Меню Закрыть

Щербаков Михаил Фёдорович

Щербаков Михаил Фёдорович

 Щербаков Михаил Фёдорович – 16.08.1926 – 18.06.2017.

 Известный в стране учёный в области лугового кормопроизводства, кандидат сельскохозяйственных наук, старейший сотрудник ВНИИ кормов, самый долголетний председатель Совета ветеранов Луговой-ВИК, участник Великой Отечественной войны, Почётный ветеран Подмосковья, член президиума и почётный член городского Совета ветеранов, Почётный гражданин г. Лобня.

 Щербаков Михаил Федорович родился 16 августа 1926 г. в селе Кой Сонковского района Тверской области, начал трудовую деятельность в 1941 г. в колхозе «Парижская коммуна». 

 Михаил рано остался без отца. Не успел закончить семь классов, как началась Отечественная война. Все взрослые мужчины ушли на фронт, пришлось со стариками управляться в колхозе, обрабатывать землю, собирать урожай, кормить скот и выполнять задания оборонного значения.

 В 1943-1947 гг. служил в Армии, являлся участником Великой Отечественной войны.

 После демобилизации вернулся в свой колхоз. Учился в средней сельскохозяйственной школе по подготовке председателей колхозов и окончил её в 1952 году, после этого работал заместителем председателя родного колхоза.

 В 1958 г. окончил Московскую сельскохозяйственную Академию им К.А. Тимирязева.

 С 1960 по 1963 годы работал главным агрономом совхоза “Ленинец” и старшим агрономом Клинской ЛМС Московской области и заочно обучался в аспирантуре при ВНИИ кормов.

 С января 1964 г. зачислен в отдел сенокосов и пастбищ ВНИИ кормов младшим научным сотрудником, а в 1966 году переведен на должность старшего научного сотрудника этого же отдела, где проработал до 1 сентября 2001 г.

 М.Ф. Щербаков проводил исследования по вопросам улучшения и использования природных кормовых угодий. Результаты его исследований нашли широкое применение в практическом луговом кормопроизводстве. Он хорошо известен научной общественности и является ведущим специалистом в области луговодства.

 Более сорока лет жизни Михаил Фёдорович Щербаков посвятил ВНИИ кормов. Им опубликовано более 170 научных работ. Его монография «Ускоренное залужение природных кормовых угодий» является настольной книгой аспирантов, специалистов-практиков в области кормопроизводства. В хозяйствах Дмитровского, Клинского и Талдомского районов при непосредственном участии Михаила Фёдоровича на площади свыше 5000 га было внедрено ускоренное залужение сенокосов и пастбищ.
 Как научный руководитель, М. Ф. Щербаков курировал подготовку аспирантов в разных регионах нашей страны.

 В годы Великой Отечественной войны Михаил Щербаков служил в артиллерийской разведке, задача которой заключалась в выявлении целей и наведении огня артиллерии на позиции противника. Он участвовал в боях за освобождение Польши и Чехословакии, в форсировании Одера, под Франкфуртом, в боях по уничтожению Померанской группировки противника.

 Среди боевых наград фронтовика Михаила Щербакова – ордена Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и др.

 24.04.2005 награжден знаком отличия “За заслуги перед городом Лобня”. Совет депутатов города Лобня своим решением №27/547 от 24 августа 2006 года присвоил ему звание «Почётный гражданин города Лобня».

 Председатель Совета ветеранов посёлка Луговая Михаил Фёдорович Щербаков в течение долгих лет проводил большую военно-патриотическую работу среди школьников и студентов.

 Светлая память о Михаиле Фёдоровиче, его стойкости, жизнелюбии, оптимизме, доброжелательности, трудолюбии надолго останется в сердцах его коллег, друзей, учеников, всех, кто его знал.

 М.Ф. Щербаков проживал по адресу: Научный городок, д. 21.

 Похоронен на Луговском кладбище.

Щербаков М. статья газета Лобня 19-1084-

 Воспоминания М.Ф. Щербакова о Великой Отечественной войне:

 «Днём мы работали на полях, а ночами копали противотанковые рвы, окопы и заготавливали в лесу дрова, на лошадях доставляли их на станцию для отопления паровозов.
 В 1943 году и меня призвали в армию, обучили в Куйбышевском военном училище и поспешно всех курсантов направили в 642 артполк 1-го Белорусского фронта действующей армии.
 Первое боевое крещение получил при освобождении Польши – городов Родом, Лодзь, Больциг. Был легко ранен, но от госпитализации отказался. 14 февраля 1945 года вошли в Германию, форсировали Одер, ликвидировали крупную Померанскую группировку немецких войск, заняли города Кюстрин, Альдам и продолжали наступать на Берлин. Большие бои были за овладение стратегическими Зееловскими высотами. Я, как артиллерийский разведчик, всегда находился на передовой линии.
 20 апреля 1945 года в 12 часов дня наш дивизион дал первый залп по Берлину. Это был сигнал к решительному наступлению. Начался штурм города, бой был жестокий, великой кровью оплачивался каждый шаг вперёд. Преодолевая чудовищные оборонительные сооружения, мы взяли город. После победных салютов оставили свои росписи на стенах Рейхстага: кто нацарапал своё имя гвоздём или штыком, другие выжигали огнём зажигалок.
 Не переводя дыхания, солдаты, забыв гнев и ненависть к врагу, спасали стонущих людей из-под развалин домов и из затопленных шахт метро, понимая, что это тоже невинные жертвы фашизма.
 После затишья нашу бригаду вывели из города на отдых в лес Мюнхенбер. В этом бору мы отметили День Победы – 9 мая 1945 года. И осталась в памяти щемящая боль в сердце при виде жуткой картины, когда у котлов походной армейской кухни толпились истощённые, грязные дети, старики и кормящие матери, стоя на коленях, молча протягивали руки. Подавали баночки, котелки, просили есть. Солдаты со слезами на глазах по крохам раздавали свои пайки детям. Как они жадно съедали кусочки хлеба, бережно держали его в руках! Сёстры оказывали медицинскую помощь больным и раненым. Думалось, какая же добрая душа у русского человека!
 Война окончилась, а меня оставили ещё служить в комендатуре города. Только в 1947 году демобилизовали по состоянию здоровья».

 За два года, проведённых на фронте, М.Ф. Щербаков не получил ни одного серьёзного ранения. Хотя был один случай, о котором Михаил Фёдорович вспоминал, скорее, с юмором:

 «Разок меня шарахнуло. Подъехали мы на полуторке рыть наблюдательный пункт. Я полез на машину за лопатами, и тут поблизости взорвался тяжёлый снаряд. Меня метров на 10-15 отбросило. Хорошо, на картонки приземлился, ничего себе не сломал».

Благодарность Щербакову М.Ф от командира воинской части за прорыв оборону на Одере

Наградные удостоверения М.Ф. Щербакова.

Вручение медалей ветеранам. Луговая (Лобня). 18.02.2015
Интервью с Щербаковым М.Ф. (1:30)

Высадка деревьев на Братской могиле 24 апреля 2010 годаВысадка деревьев на Братской могиле 24 апреля 2010 года.

Слева направо: Шамина Л.А., Щербаков М.Ф. – председатель совета ветеранов, Жабинский Александр, воин-афганец Жабинский Валерий, директор Музея ВНИИ кормов Лаврова А.А., Асцатурян Карен, Буров Андрей.

В.Ф. Ковалёв и М.Ф. Щербаков (Луговая, 9 мая)
В.Ф. Ковалёв и М.Ф. Щербаков (Луговая, 9 мая)
blank
М.Ф. Щербаков, В.Т. Себежко и В.В. Станков (Луговая, 9 мая)
М.Ф. Щербаков, В.Т. Себежко и В.Ф. Ковалёв в музее ВНИИ кормов
М.Ф. Щербаков, В.Т. Себежко и В.Ф. Ковалёв в музее ВНИИ кормов

blank

blank

М.Ф. Щербаков в музее ВНИИ кормов на выставке, посвящ. Дню Победы
М.Ф. Щербаков в музее ВНИИ кормов на выставке, посвящ. Дню Победы
М.Ф. Щербаков в музее ВНИИ кормов у бюста В.Р. Вильямса
М.Ф. Щербаков в музее ВНИИ кормов у бюста В.Р. Вильямса
М. Ф. Щербаков в музее ВНИИ кормов
М. Ф. Щербаков в музее ВНИИ кормов
М.Ф. Щербаков с коллегами-луговодами в музее ВНИИ кормов
М.Ф. Щербаков с коллегами-луговодами в музее ВНИИ кормов
М.Ф. Щербаков у бюста В.Р. Вильямса со своим портретом, подаренным на 90-летие
М.Ф. Щербаков у бюста В.Р. Вильямса со своим портретом, подаренным на 90-летие
Уникальный человек (статья А.А. Лавровой в газете Лобня к 90-летию М.Ф. Щербакова)
Уникальный человек (статья А.А. Лавровой в газете Лобня к 90-летию М.Ф. Щербакова)
Статья В.Ф. Ковалёва о М.Ф. Щербакове (газета Лобня №19 07-14 мая 2004 г.
Статья В.Ф. Ковалёва о М.Ф. Щербакове (газета Лобня №19 07-14 мая 2004 г.

blankblank “Если бы мне пришлось выступать в Бундестаге, как мальчику Коле, то я, пожалуй сказал такие слова: 
 – Уважаемые депутаты. Сегодня я увидел чудо. И это чудо называется Германия. Я шел к вам и смотрел на красивые берлинские улицы, на людей, на замечательные памятники архитектуры, и теперь я стою тут, и смотрю на вас. И я понимаю, что всё это чудо. Что вы все родились на свет и живете в Германии. Почему я так думаю? Потому что учитывая то, что ваши солдаты сделали у нас, на оккупированных территориях, бойцы Красной Армии имели полное моральное право уничтожить весь немецкий народ. 
 Оставить на месте Германии выжженное поле, руины и только параграфы учебников напоминали бы о том, что была когда-то такая страна. Вы вероятно не помните всех подробностей оккупации, но это и не нужно. Я просто напомню вам о том, что солдаты Вермахта и СС делали с советскими детьми. Их расстреливали. Часто на глазах у родителей. Или наоборот, сначала стреляли в папу с мамой, а потом в детей. 
 Ваши солдаты насиловали детей. Детей сжигали заживо. Отправляли в концлагеря. Где у них забирали кровь, чтобы делать сыворотку для ваших солдат. Детей морили голодом. Детей жрали насмерть ваши овчарки. Детей использовали в качестве мишеней. Детей зверски пытали просто для развлечения.
 Или вот вам два примера. Офицеру вермахта мешал спать младенец, он взял его за ногу и разбил его голову об угол печки. Ваши летчики на станции Лычково разбомбили эшелон, на котором пытались вывезти детей в тыл, и потом ваши асы гонялись за перепуганными малышами, расстреливая их в голом поле. Было убито две тысячи детей.
 Только за одно то, что вы делали с детьми, повторюсь, Красная Армия могла уничтожить Германию полностью с ее жителями. Имела полное моральное право. Но не сделала.
 Жалею ли я об этом? Конечно нет. Я преклоняюсь перед стальной волей моих предков, которые нашли в себе какие-то невероятные силы, чтобы не стать такими же скотами, какими были солдаты Вермахта.
 На пряжках немецких солдат писалось «С нами Бог». Но они были порождением ада и несли ад на нашу землю. Солдаты Красной Армии были комсомольцами и коммунистами, но советские люди оказались куда большими и сердечными, чем жители просвещенной религиозной Европы. И не стали мстить. Смогли понять, что адом ад не победить.
 Вам не стоит просить у нас прощения, ведь лично вы ни в чем не виноваты. Вы не можете отвечать за своих дедов и прадедов. Но я скажу честно – для меня немцы навсегда чужой, чуждый народ. Это не потому что лично вы плохие. Это во мне кричит боль сожженных Вермахтом детей. И вам придется принять, что как минимум еще моё поколение – для которого память о войне это награды деда, его шрамы, его фронтовые друзья – будет воспринимать вас так.
 Что будет потом, я не знаю. Возможно, после нас придут манкурты которые все забудут. И мы многое для этого сделали, мы много что просрали сами, но я надеюсь, что еще не все потеряно для России.
 Нам конечно нужно сотрудничать. Русским и немцам. Нужно вместе решать проблемы. Бороться с ИГИЛ и строить газопроводы. Но вам придется принять один факт: мы никогда не будем каяться за нашу Великую эту войну. И тем более за Победу. И тем более перед вами. Во всяком случае, повторюсь, моё поколение. Потому что мы тогда спасли не только себя. Мы спасли вас от вас самих. И я даже не знаю, что важнее”.

1 Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.