выполнила своих задач и оперативная группа фронта. К началу января войска Брянского фронта вышли на линию Белев — Мценск — Верховье. Здесь контрнаступление фронта закончилось. Несмотря на относительно небольшое продвижение на орловском направлении, войска Брянского фронта нанесли противнику на этом участке серьёзное поражение.» История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Том второй. Воениздат. МО СССР М. 1961

* * *
Соотношение сил и средств противоборствующих сторон к началу января: Калининский, Западный и Брянский фронты имели 1245 тысяч человек, около 8,7 тысячи орудий и минометов, 571 танк. Группа армий «Центр» насчитывала 1569 тысяч человек, около 13 тысяч орудий и минометов, 1100 танков. [необходимо проверять – лишь для информации – прим. Авт.] Самсонов A.M. Москва, 1941 год: от трагедии поражений — к Великой победе. С. 194.

* * *
«… соотношение сил сторон в полосе двух наших фронтов по суммарным подсчетам. Юго-Западный и Южный фронты на 1 января 1942 года насчитывали 868,4 тысячи человек, 3430 орудий и минометов, 187 танков (в том числе 53 тяжелых и средних). Им противостояла группа армий „Юг“, имевшая в своем составе 1169 тысяч человек, свыше 9 тысяч орудий в минометов, 240 танков. Следовательно, противник превосходил советские войска в живой силе, танках и артиллерии». – Баграмян Иван Христофорович (начальник штаба Юго-Западного направления). Так шли мы к победе. — М.: Воениздат, 1977.

* * *
«С утра 1 января перешли в наступление войска 40-й и 21-й армий Юго-Западного фронта. Они наносили удары на Курском и Обоянском направлениях. Завязались ожесточённые бои. Особенно упорными они были на рубеже Сейма. За десять дней войска 40-й армии продвинулись на левом фланге на 40—45 километров. На правом фланге и в центре они продвижения не имели и вынуждены были прекратить наступление.» Костенко Фёдор Яковлевич, История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Том второй. Воениздат. МО СССР М. 1961


   «3-я и 4-я танковые группы отражают наступление русских войск. Фронт 9-й армии прорван по обе стороны разрушенной Старицы. Сейчас 9-я армия ведёт бои с целью ликвидации этого прорыва.»

«Генерал Мюллер докладывает о своей поездке во 2-ю танковую и 2-ю армии. Обстановка очень напряженная, но не безнадежная. В тылу необходимо усилить контроль. Войска в хорошем состоянии. Никаких признаков разложения не наблюдается. Группе работников ставки вручаются кресты «За военные заслуги» I степени.»

«Южный фланг группы армий «Центр» снова потеснён наступающими войсками противника. Брешь на Оке начинает локализовываться. 4-я армия на различных участках подвергается сильному натиску противника.» – Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг. – М.: Воениздат, 1968-1971

Части 20-й Армии продолжали наступление своим правым флангом, ведя напряженный бой на всех фронтах.

Группа РЕМИЗОВА и главные силы 352 сд (1158 сп и 1160 сп) вели ожесточенный бой с контратакующими группами (противника). Противник упорно отстаивая свою оборонительную полосу своими контратаками из района ЗУБОВО, АКСЕНОВО трижды контратаковал в направлении ТИМОНИНО, но эти контратаки разбились о стойкость наших бойцов.

В основном бои проходили за СИДЕЛЬНИЦЫ, ТИМОНИНО и ХВОРОСТИНИНО. около 09:00 МСПБ 1 гв. тбр с двумя танками ворвались в СИДЕЛЬНИЦЫ, но огнем пулеметов и минометов снова были выбиты из СИДЕЛЬНИЦЫ.

331 сд, ведя упорные бои за ХВОРОСТИНИНО, сковывая противника перед фронтом, обходила деревню с севера и юга. Обойдя ХВОРОСТИНИНО, ночью 1104 сп дважды атаковал БИРКИНО, но атака успеха не имела. Противник оказывал упорное огневое сопротивление.

В течение дня противник пытался на участке 35 сбр контратакой выбить наши части с западной окраины станции ВОЛОКОЛАМСК, но эти атаки подразделениями 35 сбр были отбиты. Противник, понеся большие потери, откатился в свое исходное положение. источник

Положение частей 20-й армии.

Положение: декабрь 1941 – январь 1942 г.

среднее качество

максимальное качество 

Положение на 11-14 января 1942 г.

среднее качество

  2 января 1942 г. (195-й день войны)

Минимальная ночная температура воздуха: -31,3°С, температура в середине дня: -29,0°С, максимальная: -26,4°С.

 
02 января освобождёны: Малоярославец, и др.

Командующий войсками Северо-Западного фронта генерал-лейтенант П.А. Курочкин на основании указаний Ставки ВГК от 18, 19 и 25 декабря 1941 г. направил армиям фронта директиву о подготовке наступательных операций на старорусском и торопецком направлениях. При этом 3-я и 4-я ударные армии получили задачу разгромить противника в районе озер Селигер и Волго, обойти его ржевско-вяземскую группировку с запада, отрезать пути отхода и «во взаимодействии с войсками Калининского фронта» уничтожить ее. Готовность войск к наступлению 5.1.42 г. День и час наступления — особым распоряжением. ЦАМО. Ф. 148а, оп. 3763, д. 108, л. 6–7; д. 96, л. 122–123; ф. 48а, оп. 3408, д. 5, л. 195; ф. 221, оп. 1351, д. 351, л. 1–3.

* * *
Войска Западного фронта за два дня боев освободили 27 населенных пунктов. 33-я армия сосредоточивала главные усилия на овладении Боровском. Части ее 201-й стрелковой дивизии наступали на город с севера, 113-я и 93-я дивизии вели ожесточенный бой в центре Боровска. 10-я армия, окружив Сухиничи частями 239-й и 324-й дивизий, вела бой на подступах к городу. ВВС фронта в течение дня уничтожали скопления войск противника, произведя 106 самолето-вылетов. ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 1427, л. 17–19, 22.

* * *
Войска 43-й армии частями 53-й и 17-й стрелковых дивизий (командиры полковник А.Ф. Наумов, генерал-майор Д.М. Селезнев) при содействии 26-й танковой бригады (командир полковник Д.М. Бурдов) в 14:00 освободили г. Малоярославец. Освобождение городов: Справочник. С. 150.

* * *
Части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора П.А. Белова при содействии 322-й стрелковой дивизии (командир полковник П.И. Филимонов) 10-й армии с боем овладели городом Одоев (60 км юго-западнее Тулы). ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 159, л. 159, 325.


   «В то же время на фронте 4-й и 9-й армий возник тяжёлый кризис. Прорыв противника севернее Малоярославца превратился в оперативный, и в настоящий момент трудно даже сказать, каким образом можно восстановить положение. Фронт 9-й армии прорван войсками, наступающими от Старицы. Управление войсками здесь, по всей вероятности, полностью нарушилось, причём губительную роль сыграли расчёты на тыловую позицию „Кёнигсберг-штеллунг“, которой в действительности не существует. Войска пришлось отвести на новую позицию, которая сейчас, по-видимому, тоже прорвана.»

«Весь день ожесточённые бои. В Крыму наступление противника приостановлено активными действиями нашей авиации.»

«В Харькове подготовлено восстание. 57-ю пехотную дивизию не выводить.» Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971


«Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46-ю пехотную дивизию от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадёжная не только для этого вновь возникшего участка… Решалась бы судьба всей 11-й армии. Более решительный противник мог бы стремительным прорывом на Джанкой парализовать все снабжение армии… Но противник не сумел использовать благоприятный момент. Либо командование противника не поняло своих преимуществ в этой обстановке, либо оно не решилось немедленно их использовать“ …Это позволило немцам создать из измотанной 46-й дивизии, одного свежего пехотного полка и румынских частей непрочный фронт прикрытия протяжённостью в 32 км на рубеже отроги Яйлы — побережье Сиваша западнее Ак-Монай… Ставка указала генералу Козлову на необходимость скорейшего выхода к Перекопу, а также нанесения ударов в тыл севастопольской группировке противника. Но командующий фронтом под предлогом неготовности войск оттягивал переход к наступательным действиям. Его сомнения можно понять: в ходе десантной операции было потеряно более половины участвовавших в ней войск — 41935 человек, из них около 32 тыс. убитыми, замерзшими и пропавшими без вести, 35 танков, 133 орудия и миномёта. В донесении от 2 января Козлов сообщал, что наступление может быть назначено не ранее чем на 12 января. Затем срок наступления перенесли на 16-е число, однако оно так и не состоялось, хотя в распоряжении Козлова к этому времени имелась 181 тыс. бойцов и офицеров. Даже имея тройное превосходство в силах, советские генералы не решились на глубокую операцию и хотели накопить побольше сил.». Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2т. – М.: Олма-Пресс, 2002.

2-го числа бой протекал главным образом за ТИМОНИНО, БИРКИНО, ХВОРОСТИНИНО.

МСПБ (1 гв. тбр) и 17 сбр прочно удерживали МИХАЙЛОВКА.

Группа РЕМИЗОВА с 352 сд вели огневой бой с противником на достигнутых рубежах, готовясь к наступлению на ЗАХАРЬИНО, ТИМОНИНО.

331 сд к 12:00, очистив полностью от противника ХВОРОСТИНИНО, в 14:00 во взаимодействии с группой КАТУКОВА начала атаку БИРКИНО, атака противником была отбита.

В 22:00 эта атака вновь была повторена и снова огнем пулеметов и минометов атака (противником) была отбита. Дивизия возвратилась в исходное положение.

601 авиаполк (бомбардировочный) бомбил противника в районе ИЛЬИНСКОЕ, БОЛ. ГОЛОПЕРОВО, КУРЬЯНОВО, ЗУБОВО.

.источник 

  3 января 1942 г. (196-й день войны)

Минимальная ночная температура воздуха: -36,6°С, температура в середине дня: -31,4°С, максимальная: -26,2°С. С 01:00 по 09:00 туман.

  03 января освобождёны: и др.

На Калининском фронте 22-я армия своими левофланговыми частями за три дня боев продвинулась на 35 км, вышла на левый берег Волги в полосе Суходол, Хомутово (30–35 км северо-западнее Ржева) и вела огневой бой с противником, занимавшим правый берег. ЦАМО. Ф. 213, оп, 2002, д. 336, л. 7.

* * *
В течение дня войска Западного фронта вели наступательные бои с противником, оказывавшим упорное сопротивление огнем и частными контратаками на отдельных направлениях. 33-я армия левым флангом окружила Боровск и вела бой с блокированным в городе противником. Части 93-й и 201-й стрелковых дивизий овладели пунктами Совьяки, Красное (3 км и 700 м севернее Боровска), а 17-я и 415-я стрелковые дивизии 43-й армии вышли на пути противника южнее города. ВВС фронта в течение дня в сложных метеоусловиях бомбардировали войска противника в районах Шаховской, Медыни, Юхнова и прикрывали группу Белова, совершив 84 самолето-вылета. ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 1427, л. 24–29.

* * *
Части 6-го истребительного авиакорпуса ПВО прикрывали с воздуха войска Калининского и Западного фронтов, развернувшие наступательные бои, а также обеспечивали перевозки на участках Калуга, Тихонова Пустынь, Арсеньево, Белев. В течение дня произведено 39 самолето-вылетов. Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941–1945: Краткая хроника. С. 92.

* * *
ГКО принял постановление о восстановлении железных дорог на территории, освобожденной от противника, что явилось важнейшей оборонной задачей Москва и Московская область в Великой Отечественной войне 1941–1945: Краткая хроника. С. 123

* * *
“Общий характер действий противника в этот период определялся приказом Гитлера от 3 января 1942 года, в котором, в частности, говорилось: «…Цепляться за каждый населенный пункт, не отступать ни на шаг, обороняться до последнего солдата, до последней гранаты,— вот чего требует текущий момент. Каждый занимаемый нами пункт должен быть превращен в опорный пункт, сдачу его не допускать ни при каких обстоятельствах, даже если он обойден противником. Если все же, по приказу вышестоящего начальства, данный пункт должен быть нами оставлен, необходимо все сжигать дотла, печи взрывать…» «Господа командиры! — писал в приказе командир 23-й немецкой пехотной дивизии. — Общая обстановка военных действий властно требует остановить быстрое отступление наших частей на рубеже реки Ламы и занять дивизией упорную оборону. Позиция на реке Ламе должна защищаться до последнего человека. Вопрос поставлен о нашей жизни и смерти…» На что рассчитывало гитлеровское командование, требуя от своих войск решительной остановки на рубеже Ламы? Оно исходило из того, что там находились построенные советскими войсками ещё в октябре-ноябре оборонительные позиции, на которых можно было временно закрепиться. Эти позиции располагались по обоим берегам реки Ламы с севера на юг и далее соединялись с позициями на реках Рузе и Наре.” – Жуков Г К. Воспоминания и размышления. В 2 т. – М.: Олма-Пресс, 2002. [Московская битва в хронике фактов и событий]


   «На фронте группы армий „Север“ боевые действия в связи с понижением температуры до -42°C прекратились…».

«В связи с очень глубоким прорывом противника между Малоярославцем и Боровском обстановка на фронте группы армий „Центр“ чрезвычайно осложнилась. Кюблер и фон Клюге очень обеспокоены. Последний требует отвода войск на соседнем северном участке. В ставке фюрера снова разыгралась драматическая сцена. Он высказал сомнение в мужестве и решительности генералов. В действительности же все дело в том, что войска просто-напросто не могут больше выдерживать морозы, превышающие 30°C.» Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971

Войска 20-й армии вели ожесточенные бои с противником на всех фронтах и особенно упорные на правом фланге за ТИМОНИНО и БИРКИНО. Противник, стремясь не допустить развития нашего прорыва на правом фланге армии, свежими силами, подброшенными из СПАСС-ПОМАЗКИНО и ЗУБОВО, сильным пулеметным и минометным огнем сдерживает наше наступление. для срыва нашего наступления противник применял самолеты группами по 6 самолетов, которые бомбили и обстреливали войска в ТИМКОВО, ИВАНОВСКОЕ и боевые порядки частей, наступающих на БИРКИНО. Пулеметным огнем обстреливался ВОЛОКОЛАМСК и ВОЗМИЩЕ.

352 сд (1158 сп и 1160 сп) неоднократно в течение ночи на 03.01. пыталась атакой овладеть ТИМОНИНО, но под воздействием сильного пулеметного и минометного огня овладеть ТИМОНИНО не удалось. В 14:00 части (дивизии) вновь перешли в атаку и снова противником были отброшены. Полки, понеся большие потери отошли на западную опушку леса восточнее ТИМОНИНО, где и закрепились.

Дивизия за 8 дней боев, (к исходу 8-х суток) в своем составе имела:

  • 1158 сп – среднего начсостава – 12, младшего начсостава – 12, рядового – 103.
  • 1160 сп (без одного батальона) – среднего начсостава – 12, младшего начсостава – 11, рядового состава – 102.
  • 1162 сп – среднего начсостава – 5, младшего начсостава и рядового состава – 80 чел.

Таким образом, из анализа данных цифр видно, что за 8 дней дивизия по существу вышла из строя, не имея возможности самостоятельно вести операцию.” [не подумайте, что это фраза выдумка Автора – это цитата из Журнала боевых действий 20-й армии за 3 января 1942 года]

331 сд во взаимодействии с группой КАТУКОВА основной своей частью сил вела наступление на БИРКИНО, прикрывая свой левый фланг одним батальоном 1106 сп с направления ЛУДИНА ГОРА, имея задачу с 17:00 во взаимодействии с 1162 сп 352 сд вновь атаковать БИРКИНО.

35 сбр и 28 сбр вели бой на прежних рубежах.

Группа РЕМИЗОВА, 17 сбр и МСПБ (1 гв. тбр) группы КАТУКОВА продолжали оборонять МИХАЙЛОВКА.

44 кд 01.01. вышла из подчинения РЕМИЗОВА и поступила в распоряжение 1-й Ударной армии. источник 

“Вообще в те предновогодние и новогодние дни, после успехов под Ленинградом, под Ростовом и под Москвой, впервые довольно щедро давались награды. Если говорить про особо отличившийся Западный фронт, с которым я был тогда непосредственно связан, то там ордена получили все командармы, начиная от Кузнецова, от Власова и до южного крыла — до Болдина и Голикова (Белов был в том же списке, хотя официально командовал лишь кавкорпусом). Практически все командиры частей, соединений и объединений были повышены в звании (Лелюшенко, Власов, Рокоссовский, Белов и некоторые другие товарищи из генерал-майоров стали генерал-лейтенантами). Справедливо и закономерно. Однако в списках поощренных, кои были обнародованы 3 января 1942 года, не оказалось самых главных фигур: не упоминались Сталин, Жуков и, если не изменяет память, не упоминался Шапошников. Ну а меня-то вообще никогда ни в какие официальные списки не заносили.
Между тем, и я это категорически утверждаю, Жуков был в числе представленных к награде и к повышению в звании. У меня сомнений не было в том, что он должен стать маршалом. Представлял его Генштаб. А вычеркнул из списков Сталин — и на повышение, и на награду. Как, кстати, вычеркнул и самого себя. Но почему? Я мысли не допускал о мести со стороны Иосифа Виссарионовича за то, что Жуков в какие-то дни и недели подмосковной битвы превосходил, подавлял Сталина, был непочтителен, груб с ним. Нет, Иосиф Виссарионович не забывал обид, но до мелких пакостей не опускался. Да и нужен был ему Жуков, как и всем нам. На мой вопрос о справедливости Сталин, ответил если и не коротко, то уж во всяком случае вразумительно:
— Отмечены люди, которые непосредственно сражались за Москву или, скажем, за Ростов… которые руководили боями, участвовали в боях. А товарищ Сталин и также товарищ Жуков не только руководят сражением за столицу, не только отвечают за это направление, но возглавляют и ведут всю большую войну. Вот если мы будем выигрывать, если мы выиграем эту войну, тогда народ и партия воздадут нам по заслугам. А пока рано хвалить нас.
Нас? Он подразумевал, думаю, и Шапошникова, и Василевского, и меня, грешного. Однако Сталин не был бы Сталиным, тем внимательнейше-скрупулезным руководителем, который не оставляет без наказания даже проступки, не говоря о преступлениях, но, с другой стороны, обязательно поощряет отличившихся. Генералу армии Жукову, несомненному герою Московской битвы, без лишних слов было предложено выбрать для себя любую дачу в лучших местах ближнего Подмосковья. В пожизненное пользование. Независимо от любых обстоятельств. Дар правительства от имени народа. Жуков и выбрал тогда упоминавшуюся уже Сосновку, полюбившуюся ему, где и провел опальные, но по-своему счастливые последние годы, согретые семейным теплом, любовью к дочери Машеньке, очень похожей на отца. Там бы музей создать Жуковский, но нет: едва Георгий Константинович ушел от нас в мир иной, новоявленные дельцы сразу захапали прибежище замечательного полководца!…

…— Раз уж о наградах и поощрениях… У нас теперь в войсках очень много людей старших возрастов, сражавшихся с германцами еще в ту войну. Есть даже такие, которые в русско-японской участвовали. Это опытные, умные бойцы, а стоят они в одном ряду с зеленой молодежью, стрельбы не слыхавшей. Никакого отличия. Многие награждены Георгиевскими крестами, а ведь эта награда давалась только нижним чинам, и только за подвиг, за личное мужество. Обидно ветеранам, что забыли об этом, что ими помыкают неоперившиеся мальчишки. Почему бы не дать разрешение носить Георгиевские кресты наравне с советскими наградами? Это повысит авторитет ветеранов, они станут заметнее, к ним будут прислушиваться, перенимать опыт.
— Пожалуй-пожалуй, — задумчиво произнес Иосиф Виссарионович. — Еще одна укрепляющая цепочка.
— В самом начале войны, — продолжал я, — в кавкорпус генерала Белова влился добровольческий кавалерийский полк, созданный в Николаеве из тех, кто раньше воевал с германцами, с четырнадцатого года по восемнадцатый. Две тысячи сабель. Их, этих ветеранов, распределили по эскадронам. На шесть-семь молодых и неопытных пришелся один видавший виды кавалерист. В каждом отделении один-два ветерана. Это же цемент! Правая рука командира. При надобности и командира заменят. Прошлые награды сразу выделили бы их.
— Пожалуй, — повторил Сталин. — У нас товарищ Буденный полный георгиевский кавалер?
— Да, один из немногих. Два серебряных, два золотых креста. Полный бант.
— Интересно, будет ли Семен Михайлович носить эти награды? — тихо засмеялся Иосиф Виссарионович, вероятно представив себе кресты на широкой груди Буденного рядом с теперешними орденами.
— А почему бы и нет?
— Согласитесь, Николай Алексеевич, несколько странно: Буденный командует парадом на Красной площади, а у него царские кресты блестят…
— Почему царские? Русские награды, заслуженные в борьбе с супостатами, с врагами Отечества.
— Меня вы убедили, я ценю традиции русской армии. Польза будет. Но как отнесутся к этому наши военные? Тот же товарищ Ворошилов… Я постараюсь повлиять на них…” читать полностью

  4 января 1942 г. (197-й день войны)

Минимальная ночная температура воздуха: -28,7°С, температура в середине дня: -23,4°С, максимальная: -18,8°С.

  04 января освобождёны: Боровск, Ананьино, и др.

Войска Калининского фронта правым крылом и центром продолжали преследование отходившего противника, преодолевая упорное сопротивление его арьергардных частей, оборонявших населенные пункты, узлы дорог и промежуточные рубежи. 39-я армия достигла рубежа Борисово, Кокошилово (30 км северо-западнее и 18 км севернее Ржева). Командующий фронтом приказал соединениям армии ускорить темп наступления, особенно ночью, овладеть Ржевом и районом Ржева. ЦАМО. Ф. 213, оп. 2002, д. 336, л. 110–112.

* * *
Войска Западного фронта к исходу дня освободили 51 населенный пункт, захватив у противника 113 орудий и минометов, 6 танков, 60 пулеметов, 1207 автомашин и другую технику. 33-я армия силами 201-й и 113-й стрелковых дивизий полковников Г.Г. Паэгле и К.И. Миронова при поддержке 93-й стрелковой дивизии генерал-майора К.М. Эрастова после трехдневных ожесточенных уличных боев в 6 часов утра освободила г. Боровск. Группа Белова, испытывая недостаток боеприпасов, была остановлена упорным сопротивлением и контратаками противника. ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 1427, л. 31–32, 35.

* * *
Командующий Брянским фронтом генерал-полковник Я.Т. Черевиченко приказал командующему 61-й армией к утру 7 января перегруппировать свои основные силы на правый фланг, в район Белева, и оттуда нанести главный удар в направлении на Волхов. ЦАМО. Ф. 202, оп. 9, д. 26, л. 19–24.

* * *
Дальнебомбардировочная авиация наносила удары по железнодорожным станциям Вязьма, Воскресенская, Киров, Нелидово, Оленино, Издешково. Произведено 1162 самолето-вылета. Уничтожено и повреждено: 13 танков, 4 бронемашины, 808 автомашин, 7 цистерн, 348 повозок, 6 орудий, 43 вагона. Разгромлено до трех полков пехоты противника. В воздушных боях сбито 24 вражеских самолета. Наши потери: один самолет, не вернулись на свои аэродромы 14 самолетов.Битва под Москвой: Хроника, факты, люди: в 2 кн. Кн. 2. С. 276.


   «День, который не принёс значительных изменений. Обстановка в Крыму и на фронте 9-й армии обостряется.». Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971

* * *
«В первые дни января 1942 г. для войск противника, высадившихся у Феодосии и подходивших со стороны Керчи, фактически был открыт путь к жизненной артерии 11 армии, железной дороге Джанкой — Симферополь. Слабый фронт охранения, который нам удалось создать, не мог бы устоять под натиском крупных сил. 4 января стало известно, что у противника в районе Феодосии уже было 6 дивизий. До тех пор, пока не прибудут дивизии, подтягиваемые из-под Севастополя, судьба 11 армии действительно висела на волоске. Однако противник пытался помешать снятию войск с Севастопольского фронта перейдя теперь со своей стороны в наступление на наши новые и недостаточно укреплённые позиции» – Манштейн Э. Утерянные победы. – М.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999

20-я армия, удерживая достигнутые рубежи на своем правом и левом фланге, ведет наступательный бой с противником в центре в районе АНАЬИНО, АКСЕНОВО, ПОСАДНИКИ. К 14:00 овладела АНАНЬИНО. Противник огнем пулеметов и минометов из района АКСЕНОВО, ПОСАДИНКИ стремится задержать наступательные действия наших частей.

Группа генерал-майора РЕМИЗОВА, 17 сбр с МСПБ (1 гв. тбр) группы КАТУКОВА обороняет МИХАЙЛОВКА.

Группа (1162 сп) КАТУКОВА наступает на АНАНЬИНО. Дальнейшая задача – с 331 сд овладеть ЗУБОВО. Трофеи: автомашин – 2, пушка 120 мм – 4, снарядов – 100, мин 81 мм – 1200 шт, винтовок – 30, патронов винтовочных – 5400 шт.

331 сд продолжала вести бой с противником на (неразборчиво) БИРКИНО и вела подготовку к ночной атаке (на) ПОСАДИНКИ, ЛУДИНА ГОРА с дальнейшим наступлением на ЗУБОВО.

35 сбр и 28 сбр на прежних рубежах, в течение дня наступление не вели. Имеет задачу (35 сбр) 1-м батальоном содействовать наступлению 331 сд (на ЛУДИНА ГОРА).

17 тбр (находится) на восстановлении в ГОРЮНЫ.

Артиллерия вела беспокоящий огонь на (позиции противника в) АЛФЕРОВО, СИДЕЛЬНИЦЫ, СПАСС-РЮХОВСКОЕ. В ночь на 05.01. артиллерия ведет артподготовку.

Инженерные войска содействовали частям (армии) выполнять боевую задачу по очистке и усовершенствованию дорог, строительстве КП и убежищ. В районе БИРКИНО снято 12 мин противника.

Авиация из-за плохих метеоусловий боевых действий не вела. источник  

  5 января 1942 г. (198-й день войны)

Минимальная ночная температура воздуха: -18,2°С, температура в середине дня: -11,8°С, максимальная: -4,6°С. С 18:00 по 24:00 слабый снег. Выпало 4 мм осадков.

 05 января освобождёны: и др.

На заседании Ставки ВГК принят план общего наступления Красной Армии на всех фронтах — от Ладожского озера до Черного моря. Главный удар намечалось нанести на Западном направлении с целью окружить и разгромить наиболее сильную группировку врага — войска группы армий «Центр». Эту задачу предполагалось решить усилиями трех фронтов: Калининскому и Западному предстояло нанести удары по сходящимся направлениям на Вязьму, а левому крылу Северо-Западного фронта — глубоко охватить противника с запада. ЦАМО. Ф. 3, оп. 11556, д. 6, л. 11. [подробнее ниже…]

1

“Вечером 5 января 1942 года состоялось совместное заседание членов Ставки Верховного Главнокомандования и членов Государственного Комитета Обороны. Присутствовали также руководители Генерального штаба. Людей набралось много, поэтому и я находился не в комнате за кабинетом, а в самом кабинете, затерявшись среди других. Случай для меня исключительный, поэтому особо запомнился.
Необычность этого освещения не только в большом количестве участников, но главное — в его важности, да и в странной форме проведения. Оно замышлялось не только деловым, но и праздничным. В этом особенно проявилось естество Иосифа Виссарионовича того периода: становясь все более военным, он не утратил черты политического, партийного деятеля. Некоторые поступки, решения, в том числе и удачи, и срывы можно объяснить сочетанием и противоборством этих двух качеств. Плюс, конечно, характер, натура, опыт.
Среди тех, кто готовил это совещание и готовился к нему, на сей раз не было единодушия, однако, я надеялся, что разногласия сгладятся, и не предполагал, что они проявятся в столь резкой форме, как это произошло. Даже начало совещания не предвещало вроде бы конфликта. Борис Михайлович Шапошников кратко подвел итоги сражения под Москвой и наших контрударов под Ростовом и Тихвином. Начальнику Генштаба как раз бы предложить и обосновать подробный план предстоящих действий, прояснить ближайшие и дальние перспективы — это его заботы, но о перспективах Шапошников сказал еще короче и суше, чем о достигнутых успехах. Противник, дескать, еще не сломлен, однако Ставка считает: немцы не выдержат наших настойчивых последовательных ударов на различных участках от Ладоги до Азовского моря. На такой оценке базируется соответствующее решение Верховного Главнокомандования развернуть наступление по всему фронту, чтобы до весны освободить большую территорию, заставить противника израсходовать силы до летних боев.
Без огонька, без твердой уверенности, в несвойственной ему казенной манере изложил все это Борис Михайлович. И не от усталости, не от нездоровья: говорил не совсем то, что считал нужным, а то, что обязан был сказать по долгу службы. Его тон в какой-то мере повлиял на оптимистическое настроение Сталина. Но незначительно. Иосиф Виссарионович поздравил собравшихся с большими успехами, подчеркнул, что эти успехи необходимо закрепить и развить. Сие выступление Верховного Главнокомандующего многократно приводилось в исторических исследованиях, в мемуарах, поэтому я процитирую только определяющие фразы и сосредоточусь на том, что, как теперь принято выражаться, «осталось за кадром». А осталось немало. Изложенное маршалом Шапошниковым в общих чертах Сталин начал детализировать, уже одним этим подчеркивая, где и у кого созрел замысел:
— Немцы в растерянности от поражения под Москвой, они плохо подготовились к зиме, рассчитывая на быструю победу, — говорил Иосиф Виссарионович. — Сейчас самый подходящий момент для перехода в общее наступление. Враг рассчитывает сорвать, задержать наше наступление, чтобы весной, собрав силы, вновь перейти к активным действиям. Он хочет выиграть время, получить передышку. А наша задача состоит в том, чтобы не дать немцам этой передышки, гнать их на запад без остановки, чтобы они не могли создать, накопить резервы. Тогда к лету у нас будут резервы, а у немцев не будет больше резервов…
Разъяснял все это Сталин ровным негромким голосом, прохаживаясь по, кабинету вдоль длинного стола, за которым сидели присутствующие. Сообщал то, что было обдумано им, не вызывало сомнений у него, с уверенностью, что не вызовет сомнений, возражений и у других. Даже тише обычного говорил, сдерживая свои радостные эмоции, вызванные боевыми успехами. Слушавшие напрягались. В том числе Жуков, и особенно в те моменты, когда Сталин удалялся от него, спиной к нему. Мы уже упоминали о том, как бессонные ночи, переутомление, длительное нервное возбуждение отразились на состоянии Георгия Константиновича. Давали знать себя контузия, полученная в первой войне с германцами. С ноября у Жукова часто болела голова, ломило уши, обострялась раздражительность.
— Погромче, — не выдержал он.
— В чем дело, товарищ Жуков? — остановился Сталин, удивленный тем, что его прервали.
— Бубните себе под нос, половины не слышно.
Иосиф Виссарионович опешил. Мог бы взорваться. Но силен был гипноз Жукова, героя Московской битвы, несгибаемого генерала, ломавшего все авторитеты.
— Ми-и не бубним, товарищ Жуков, ми-и говорим об очень серьезных вещах.
— Поэтому и прошу говорить громче, чтобы все слышали.
Сталин уже полностью взял себя в руки:
— Не надо просить за всех. Если у вас плохо со слухом, это не значит, что и у других тоже. Но я постараюсь, чтобы меня слышали, чтобы меня поняли все.
И действительно заговорил громче, остановившись возле своего стола. Изложил замысел. Общее наступление должно было вестись по трем направлениям. Войска Ленинградского, Волховского фронтов должны нанести поражение вражеской группе армий «Север», отбросить противника как можно дальше от Ленинграда. Войскам Юго-Западного и Южного фронтов ставилась задача разгромить группу армий «Юг» и освободить Донбасс. А Черноморскому флоту и Кавказскому фронту освободить Крым… Вроде бы все правильно, надо наращивать активность там, где были достигнуты успехи. Но почему все больше мрачнел Жуков, почему хмурился Василевский, почему неподвижным как маска было выразительное обычно лицо Шапошникова?! Не знаю, как выглядел в тот момент я сам, но беспокойство не покидало меня. А Сталин между тем продолжал развивать свой план. Главные события должны были развернуться в центре, где противнику нанесено особо ощутимое поражение. Войскам левого крыла Северо-Западного, Калининского фронтов и главным образом Западного фронта, предстояло, охватив противника с севера и с юга, окружить крупную группировку врага в районе Ржева, Вязьмы, Смоленска. А окружив — уничтожить, открыв тем самым путь на Минск. Обстановка складывалась так, что это представлялось вполне возможным. Наши войска уже нависали над Вязьмой с севера, навстречу им с юго-востока туда же двигалась группа генерала Белова. А взять Вязьму — значит перерезать все пути, связывающие большую вражескую группировку с ее тылом, перехватить горловину огромного «мешка».
То, что намечалось осуществить на главном, на западном направлении, у собравшихся не вызывало сомнений. Фактически Жуков уже осуществлял этот замысел. А вот по поводу северного (ленинградского) и южного (ростовского) направлений единства при разработке планов не было; не оказалось его и на заседании. Едва Иосиф Виссарионович предложил желающим высказаться, сразу встал Жуков, заговорил резко, напористо:
— На западном стратегическом направлении, где создались благоприятные условия и противник не успел восстановить боеспособность своих частей, надо продолжать наступление. Но для этого необходимо пополнить фронты личным составом, боевой техникой и усилить резервами, в первую очередь танковыми частями, без чего трудно выполнить планируемые задачи. Что касается наступления наших войск под Ленинградом и на юго-западном направлении, то там они стоят перед необходимостью прорывать серьезную оборону и без мощных артиллерийских средств не смогут сделать этого, а только измотаются и понесут большие, ничем не оправданные потери. Я настаиваю на том, чтобы усилить фронты западного направления и здесь вести решающее наступление. А от наступления на других направлениях воздержаться, — с нажимом на последнем слове закончил Жуков.
В этом и была суть спорной проблемы. Георгий Константинович хотел добиться большого успеха на своем участке: на одном участке, но наверняка. А Иосиф Виссарионович стремился выполнить свое обещание достичь победы если не через полгода, то, во всяком случае, через год. И у того, и у другого имелись веские доводы. Однако Жуков высказался «с ходу», прибыв с фронта, не зная о том, что предшествовало заседанию. А у Сталина была уже твердая, подготовленная позиция. Его поддерживали политические деятели, даже некоторые военные специалисты. Маленков ратовал за наступление под Ленинградом, как и Жданов, возглавлявший оборону северной столицы. Надеялись хотя бы облегчить положение осажденного города. За активизацию действий на юге выступал Мехлис, у которого, как выяснилось впоследствии, были особые соображения в отношении Крыма. Настойчиво доказывал необходимость освобождения Донбасса и юга Украины маршал Тимошенко. Понятно — не сидеть же ему сложа руки, когда другие наступают, получая для этого подкрепления, не оставаться же в тени… Ну, а Берия поддерживал Сталина хотя бы потому, что вообще всегда и во всем был на стороне вождя, стараясь не возражать, не раздражать, а только исполнять, сохраняя расположение «хозяина». Все остальное для Лаврентия Павловича значения не имело.
Особую позицию занимал Борис Михайлович Шапошников. По его мнению, основные усилия надо было сосредоточить для окружения и разгрома группы армий «Центр», для чего имелись основательные предпосылки. В этом отношении он поддерживал Жукова. Но наступать нужно и на других участках: не везде, а лишь там, где противник слаб, где успеха можно достигнуть без привлечения дополнительных людских и материальных ресурсов. Тем самым сковывать врага, не позволяя ему маневрировать. Не обязательно под Ростовом или Ленинградом, где силой взаимного притяжения сконцентрировались крупные противостоящие группировки, — искать удачу надо в любом выгодном для нас месте, тем более сейчас, когда немцы упали духом, когда не везде у них сплошной фронт. Прорыв и продвижение на каком-либо, казалось бы, второстепенном участке могут поставить гитлеровцев в трудное положение.
Шапошников был предусмотрителен и осторожен. Но Сталин, категорически поддержанный Тимошенко, был настроен очень решительно. И я, грешным делом, склонялся в его сторону, считая, что надо ковать железо, пока горячо.
Как и он, тоже слишком обольщен был достигнутыми успехами. Однако была у меня и своя идея, которую до совещания и даже после него я излагал Иосифу Виссарионовичу. Точнее сказать, идея была не только моя, но и Шапошникова, во всяком случае исходила из предложения Бориса Михайловича наступать там, где противник слабее, где само начертание линии фронта представляло нам неплохие шансы.
Вспомним: пробившись за Оку на запад, группа войск генерала Белова «протащила» за собой слева две армии: 10-ю и 61-ю. Они глубоко вошли в прорыв, оставив южней себя, в Орле, полуразгромленные войска 2-й танковой армии Гудериана и некоторых других вражеских соединений. Наша пехота оказалась там значительно западнее немецкой группировки, причем «висела» вся эта орловская группировка на двух «нитках», на двух железнодорожных линиях. Одна — в Курск и далее, кружной путь. Другая — через Брянск, прямо на фатерлянд. Перерезать бы эту «нитку» — и орловская группировка оказалась бы в тяжелейшем положении, да и весь вражеский фронт был бы расколот. Ведь западнее Орла начинаются Брянские леса, труднодоступные для гитлеровцев, а еще дальше — огромное Припятское бездорожье до самой границы. (Об особенностях «Припятской проблемы» мы уже говорили). По нашим прикидкам, частная вроде бы операция, выход из района Сухиничей на магистраль Орел-Брянск, могла дать значительный эффект. Вплоть до того, что немцы от Орла вынуждены были бы откатиться на Курск, на Белгород, а может и еще дальше. А всего и надо для этого — преодолеть несколько десятков километров по заснеженным полям и лесам, где у немцев не было крупных сил, оборонительных сооружений. Тем более, что и саму железную дорогу не обязательно было перерезать, достаточно подойти на дистанцию, доступную для артиллерии, подтянуть орудия и минометы, огнем перекрыть артерию.
Мы с Шапошниковым не только теоретизировали, но и действовали при молчаливом согласии Сталина и Жукова. Они понимали, что от запасного варианта хуже не будет, а развитию основных событий наши действия не мешали, даже наоборот: мы усиливали растянутое левое крыло Западного фронта, защищая его от возможного удара со стороны Орла. Конкретно: с того участка Подмосковья, который еще недавно считался важнейшим, из района Волоколамска мы сняли прославленную 16-ю армию генерала Рокоссовского. Это соединение было очень ослаблено, нуждалось в восстановлении, но уже одно упоминание о Рокоссовском заставляло вздрагивать немецких генералов. А мы перебросили управление 16-й с одной ее дивизией (с 11-й гвардейской) в район Сухиничей, где подчинили Рокоссовскому еще несколько действовавших там дивизий.
Военные историки утверждают, что 16-я армия была переброшена для усиления, для защиты левого крыла Западного фронта. Ну, и это тоже. Однако главная цель была все же другая. Появление там Рокоссовского сразу произвело должный эффект. Немцы почти без боя оставили город Сухиничи, ушли из-под удара подальше, на подготовленные выгодные позиции. Но и оттуда Рокоссовский вскоре их вышиб. И уже потихоньку, полегоньку начал осуществляться наш замысел, уже партизаны, диверсионные и разведывательные группы 16-й и 61-й армий начали по ночам перехватывать то в одном, то в другом месте железнодорожную магистраль. Немцы в Орле чувствовали себя очень неуверенно, наверняка не выдержали бы более сильного нажима. Но… ранен был и отправлен в Москву, в госпиталь, Рокоссовский, потом обострилось положение под Вязьмой, и наш с Шапошниковым замысел так и не удалось довести до конца.

2

Вернемся в кабинет Сталина, к тому моменту, когда Жуков завершил свое выступление словами: «Я настаиваю на том, чтобы усилить фронты западного направления и здесь вести решающее наступление. А от наступления на других направлениях воздержаться». После этих слов воцарилось молчание. Многие, вероятно, испытывали удивление и даже раздражение, возникавшее в тех редких случаях, когда кто-то категорически возражал Сталину. Одни, наверно, думали: «Зачем это?», другие: «Как посмел?!» И сам Сталин — уже не добродушный хозяин, а официальный руководитель, закованный в броню спокойствия, с глухим, без интонаций, голосом.
— Кто еще желает высказаться?
И вместо ожидаемой всеми, в том числе им самим, поддержки получил еще один афронт. Поднялся редко выступавший на подобных заседаниях Николай Алексеевич Вознесенский, первый заместитель председателя Совнаркома СССР, председатель Госплана: этакий лобастый, сравнительно молодой человек (ему еще не было сорока) без седины в темных, зачесанных назад волосах. Начиненный цифрами, умеющий защищать свое мнение. Его недолюбливали «старики» из ближайшего окружения Сталина, им не по нутру были такие, как он, деловые люди, вооруженные конкретными знаниями. Принося ощутимую пользу, они начинали оттеснять от «хозяина» просто политиков, говорунов, интриганов. Косо поглядывал на Вознесенского и Берия. А Сталин, ценя знания, самостоятельность, организационные способности Вознесенского, нуждался в нем, терпеливо выслушивал его мнение. Этот мой тезка Николай Алексеевич — был тогда главным советником вождя по экономическим вопросам.
Это ведь он, Вознесенский, еще до войны неоднократно предлагал Сталину создавать большие стратегические резервы, настоял на том, чтобы никому не продавали алюминий, экономили и складировали его. Только благодаря созданным запасам нам удалось за первый год войны выпустить около 20 тысяч самолетов и восстановить боеспособность нашей авиации. Что бы мы делали без алюминия? И вообще: государственный преступник тот, кто не увеличивает, а разбазаривает мобилизационные резервы, богатство нации и основу военно-промышленного производства.
А сказал Вознесенский вот что. Материально-технически обеспечить общее наступление на трех направлениях невозможно. Эвакуированная промышленность только обживается на новых местах. Речь может идти об обеспечении хотя бы одного, главного направления, да и то с большой натяжкой. Особенно трудно с боеприпасами. В январе заявки Западного и Калининского фронтов будут выполнены по снарядам на 45 процентов, по реактивным зарядам примерно на столько же, так что часть артиллерии придется отвести в тыл за невозможностью использования. Не больше указанного поступит и мин для минометов разных калибров. Особенно скверно с боеприпасами для 50-миллиметровых и 120-миллиметровых минометов, можно рассчитывать лишь на пять процентов от заявок для первых и процентов на тридцать для вторых. Это при условии, что централизованное снабжение всех других фронтов вообще будет сведено до минимума. Даже прекращено. А в феврале будет еще хуже. Производство возрастет на несколько процентов, но надо создавать базу для больших летних сражений.
— Как же так?! — не испросив разрешения, вмешался Жуков. — Для наступательных действий Западному фронту в феврале потребуется девятьсот вагонов артвыстрелов.
— Двести, — ответил Вознесенский. — Это максимум, который сможем дать, если не делить на три направления. Если делить, то вам сто двадцать. — И, помолчав, подвигав бровями, сказал то, на чем не догадался или не решился сосредоточить внимание ни один из военачальников и политиков. О резервах на лето: — Нельзя рассчитывать на то, что немцы израсходуют все свои ресурсы в зимних боях. Фашисты тоже думают о будущем, о благоприятном для них сезоне. И возможностей у них гораздо больше. На немцев работает вся мощная индустрия Европы. И у союзников Германии, и в оккупированных странах. Во Франции и Чехословакии, в Италии и Испании, в Польше и Голландии… Потенциал огромен. А мы пока еще восстанавливаем свою промышленность, многое создаем заново. Если и есть равенство, то по производству артиллерийских систем. По производству танков у немцев десятикратное количественное превосходство. Количественное, но не качественное. По выпуску самолетов тоже большой разрыв, но опять же по качеству наши новые машины гораздо лучше. Быстро наращивает выпуск боевых самолетов новый завод, своевременно созданный в Комсомольске-на-Амуре. Однако это скажется не завтра, а позже…
В общем, Николай Алексеевич Вознесенский поддержал Жукова, вслед за боевым генералом, нарушив торжественный настрой заседания. Приведенные им факты и цифры были по отдельности известны Иосифу Виссарионовичу и другим присутствовавшим. Но взятые вместе, в единой связке, применительно к конкретной обстановке, они произвели если не ошеломляющее, то далеко не обнадеживающее впечатление. Даже на Сталина, я видел, подействовали. Он не спешил высказаться, раздумывал. А Берия не удержался, бросил сердито, не встав, не оторвав от стула тяжелый зад:
— У Вознесенского всегда находятся трудности. А вникнешь — можно преодолеть. Надавить и преодолеть.
Маленков подал свой голос следом за ним:
— Трофеев много захвачено. Их надо строго учитывать и использовать повсеместно, результативно и эффективно…
Иосиф Виссарионович пропустил вроде бы эти реплики мимо ушей, как несущественные… Не знал Маленков, звезда восходящая, что по поводу трофеев был уже разговор у Сталина с Шапошниковым в моем присутствии. И выявился при этом еще один пробел в военных знаниях нашего Верховного Главнокомандующего, вполне естественный для человека, не имевшего специальной подготовки. Сталин высказал недоумение: трофеев берем много, в том числе артиллерию и боеприпасы, почему они не становятся подспорьем для наших войск? Пришлось познакомить его с простой истиной: трофейное оружие (зачастую испорченное), трофейные боеприпасы с различными характеристиками не могут служить основой огневой мощи регулярных частей. Их может хватить на несколько боев каких-то подразделений, вооруженных вражеской техникой. Но это эпизод, случайность, а не постоянная надежная основа в большой войне.

3

По предварительным наметкам, после одобрения плана Ставки Иосиф Виссарионович должен был огласить директиву или, точнее сказать, составленное им самим директивное послание о том, как впредь, с учетом опыта недавних сражений, вести боевые действия. Документ любопытен тем, что, пожалуй, впервые Сталин претендовал в нем сразу на роль военного практика и теоретика, знатока и законодателя военного искусства. Должен заметить, что появление этого послания вызвало определенное беспокойство у руководителей Генштаба. В смысле: пусть Верховный претендует на любые лавры, лишь бы не ухудшил, не запутал основные разработки, на которые опирались в своих действиях наши командиры разных звеньев и рангов. На все случаи рецептов не дашь, а командиров можно по рукам и ногам сковать тактическими и оперативными догмами.
После осторожной доработки тезисов Сталина в Генштабе мы пришли к выводу, что документ содержит общие понятия и конкретного вреда не принесет. Может, даже полезен будет для эмоционального взбадривания. Приведу лишь несколько абзацев из той директивы, те абзацы, которые не вызвали у Шапошникова, у Василевского и у меня никаких сомнений, не подвергались правке, осталась такими, какими были написаны Сталиным. Здесь и стиль, и образ мышления, и отзвуки той давней операции, того артиллерийского удара под Царицыном, который был предложен мной, одобрен Иосифом Виссарионовичем и хорошо организован Ворошиловым и Куликом. Превосходная операция Брусиловской школы, предопределившая тогда ход боевых действий на юге… А вот сталинские абзацы:
«У нас нередко бросают пехоту в наступление против оборонительной линии противника без артиллерии, без какой-либо поддержки со стороны артиллерии, а потом жалуются, что пехота не идет против обороняющегося и окопавшегося противника. Понятно, что такое «наступление» не может дать желательного эффекта. Это не наступление, а преступление, — преступление против Родины, против войск, вынужденных нести бессмысленные жертвы. Это означает, во-первых, что артиллерия не может ограничиваться разовыми действиями в течение часа или двух часов перед наступлением, а должна наступать вместе с пехотой, должна вести огонь при небольших перерывах во все время наступления, пока не будет взломана оборонительная линия противника на всю ее глубину.
Это означает, во-вторых, что пехота должна наступать не после прекращения артиллерийского огня, как это имеет место при так называемой «артиллерийской подготовке», а вместе с наступлением артиллерии, под гром артиллерийского огня, под звуки артиллерийской музыки.
Это означает, в-третьих, что артиллерия должна действовать не вразброс, а сосредоточенно, и она должна быть сосредоточена не в любом месте фронта, а в районе действия ударной группы армии, фронта, и только в этом районе, ибо без этого условия немыслимо артиллерийское наступление».” – читать полностью

Из выступления Сталина в Ставке 5 января 1942 года (по книге Залесского К.А. «Сталин. Портрет на фоне эпохи»)

«Немцы в растерянности от поражения под Москвой, они плохо подготовились к зиме. Надо наступать. Заставить немцев израсходовать свои резервы еще до весны…

Главный удар нанести по группе «Центр». Разгром осуществить силами левого крыла Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов путем двустороннего охвата с последующим окружением и уничтожением главных сил в районе Ржева, Вязьмы и Смоленска. Войска Юго-Западного и Южного фронтов — разгромить группу армий «Юг» и освободить Донбасс.

Кавказский фронт во взаимодействии с Черноморским флотом — освободить Крым. Два условия необходимо соблюдать, чтобы иметь боевые успехи:

Первое. Действия ударными группами. Наши войска наступают обычно отдельными дивизиями или бригадами, расположенными по фронту в виде цепочки. Понятно, что такая организация наступления не может дать эффекта, так как не дает нам перевеса сил на каком-либо участке. Такое наступление обречено на провал. Необходимо, чтобы в каждой армии, ставящей себе задачу прорыва обороны противника, была создана ударная группа в виде трех или четырех дивизий, сосредоточенных для удара на определенном участке фронта. В этом первейшая задача командования армии, ибо только таким образом можно обеспечить решительный перевес сил и успех прорыва обороны противника на определенном участке фронта.

Второе. У нас нередко бросают пехоту в наступление против оборонительной линии противника без артиллерии, без какой-либо поддержки со стороны артиллерии, а потом жалуются, что пехота не идет против обороняющегося и окопавшегося противника. Понятно, что такое «наступление» не может дать желательного эффекта. Это не наступление, а преступление — преступление против Родины, против войск, вынужденных нести бессмысленные жертвы. Это означает, во-первых, что артиллерия не может ограничиваться разовыми действиями в течение часа или двух часов перед наступлением, а должна наступать вместе с пехотой, должна вести огонь при небольших перерывах за все время наступления, пока не будет взломана оборонительная линия противника на всю ее глубину.
Это означает, во-вторых, что пехота должна наступать не после прекращения артиллерийского огня, как это имеет место при так называемой «артиллерийской подготовке», а вместе с наступлением артиллерии, под гром артиллерийского огня. Это означает, в-третьих, что артиллерия должна действовать не вразброс, а сосредоточенно, и она должна быть сосредоточена не в любом месте фронта, а в районе действия ударной группы армии, фронта и только в этом районе, ибо без этого условия немыслимо артиллерийское наступление.»

* * *
Всем фронтам, армиям, корпусам и дивизиям по Бодо [Бодо — буквопечатающий телеграфный аппарат, названный по имени изобретателя Жана Бодо (1845–1903). Первые аппараты Бодо были введены в эксплуатацию в 1877 г.] передано без шифра Постановление ГКО № 1099 от 4 января о том, чтобы в городах, освобождаемых частями Красной Армии от войск противника, выставлялись гарнизоны из состава войск НКВД. Численность внутренних войск НКВД, предназначенных для этой цели, доводилась до 100 тыс. человек. Цит. по: ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 1427, л. 36–37.

* * *
На Калининском фронте соединения 39-й армии форсировали р. Волга в районе Малахове-Волжское (10 км западнее Ржева) и продолжали наступление в юго-западном направлении. 29-я армия, развивая наступление, достигла рубежа 22–25 км северо-восточнее Ржева, а 31-я армия — 27–30 км восточнее Ржева. ЦАМО. Ф. 213, оп. 2002, д. 336, л. 115–116.

* * *
Армии правого и левого крыльев Западного фронта вели напряженные бои с упорно оборонявшимся противником. В центре 33-я и 43-я армии развивали наступление в направлениях Верея и Медынь. 10-я армия, наступая на мещовском и сухиническом направлениях, пыталась с ходу сломить сопротивление и овладеть г. Сухиничи. Но гитлеровцы успели создать вокруг города прочную оборону. В этой связи командование Западного фронта приказало одной дивизией блокировать Сухиничи, а главными силами армии продолжать безостановочное наступление в западном направлении, на Киров. ВВС фронта в течение дня и ночи произвели 200 самолето-вылетов для ударов по войскам противника.
ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 1427, л. 37, 43–44.

* * *
При взятии города Белев наши части нанесли противнику большой урон. Немцы потеряли убитыми 800 и ранеными свыше 1500 солдат и офицеров. Наши бойцы захватили 25 орудий, 12 минометов, 25 станковых пулеметов, 50 противотанковых ружей, 70 автомашин, 300 велосипедов, свыше тысячи бочек с бензином, много снарядов, продовольствия и документы штабов двух немецких пехотных дивизий. Битва под Москвой: Хроника, факты, люди: В 2 кн. Кн. 2. С. 279.


  «Группа армий «Север». Противник продолжает наступление, однако крупным его назвать нельзя. В районе озера Ильмень — затишье…»

«Группа армий „Центр“. В излучине Оки обстановка чрезвычайно напряжённая! Есть опасность расширения прорыва. К западу от Ржева — прорыв крупных сил противника.» Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971

* * *
«Группа армий «Центр». “В телеграмме командующему 9-й армией от 5 января 1942 г. фюрер требовал немедленного «освобождения района Ржева» силами этого объединения, что имело, по его мнению, «решающее значение для всего фронта ГА „Центр“. Гитлер был готов пойти на любые замены командного состава армии, чтобы заставить генералов выполнить приказ и отбросить советские части от города. Указывалось, что „пассивная локализация недостаточна, необходимо активно и со всей решительностью использовать возникшие у противника трудности со снабжением…“ Действительно, продвижению советских соединений мешал глубокий снег, кроме того, тыловые службы 39-й армии значительно отстали от передовых частей.»

* * *
«5 января последовала новая высадка русских войск под прикрытием флота в порту Евпатории. Одновременно в городе вспыхнуло восстание, в котором участвовала часть населения, а также просочившиеся, по-видимому, извне партизаны. Незначительные силы охранения, выделенные для обороны города и порта, не смогли помешать высадке и подавить восстание. Румынский артиллерийский полк, предназначенный для береговой обороны, оставил свои позиции. Если бы не удалось немедленно ликвидировать этот новый очаг пожара, если бы русские смогли высадить здесь новые войска, перебросив их из недалеко расположенного Севастополя, то за последствия никто не мог бы поручиться.». – Манштейн Э. Утерянные победы. – М.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999

Части 20-й армии на правом фланге атаковали ПОСАДИНКИ, ЛУДИНА ГОРА, но успеха не имели. Противник оказывает упорное сопротивление.

К 16.00 части 331 сд, проведя перегруппировку, готовят атаку на ПОСАДИНКИ.

Группа генерал-майора РЕМИЗОВА обороняет МИХАЙЛОВКА.

352 сд (находится) на западной опушке леса восточнее ТИМОНИНО. В течение ночи вела сильный бой с противником силою до батальона. Потери: убито – 10, ранено до 40 чел.

Группа КАТУКОВА занимает АНАНЬИНО, содействуя 331 сд в овладении ПОСАДИНКИ, в готовности наступать на АКСЕНОВО, ЗУБОВО. Потери: убито – 2, ранено – 4 чел. Сгорело 2 танка Т-60 и 1 – Т-34. Трофеи: орудий – 1, автомашин – 2, повозок – 100, большое количество боеприпасов.

331 сд во взаимодействии с группой КАТУКОВА ведет бой за ПОСАДИНКИ и одним полком атакует ЛУДИНА ГОРА. Потери: убито – 28, ранено – 33, подбит 1 станковый пулемет, (выведено из строя) 1 – 45 мм орудие. Трофеи: орудий 105 мм – 1, орудий 37 мм – 3, минометов 55 мм – 1, винтовок – 5, ручных пулеметов – 1.

35 сбр после неоднократных неудачных атак ЛУДИНА ГОРА отошла на исходное положение.

28 сбр вела огневой бой с противником на прежних рубежах.

Артиллерия: 7 и 15 огмд огня не вели, 35 огмд дал залп по АНАНЬИНО, уничтожено 6 минометов. 483 ап ПТО (противотанковых орудий) на формировании в УСПЕНСКОЕ. 544 гап БМ (большой мощности) 3-м ад (артиллерийским дивизионом) занял ОП (огневые позиции) 250 м юго-западнее МЫКАШИНО. 1-й, 2-й и 3-й ад сосредоточились – КОПЫТЦЕВО, ЯЗВИЩЕ, ПОКРОВСКОЕ.

Авиация: 601 бап, одним экипажем бомбардировал скопление наземных войск противника в районе ПАГУБИНО. Сброшено 2 – ФАБ-50 и 2 – ФАБ-25. Разрушен 1 дом. источник

Москва. Жуков, Георгий Константинович. (Западный фронт):

«Вечером 5 января 1942 года как член Ставки я был вызван к Верховному Главнокомандующему для обсуждения проекта плана общего наступления Красной Армии. …Замысел Верховного Главнокомандования был таков. Учитывая успешный ход контрнаступления войск западного направления, целью общего наступления поставить разгром противника на всех фронтах. …Переход в общее наступление предполагалось осуществить в крайне сжатые сроки.»

Это решение поддержали все командующие фронтами, при этом они докладывали о своих грандиозных успехах, просили резервов и обещали кого-нибудь разбить.

Главком Юго-Западного направления Тимошенко собирался наступать на Харьков и разгромить 6-ю немецкую армию, Мерецков хотел окружить и уничтожить 18-ю армию Кюхлера, Конев — 9-ю армию Моделя, а Жуков предлагал ликвидировать на Ржевско-Вяземском плацдарме чуть ли не всю группу армий «Центр». Атмосферу самых радужных надежд, сложившуюся в начале 1942 года в высших военно-политических кругах, прокомментировал генерал-полковник П. И. Белов: «Разгром фашистов под Москвой, успешное преследование отступающих гитлеровцев породили у некоторых военачальников преувеличенное представление о возможностях наших войск и привели к недооценке противника. В Ставке ослабло критическое отношение к обстановке, многое представлялось в слишком розовом цвете. Усилилось стремление проводить крупные операции, хотя возможности для этого были далеко не всегда…Разрабатывая гигантские планы, Ставка иногда, как видно, не учитывала реальную действительность». По-жуковски выражаясь: «…шапка была набекрень у всех тогда».

«Решение Ставки продолжать операцию без паузы имело все признаки того огульного наступления, которое Сталин сам раскритиковал в 1929 году. Он говорил тогда: „…Не бывало и не может быть успешного наступления без перегруппировки сил в ходе самого наступления, без закрепления захваченных позиций и доведения до конца наступления. При огульном продвижении, то есть без соблюдения этих условий, наступление должно неминуемо выдохнуться и провалиться. Огульное продвижение вперёд есть смерть для наступления“. Став Верховным Главнокомандующим, Сталин сам забыл то, чему поучал. Генерал-полковник П. И. Белов. В соответствии с решением Ставки от 5 января 1942 года, без какой-либо оперативной паузы (чтобы не „дать немцам передышки“) началось зимнее наступление Красной Армии. Главной советской военной операцией стало стратегическое наступление на Московском направлении с целью полного разгрома германской группы армий „Центр“ на Ржевско-Вяземском плацдарме.» 

  6 января 1942 г. (199-й день войны)

Минимальная ночная температура воздуха: -10,2°С, температура в середине дня: -5,5°С, максимальная: -2,0°С. С 00:00 по 08:00 слабый снег. С 09:00 по 10:00 сильный снег. С 11:00 по 22:00 слабый снег. Выпало 28 мм осадков.


Приказ командующего войсками Западного фронта

командующим 1-й ударной, 20-й и 16-й армиями № 0141/ОП ОТ 6 января 1942 г. о подготовке наступательной операции

КОМАНДАРМАМ 1 УДАРНОЙ, 20, 16 Копия: НАЧГЕНШТАБА Штаб ЗФ № 0141/оп 6.1.42. 1.30 КАРТА 100 000

1. Ввиду того, что 16-я армия задачи по прорыву обороны противника не выполнила, задача прорыва возлагается на 20-ю армию.

Для этой цели в подчинение командарма 20 передать: а) из 1-й ударной армии -29, 56 сбр и 528 ап, сосредоточив их к 8.1.42 г. в район Щекино, Пушкари, Калистово; б) из 16-й армии – 2-й гв. кавкорпус с лыжбатами, 20 кд, 22 тбр, 471, 523, 138, 537 ап, два дивизиона РС М-13; 40 и 49 сбр.

Указанные части сосредоточить к 8.1.42 в район: 2-й гв. кавкорпус, 20 кд, 22 тбр – Ченцы, Ядрово, Рождествено; 40 и 49 сбр – Муромцево, Жданове; 471 сп – Муромцево; 523 ап – Бол. Никольское; 138 ап – Жданове; 537 ап – Красикове; дивизион РС – Ядрово.

2. Командарму 20 в течение 6 – 8.1 подготовить удар на фронте Михайловка, Ананьево, Посадинки для завершения разгрома противника в оборонительной полосе и последующего захвата Шаховская.

Атака – утром 9.1 (*). Задача первого дня – выход на фронт Бол. Исакове, Курьяново, Чубарово. Задача второго дня – захват подвижной группой (2 гв. кк, 22 тбр, 20 кд, пять лыжбатов) Шаховская с дальнейшим направлением наступления на Гжатск.

3. Все перегруппировки произвести быстро и скрытно. Руководящий командный состав передаваемых из 1-й ударной и 16-й армий соединений и частей выслать к 9.00 7.1 в Возмище для получения от командарма 20 задач и указаний по рекогносцировке и занятию исходных позиций.

4. Исполнение донести, командарму 20 план операции представить к 24.00 6.1.42.

Жуков, Хохлов, Соколовский
ЦАМО, ф. 208, оп. 2513, д. 205, л. 72-73. Подлинник.

* Наступление началось 10 января 1942 года.

  06 января освобождёны: Мещовск и др.

Войска Калининского фронта решали главную задачу, наступая на ржевском направлении. 22-я армия отбросила части противника в южном направлении и на участке Сытьково, Свеклино вышла на восточный, левый берег Волги (33 и 18 км северо-западнее Ржева), обеспечивая правый фланг ударной группы 39-й армии. Дивизии последней должны были сковать противника с северо-востока и, охватывая Ржев с запада, во взаимодействии с частями 29-й армии и группы Горина окружить, уничтожить ржевскую группировку противника и овладеть г. Ржев.
Соединения 39-й армии форсировали Волгу и выдвинулись на рубеж железной дороги западнее Ржева. К исходу дня войска 22-й и 39-й армий вышли на рубеж ст. Чертолино, ст. Манчалово, Митьково (18–12 км западнее и северо-западнее Ржева) и, преодолев оборону 9-й немецкой армии на всю тактическую глубину, открыли себе путь для дальнейшего наступления на Сычевку, Вязьму (44 и 117 км южнее Ржева). Части 31-й армии совместно с группой Горина переправились на левый берег Волги и вели упорные бои с противником на рубеже Терешково, Волыново (22 и 26 км восточнее г. Ржев). Наступление левофланговых дивизий 30-й армии с рубежа Селиванцево, Коршиково (20 и 45 км северо-восточнее г. Зубцов) имело местные успехи. ЦАМО. Ф. 213, оп. 2002, д. 336, л. 13–15.

* * *
Войска Западного фронта в течение дня продолжали наступление, имея продвижение на фронте 43, 49 и 10-й армий. В боях 5 и 6 января освобождено 55 населенных пунктов. Захвачено: орудий — 31, пулеметов — 25, эшелон с танками и электрооборудованием и др. имущество. 10-я армия силами частей 325-й стрелковой дивизии полковника Н.Б. Ибянского после двухсуточного боя освободила г. Мещовск, продолжая наступление на Мосальск, Киров и Серпейск. ВВС фронта в течение дня и ночи из-за плохих метеоусловий произвели 21 самолето-вылет. ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 1427, л. 40–53.

* * *
В ходе контрнаступления под Москвой с 5 декабря советские войска потеряли около 371 тыс. человек, в том числе безвозвратно почти 140 тыс., а войска группы армий «Центр» 116 тыс. солдат и офицеров. Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. М., 2001. С. 276; Рейнгардт К. Указ. соч. С. 381.

   «Прорыв в районе Малоярославца пока локализуется с севера войсками Гёпнера. Завтра наступление будет продолжено. Под Ржевом обстановка чрезвычайно накалена. К западу от города противник силами четырёх дивизий ведёт наступление; восточное — три пехотные и три кавалерийские дивизии русских готовятся продолжить наступление.»

«В Крыму, в районе Евпатории, положение восстанавливается. У Феодосии действия противника стали менее активными. В излучине Оки противник подтягивает крупные силы пехоты в направлении Сухиничей, где сложилась довольно напряжённая обстановка (Сухиничи окружены). В остальном завершается создание обороны вокруг большой излучины Оки, для чего на ряде участков предпринимаются наступательные действия. Эти атаки производят отрадное впечатление.» Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971

* * *
««Хотя обстановка на феодосийском участке была очень серьёзной, командование армии вынуждено было всё-таки решиться на то, чтобы повернуть первый же направлявшийся туда на автомашинах с южного фронта из-под Севастополя полк (105 пп) и послать его в Евпаторию с задачей возможно скорее уничтожить высадившиеся здесь войска и поддерживающие их вооружённые элементы из населения. Находившиеся в распоряжении командования армии разведывательный батальон 22 пд, несколько батарей и 70 саперный батальон уже ранее были направлены в Евпаторию.» – Манштейн Э. Утерянные победы. – М.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999  

  7 января 1942 г. (200-й день войны)

Минимальная ночная температура воздуха: -12,2°С, температура в середине дня: -10,6°С, максимальная: -7,8°С. С 02:00 по 08:00 умеренный снег. Выпало 3 мм осадков.

  07 января освобождёны: Серпейск и др.

Калининский фронт войсками правого крыла вел наступление по очищению левого берега р. Волга и преследовал отходящего противника, преодолевая огневое сопротивление и контратаки его арьергардных частей, центром и левым крылом продолжал упорные бои по прорыву промежуточных позиций врага. ЦАМО. Ф. 213, оп. 2002, д. 336, л. 16.

* * *
На Западном фронте армии правого крыла в течение дня вели огневой бой и готовились к наступлению, войска центра и левого крыла продолжали наступательные бои. 10-я армия силами 239-й стрелковой дивизии полковника Г.О. Мартиросяна освободила г. Серпейск (21 км западнее Мещовска).43-я армия вышла на линию Редькино — Ильинское — Митрофанове (12–22 км западнее Малоярославца), где встретила усиливавшееся огневое сопротивление и контратаки противника, использовавшего наши старые окопы, дзоты и противотанковые рвы. ЦАМО. Ф. 208, оп. 2511, д. 1427, л. 54–61.

* * *
Войска Брянского фронта, ведя активную оборону на рубеже по восточному берегу рек Ока и Зуша, до населенных пунктов Задушный, Дишна, Скородное, Ворово, Верх. Жерновец и далее река Тим, на правом крыле с утра перешли в наступление ударной группой 61-й армии и к исходу дня вели бои за Вейно, Ретюнь (12 и 8 км западнее Белева). В районе действий армии была пурга, ветер до 9 баллов. ЦАМО. Ф. 202, оп. 5, д. 358, л. 5–11.

* * *
Военно-воздушные силы фронтов и авиация Главного Командования наносили удары по войскам противника на можайском, медынском, курском и белгородском направлениях,, эшелонам и станциям на вяземском и брянском железнодорожных участках. Произведено 723 самолето-вылета. Уничтожено и повреждено: 432 автомашины, 4 зенитные точки и разгромлено до двух батальонов пехоты противника. В воздушных боях сбито 8 вражеских самолетов. Битва под Москвой: Хроника, факты, люди. В 2 кн. Кн. 2. С. 296.

   «Обстановка на фронте. Продвижение противника в районе Сухиничей, где наши войска находятся в окружении, и севернее. Положение на участке этого прорыва все более обостряется. Командование группы армий „Центр“ должно решительнее снимать силы с участков стабильного фронта южнее прорыва и вводить их в сражение с юга, во фланг наступающим войскам противника. …Положение на фронте 9-й армии к западу от Ржева было сегодня довольно сносным. Завтра прорыв должен быть локализован охватывающими действиями с обеих сторон. К востоку от Ржева ожидается мощное наступление противника с вводом крупных сил.»

«На севере, согласно показаниям перебежчиков, предстоит наступление противника на Чудово. Русские перебрасывают войска через озеро на ладожский участок фронта.» Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971

* * *
«Посланным в Евпаторию частям, находившимся сначала под командованием полковника фон Гейгля, а затем полковника Мюллера (командира 105 пп), удалось в тяжёлых уличных боях одержать верх над противником. Особенно упорное сопротивление оказывали повстанцы и партизаны, засевшие в большом здании. Не оставалось, наконец, ничего другого, как подорвать это здание с помощью штурмовых групп саперов. …7 января бой в Евпатории был окончен. Высадившиеся войска русских были частично уничтожены, частично взяты в плен. Было убито около 1200 вооружённых партизан.»

Части 20-й армии вели огневой бой с противником на всем фронте. В состав армии прибывают (на усиление) 29, 40, 49, 55 сбр, 20 кд и 2 гв. кк.

Группа РЕМИЗОВА в составе: 17 тбр с 145 тбр, обороняет западную и юго-западную окраины МИХАЙЛОВКА.

352 сд на старых исходных рубежах. Потери: 2 бойца.

Группа КАТУКОВА в составе: 1 гв. тбр, продолжает подготовку к наступлению на АКСЕНОВО, ЗУБОВО. Одновременно оказывая содействие 331 сд по овладению ПОСАДИНКИ. Потери противника в боях за ПОСАДИНКИ: уничтожено 2 легких танка, 3 тяжелых орудия и до роты пехоты.

64 сбр одним сводным батальоном занимает БИРКИНО и одним стрелковым батальоном занимает ТИМКОВО. Трофеи за 06.01.: винтовок – 31, противогазов – 62, винтовочных патронов – 6200 шт, ручных пулеметов – 6, мин – 42.

331 сд в течение 07.01. ведет бой за овладение ПОСАДИНКИ. Противник оказывает упорное сопротивление. Потери: ранено – 27, убито – 5 чел.

35 сбр и 28 сбр – положение без изменений. Потери 28 сбр: ранено – 8.

Артиллерия: 517 полк РГК вел огонь по ОТ (огневым точкам) противника в ТИМОНИНО, КАЛЕЕВО и минометной батарее противника. 544 гап огня не вел. 483 полк ПТО продолжает формирование в УСПЕНСКОЕ.

Инженерные войска: 127 осб расчистил дорогу от снежного заноса продолжительностью 10,36 тысяч метров по маршруту ЖДАНОВО – ЮРЬЕВО – НОВО-ПАВЛОВСКОЕ. 291 осб вел подготовку к строительству моста 25х5,5 м и расчищал дорогу ШИШКИНО – РОЖДЕСТВЕННО – АКИМОВО – ЗОНОВО – НИКИТА – ГУСЕНОВО 37,95 тысяч кв.м.

Авиация: 601 бап боевых действий не вел. источник  

ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ на Google maps

Хроника войны
Воспоминания
Последний рубеж
Документы войны
Карты военных лет

далее...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.