Меню Закрыть

ЛУГОВСКАЯ ШКОЛА

 История школы.

 История школы микрорайона Луговая начинается в 1923 году. В поселке Качалкино, где жили работники Государственного Лугового института (ныне ВНИИ кормов имени В.Р. Вильямса) открылась семилетняя школа.

 Первым директором школы назначили Бример Зинаиду Васильевну. Затем на этом посту её сменяли Демаков Павел Иванович и Иванова Ольга Ивановна. Слева – старые фотографии школы и её первые учителя: Смирнова Прасковья Алексеевна, Величко Надежда Петровна, Луньков Дмитрий Алексеевич, Никулина Серафима Дмитриевна, Зобкова Екатерина Дмитриевначитать далее…

Фотоальбом "Луговская (Качалкинская) средняя школа"

Ветераны педагогического коллектива Луговской школы

95-летие Луговской (Качалкинской) школы. 29 ноября 2018 года.

95-лет-Луговской-школе_1.jpg

95-лет-Луговской-школе_2.jpg

2019 год. Луговская школа на ремонте - линейка у Дома Культуры Луговой. 2 сентября 2019 года, утро...
2019 год. Луговская школа на ремонте – линейка у Дома Культуры Луговой. 2 сентября 2019 года, утро…

blank

blank

Материал "Битва за Москву", который был создан благодаря активному участию учителей, работавших в Луговской школе.

к 75-ю Победы

blank

Битва за Москву

Командующий Западным фронтом Г.К. Жуков
Командующий Западным фронтом Г.К. Жуков

Луговая, ноябрь – декабрь 1941
Последний рубеж обороны Москвы

blank

«…Для нас оказалась неожиданной ударная мощь немецкой армии. Неожиданностью было 6-8 кратное превосходство в силах на решающих направлениях. Это и есть то главное, что предопределило наши потери первого периода войны», – так высказался об этих тяжелых днях маршал Г.К. Жуков.1
Через месяц после начала войны, к середине июля, фашистские полчища продвинулись вглубь страны на восток до 350-600 километров.
Наша армия с большими потерями отступала. Целые воинские части попадали в окружения, в «котлы», огромное количество войск, которые не могли оказать мощное сопротивление.
Враг превосходил нас в военном искусстве, сказались и репрессии перед войной.
2-х месячное сопротивление Смоленска, Ельни затормозило прорыв лавины танков.
2-го Октября 1941 г. началось новое наступление. Танковые колонны и мотопехота двигались на Москву с севера и юга. В планы фашистского командования входило замкнуть кольцо окружения вокруг Москвы, нанести удары с севера Москвы – на Клин и Калинин (Тверь), с юга – на Тулу и Каширу…

От советского Информбюро: «В течение ночи с 14 на 15 октября немецко-фашистские войска прорвали нашу оборону».
Над Москвой нависла угроза.
Отступление – еще не поражение.
Генштабом с Ленинградского фронта был срочно вызван командующий фронтом Г.К. Жуков. Он уже заявил о себе как незаурядный военачальник, остановивший немцев под Ельней.
10 октября 1941 г. Г.К. Жуков принял командование сильно поредевшим Западным фронтом. Сражением за Москву теперь управлял и отвечал Жуков.
Он восстановил, сформировал Западный фронт. Цель была одна: не допустить немцев в Москву, продержаться, как можно дольше со своими быстро таявшими войсками до прихода резервов.
Красная Армия в жестоких боях несла большие потери. Отправляли на передовую курсантов военных училищ, спешно формировали в Москве дивизии народного ополчения. С Дальнего Востока начали прибывать бригады из состава Военно-Морского флота.
blankМосква перешла на осадное положение. Появление на улицах без специального пропуска с 12-ти ночи до 5 утра запрещалось. Сохранился пропуск, выданный Кузнецову Михаилу Павловичу для проезда из Москвы до ст. Луговая.

На тумбах и стенах домов вывешивали тексты постановления: «Нарушителей строжайшего порядка предать суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте.»
На всех магистралях, ведущих к столице, были возведены доты, заминированы дороги, устроены ежи и надолбы.
У нас в Луговой женщины, проводив на фронт своих близких, дорогих научились работать на тракторах (урожай был богатый), копали противотанковые рвы. Они тянулись к Лобне от поселка и к Уче 6-ти метровой ширины и 4-х метровой глубиной.
Ров проходил в поселке института за молотильным сараем, через дорогу в лес, за сараями по полю. Остатки этого рва сохранились в районе ул. Вильямса.
Сохранились траншеи вдоль холма Клинско – Дмитровской гряды у села Троица.
Стали налетать вражеские самолеты. Они возникали неожиданно, сначала очень низко, видимо, рассчитывали нас напугать. Потом стали сбрасывать бомбы, но ни одна из них не попала в цепочку работающих. Работали и на строительстве противотанкового рва в Хлебниково, где проходил подмосковный оборонительный рубеж. Слякоть, грязь, холод, тяжело было с непривычки работать с лопатой целый день.
На работы выходили в 7 утра, шли пешком до своего объекта. Изредка удавалось доехать поездом, тогда они ходили дважды в сутки – утром и вечером.
Между Луговой и Депо, Луговой и Некрасовской и сейчас можно видеть блоки на откосах ж/д на случай прорыва немцев.
Любопытную историю рассказал К.В. Кратюк (его воспоминания передал В.М. Кузнецов из пос. архитекторов):

«Солдаты 35-й отдельной стрелковой бригады копали на участке оборонительные окопы. На пути оказалась яблонька, и они не просто выкопали её, а пересадили аккуратно на новое место. И это, когда уже враг, что называется, дышал в спину! В памяти отчетливо остались «щели», вырытые на участках и оборудованные под бомбоубежища. Щели – это окопы в виде буквы «Г», чтобы укрываться от снарядов.»

Институтский поселок был из бараков с общим коридором и имел всего два кирпичных дома. Весь парк был изрыт окопами, землянки и укрытия строили в рост человека.
Фашисты сбрасывали на Москву зажигательные бомбы, и жители дежурили на случай пожаров.

«Еще до прихода немцев мне пришлось наблюдать воздушный бой над Луговой. Два немецких самолета гонялись за нашим «ястребком» и в конце концов сбили его. Луговские женщины нашли раненого летчика, он стонал, не приходя в себя. Отвезла его на саночках моя сестра Ирина в полянскую больницу». – Ф. Карпов

Фронт подходил все ближе, слышался гул канонады, ночью наблюдали зарево со стороны Озерецкого. 15 ноября директор института Тарковский вызвал нас ночью с предложением: «Кто хочет эвакуироваться, можете уезжать. Немец подходит к Рогачево. На Лобне есть составы. Кто хочет, может эвакуироваться со скотом. Не задерживаем никого».
Заведующая фермой Толстова Александра Андреевна и Кубанова Мария Афанасьевна сохранили институтское стадо, увели его от места боев.

«Лесник деревни Горки хорошо знал наш лес, когда немцы наступали со стороны Краской Поляны, он увел жителей под его кроны. Там люди выкопали землянки для себя и животных». – Л.А. Шамина

«Через наш поселок, он состоял из нескольких деревянных домов, почти непрерывно шли беженцы из Озерецкого и других сел. У нас грелись ополченцы 26-го рабочего батальона, они рыли противотанковые рвы» – Антипины Л и Г.

Противник, лишившись надежды овладеть Ленинградом, перебросил свои силы на московское направление. Враг нацелился захватить Москву с севера. По воспоминанию ветеранов войны, танков и мотопехоты было так много, что казалось, вся Германия движется на нас.
Западный фронт трескался и гнулся под натиском гитлеровцев. Военный совет Западного фронта разработал план разгрома противника. Г.К. Жуков сделал ставку на внезапность. Противник не ожидал, что советские войска способны перейти к активным действиям. В строжайшей тайне во внутренних округах накапливали силы резервные армии. В критическое время должны были выступить на самые опасные участки, где немцы продолжали атаковать, три армии:

  • 1-я ударная (командующий В.И. Кузнецов) в районе Дмитрова и Яхромы;
  • 20-я – в районе Красной Поляны, Лобни и Химок;
  • 10-я – направление Рязани (командующий Ф.И. Голиков);

Для содействия Западному фронту привлекают Калининский фронт (командующий Конев И.С.) и Юго-Западный (командующий Тимошенко С.К.). Контрудары должны были наноситься по главным группировкам, танкоопасным направлениям, т.к. у Жукова не было превосходства в силах для наступления.2 Была опасность, что к противнику подойдут новые силы.

blank
Добавлено Автором сайта. Дополнительно

Военные события осенью 41 года нарастали с обвальной скоростью.
Красная Армия оставила Калугу, Тверь. 29 ноября танки противника ворвались в Яхрому, захватив мост через канал Москва – Волга (канал им. Москвы), укрепились в селе Белый Раст. С высокого холма села простреливались Дмитровское, Рогачевское шоссе и канал.
27 ноября противник занял Клин и Солнечногорск. Его танки с пехотой шли вдоль Рогачевского шоссе.
Чтобы остановить врага, в район села Озерецкого в лютую стужу совершил ночной марш на машинах артдивизион оперативной группы А.И. Лизюкова. На рассвете 28 ноября занял боевую позицию на широком фронте в 8 км., так как соседей просто не было. Бойцы вступили в неравный бой, отражая атаки двух вражеских дивизий. Вскоре вступили в бой орудия, стоящие на прямой наводке. Фашистам не удалось пройти к Дмитровскому шоссе по Рогачевскому и вынуждены были искать обходные пути.
В ночь на 27-28 ноября из Москвы на окраину села Киово на 4-х грузовиках «Зил» прибыла 13-я батарея (4 зенитки) 854-го зенитного артполка с позиции мясокомбината им. А. Микояна. Войск на пути не встретили.
За спиной у зенитчиков в Киово на дальнем повороте улицы стоял в засаде единственный танк «КВ» с заданием не пропустить противника на Дмитровское шоссе. Огневая позиция зенитчиков разместилась в 300-х метрах от противотанкового рва недалеко от переезда. Вскоре на поддержку батарее ночным маршем прибыл артполк под командованием капитана А.И. Лопуха, стали прибывать подразделения стрелковых полков.
30 ноября фашистам удалось вклиниться в нашу оборону, прорваться к поселку Красная Поляна со стороны Мышецкого, занять д. Катюшки, что на 4 км ближе к Москве.
Катюшки, Красная Поляна, Лобня, Химки, Луговая – ближайшие к Москве – 18-27 км. – районы напряженных сражений.
Фашистские войска в любой момент могли появиться в Москве, казалось, что вот-вот..
1 декабря колонна из 11 немецких танков пошла в наступление на Лобню, они шли от Горок Киовских. Командир одной из зениток Гайк Шадунц (другие были разбиты) подбил головой танк, он завертелся и замер, другие, оставшись без командира, отстреливаясь, задним ходом отошли назад.
Через день в атаку пошли 23 танка с автоматчиками. Зенитка Г. Шадунца и орудия огневой позиции в Киово стреляли без передышки.
Когда бои утихли, вокруг зенитки Г. Шадунца было много подбитых танков, гильз от снарядов.
В Лобне на постаменте стоит зенитка, точно такая же, из каких вели огонь по танкам зенитки в 1941 г.
Части противника пытаются прорваться в Химки, Хлебниково, Владычино, бросают в бой последние силы, сопровождая удары огромным количеством артиллерии, миномётов, крупной танковой колонной.
«Вот она, Москва, совсем рядом», – немцев подстегивала мысль о богатом городе, наживе и теплых квартирах. В письме немца домой: «Русские делают все, чтобы удержать Москву».
Гитлеровские части собирались установить дальнобойные орудия с длинным стволом калибром почти 300 мм. для обстрела Москвы. Дерзкая операция бойцов 16-й армии К.К. Рокоссовского сорвала замысел врага, орудия были подорваны.3
Шли тяжелые бои, переходили в рукопашные схватки. Наши воины истекали кровью. Крюково, Пучки, Катюшки, Киовские Горки, Нестериха, Луговая – места самых тяжёлых боев.

Ладонь прижми: и ныне горяча
Земля от крови,
Преклони колени.

Позиции на Красной Поляне, по воспоминаниям командира А.И. Лопуха, посетил генерал Жуков. Он предупредил, что надо готовиться к большому наступлению, и пообещал подбросить снарядов.
На наши огневые позиции было доставлено по несколько машин снарядов на каждое орудие.
Штаб Западного фронта, изучив возможности, сделал вывод: враг истощен, помощь врагу подойти не успеет. В районы ожесточенных боев подходят наши резервы: минометные, танковые части, стрелковые дивизии и бригады 20 армии (штаб в Химках).

С утра 7 декабря введены в сражение все части армии.

«В назначенное время «Ч» мы открыли по немецким позициям ураганный огонь всеми орудиями. Это создало условия для успешного продвижения нашей пехоте»
капитан А.И. Лопух

Бронепоезд № 55 с лобненского переезда вел огонь в направление Озерецкого и Красной Поляны, 20-я армия и 16-я армия, усиленная свежими частями и соединениями, гонят врага от столицы.
35-й стрелковой бригаде, по воспоминаниям курсанта Башкова К.К. (в бригаде начинал рядовым бойцом), командованием 20-й армии был получен приказ занять оборону:

«I батальону – Луговая – Киово,
II батальону – с выходом на Лобня – Киово,
III батальону – в Хлебниково.
Идем пешком в Хлебниково, где уже побывали немецкие разведчики-мотоциклисты.
Киово-Лобня, круг за кругом над нами самолеты,
Снег по пояс, отчаяние, падают друзья. Лес, укрылись.
Командиры построили, искали раненых.
Впереди Горки – вихри снежные – немецкие танки, за ними пехота.
У развилки Рогачевского шоссе стояла пушка 13-й батареи, открыла огонь по танкам и наша артиллерия – «сорокапятки». Огневая дуэль. Противник потерял два танка и отошел к селу Горки».

35-я стрелковая бригада была сформирована в октябре 1941 года в Ташкенте. Ее личный состав был из курсантов Ташкенского пехотного училища, Алма-Атинского пулеметного и Киевского артиллерийского училища. Командир П.К. Будыхин, участник 1-й мировой и гражданской войн. Из Узбекистана на курьерской скорости прибыли эшелоны на станцию Химки – Ховрино 27 ноября. В полной темноте разгрузились, вооружились, вошли в состав 20-й армии.

Уходил я на фронт с друзьями,
За спиной – 19 лет.

Луговая 1-го декабря.

В поселок НИИ кормов немцы пришли во второй половине дня.4 Со стороны деревни Горки Киовские стал доноситься грохот. На дорогу со стороны леса выехали немецкие танки, 2 или 3, с красным флагом и черными крестами, за ними шла пехота. Танки вели обстрел. Наши солдаты, оставшиеся в поселке, отходили к ж/д. Появились первые жертвы: погиб 2-х летний Юра Хоботов, бабушка Ерина и другие. Все побежали прятаться. Большинство собралось в холодной котельной института.

Зазвучала чужая речь. Утром на мотоциклах прибыла группа солдат «СС». Приказали всем выйти, выстроили в коридоре. Перед нами прошел немец с переводчиком. Он сказал, чтобы коммунисты, комсомольцы вышли вперед. Никто не вышел. Престарелых мужчин и подростков загнали в клуб, снимали с них шапки, шарфы, валенки. За клубом скрывались танки.

35-я стрелковая бригада заняла позицию на станции Луговая в ночь на 1 декабря. С 1 на 2-е декабря на станции Луговая заняла оборону 64-я морская стрелковая бригада.5

Савеловская ж/д стала линией фронта и последним рубежом обороны Москвы.

Возникла угроза прорыва на Дмитровское шоссе. В районе нынешней ул. Панфилова, у поворота к Некрасовской, была обнаружена вражеская разведка.
64-я отдельная морская стрелковая бригада, наряду с другими, была доставлена с Дальнего Востока эшелонами, которые останавливались только для смены паровозов. Войска выгружались в Загорске (г. Сергиев – Посад), разместились в Марфино, Федоскино, Сухарево, направились в сторону Дмитровского шоссе по частям, не дожидаясь полной выгрузки. Слишком тяжелым было здесь положение.
64–я морская бригада сформировалась из моряков и морских пехотинцев Тихоокеанского флота, курсантов военно-морских училищ, сибиряков, численностью 5 тысяч бойцов. Вошла в состав 20-й армии (командующий И.М. Чистяков), штаб бригады в Марфино.
Обе бригады 35-я и 64-я ведут оборону на широком фронте. 35-я занимает линию подготовленных оборонительных районов на рубеже Сухарево, Троице-Сельцо, поселок архитекторов, Шолохово, Луговая, Еремино (штаб бригады) и Киово.
64-я продолжает укреплять оборонительные сооружения на линии Черная, Катуар, Киово, Луговая. В Луговой 35-я разместилась в блиндажах вдоль Савеловской ж/д., укрепляя их инженерными сооружениями, 64-я – в лесах, прилегающих к станции Луговая.

2-го декабря в 18:00 противник силою до 7 танков и роты автоматчиков обстрелял нашу роту со стороны станции Луговая.
У ж/д установлен обелиск – гранитный камень с выбитой надписью: «Здесь проходила линия обороны в декабре 1941 г».
Вся местность была под прицелом снайперов, которые укрывались в водонапорной башне и в верхних этажах 17 дома (здание общежития). Не переставая, шла одиночная стрельба противника из автоматов, била пушка с того места, где сейчас клуб. Водонапорную башню пробила 76мм. пушка, пробоины получили д. 17 и 21, где устроились немцы.

Пункт связи и медпункт размещались в доме обходчика. Здесь же был окоп для населения (он отмечен недавно металлической оградой). Окопы тянулись вдоль железной дороги.

5 декабря. Гитлеровцы6 стремились занять блиндажи в районе станции Луговая, пытались перерезать ж/д и выйти на Дмитровское шоссе, бросили в бой до 200 человек пехоты с тремя танками. Танковым ударом была разбита 76 мм пушка, погиб ее расчет. Один танк противника подорвали гранатами (ближе к блиндажам), второй – ближе к будке стрелочника. Попытки прорваться в район обороны продолжаются.

6 декабря отбита атака на Луговую до роты противника с танками. Была захвачена сумка, владелец ее солдат, принадлежавший полку «СС». Бои шли на территории НИИ кормов. На месте метеостанции находился дот, под его огонь попадали наши бойцы.

«Впереди полоска огневая,
Где идет смертельный бой.
Позади нас Луговая
И Москва за нашей спиной.

Свистели пули, и рвалась шрапнель,
Над нами не было наката,
Броней была солдатская шинель»

А. Клишин, г. Ташкент, ветеран 35ОСБ

Обороняя участок Луговой совместно с 35-й бригадой, бойцы 64-й морской выполняют другие задания командования.

Из воспоминаний Д. Гордовского:

«В ночь на 3 декабря наш батальон получил задание взять поселок Красная Поляна. Поздно ночью с криком «Ура» наша пехота ворвалась в поселок, немцы попадали под пули нашего «дегтярева». Бой был жестокий, враг начал закидывать нас минами. У нас закончились все диски, осталась одна граната. Батальон отошел в лес.
Второе наступление было на деревню Катюшки, там в бою немцы окружили наш взвод, осталось в живых три человека, мы сумели добраться к Луговой.
По приказу командования 1-й батальон направлен в район Кузяево, к Белому Расту. Но продвинуться не смог, попав по действие сильного пулеметного, артиллерийского и минометного огня противника. Перешли к обороне станции Луговая.»

7 декабря в 20.00 идет бой за овладение Институтом кормов во взаимодействии с соседними частями. При поддержке огневых ударов артиллерии 35-я отдельная стрелковая бригада стремительной атакой сломила сопротивление противника и овладела институтом НИИ кормов. 7
За Савеловскую ж/д враг не прошел.

8 декабря. 35-я Бригада, освободив Луговую, заставила противника отходить к совхозу «Озерецкое» на Рогачевском шоссе. Он отходит, оказывая сопротивление. Завязался бой за село, превращенный немцами в огневой узел обороны.

«..35 –я, вперед, священный бой
К новым подвигам герои Луговой..

З5-й с боевого марша завоеван был Солнечногорск»

– слова из песни помощника командира 1-й батареи 35ОСБ Баранова.

Отходя, немцы минировали дома и дороги. Первыми в институт вошли саперы, разминировали 17 мин.

«Вы живы? Выходите, ведь пришли наши», – звали вышедшие из укрытий. На дороге стояли красноармейцы в белых полушубках и серых валенках. Поле шириной до километра было усеяно убитыми. Было много раненых, их размещали в доме Гулевых В.П., что стоял у ж/д, на полу, покрытом лапником. Днем и ночью топили печь. Раненым помогали жители 2-х этажного дома, что и сейчас стоит у платформы. Когда вывозили раненых, крови было столько, что ее собирали ведрами. Подбирали и вывозили на санях останки погибших бойцов, перезахоронили в братскую могилу.

«Друзей мы много потеряли,
И каждый третий был убит»
А. Клишин, г. Ташкент, ветеран 35ОСБ

Кубанова Мария Афанасьевна вспоминала:

«Я была комсомолкой, работала на хозяйственных работах в Институте кормов. При возникновении захвата немцами института я была оставлена дома с задачей держать связь с местными партизанами. Ужасно страшные картины пришлось увидеть мне в дни хозяйничья фашистов. Убивали раненых красноармейцев, любого, кто им не подчинялся. На скотном дворе они «пригвоздили» бороной нашего бойца».

Житель поселка Карпов в своем сарае прятал раненых бойцов. Это были молодые киевские солдаты. Немцы жестоко расправились с ними.

Дед Павлов предупредил наших бойцов, чтобы при обстреле сохранили здание института, так как в нем находились жители. По возвращении погиб от шальной пули. Он был похоронен под дубом, где сейчас памятник-солдат, перезахоронили в братской могиле.
Был подбит наш танк, одного раненого спрятали в подвале Осетровых.

«Отступая, немцы меня и Колю Бунина, одноклассника, бросили в колонну военнопленных. Кто-то из подростков сумел спрятаться. Вели под усиленной охраной, стреляли в ослабевших и в тех, кто делал попытку к бегству. С Рогачевского шоссе свернули в лес. На окраине какой-то деревни всех согнали в большой сарай. В сумерках красноармейцы устроили нам побег. Позже мы узнали, что пленных немцы сожгли живьем.»
В. Шмелев

В институте немцы были недолго, но зла натворили много: были выбиты окна, почернели дома, перегородки бараков пошли на растопку печей, разбросаны книги.
Долго не стихала канонада со стороны Белого Раста. Там враг сосредоточил танковую и другие части с тем, чтобы ударить в стык 1-й ударной и 20-й армии и выйти на северо-восточные подступы к Москве, Катуару.
Бойцы 64-й морской бригады атаковали противника, против них открыли ураганный огонь. Жаркий бой продолжался два дня. Опять атака. Сопротивление было сломлено, когда матросы 64-бригады вступили во взаимодействие с 24-й танковой бригадой, 10 танков с автоматчиками шли со стороны с. Троица через поселок архитекторов.

В результате контрударов 20-й армии, 16-й армии и 1-й ударной в районе Дмитрова (город воинской славы), Крюково, Красной Поляны, Яхромы, Белого Раста, Луговой наши войска остановили продвижение противника к Москве.
Фашисты сразу ощутили наметившиеся перемены, яростно сопротивлялись, пулеметы, минометы и даже орудия устанавливали в жилых домах и других постройках.
За первые три дня наступления войска прошли 30-40 км.

Жуков считал, что темпы недостаточны, выбить немцев из укрытий было необходимо. Стоит дать гитлеровцам передышку, как они уплотнят фронт, и будет намного труднее преодолевать сопротивление.
Штабы всех армий Западного фронта получают директиву: «Ни шагу назад, стоять насмерть», значит: идти в атаку по пояс в снегу, идти в наступление, когда орудия застревали и отставали, ночевать в промерзшем окопе без горячей пищи, по многу ночей не спать.

О том времени фронтовой поэт пишет:
«Будь проклят 41-й
И вмёрзшая в снега пехота»
.

Издалека на высоком гранитном постаменте недалеко от ст. Яхрома виден памятник защитникам Москвы. В стремительном движении вперед застыла фигура советского солдата.

Одновременно шли напряженные бои в районе Тулы. Вооруженные отряды тульских рабочих, действие кавалерийского корпуса (командующий П.А. Белов) и резервной армии остановили наступление танков противника в обход Москвы с юга.

Чистяков Иван Михайлович - генерал-полковник, Герой Советского Союза на платформе Луговая в 1973 году. В декабре 1941 года Чистяков в звании полковника командовал 64 особой (морской) стрелковой бригадой. Бригада защищала совместно с 35 осбр и освободила в декабре 41-го ст. Луговую и Институт кормов от фашистских захватчиков...
Чистяков Иван Михайлович – генерал-полковник, Герой Советского Союза на платформе Луговая в 1973 году. В декабре 1941 года Чистяков в звании полковника командовал 64 особой (морской) стрелковой бригадой. Бригада защищала совместно с 35 осбр и освободила в декабре 41-го ст. Луговую и Институт кормов от фашистских захватчиков…
Будыхин П.К. - командир 35 осбр 20А
Командир 35-й отдельной стрелковой бригады Пётр Кузьмич Будыхин

13 декабря 1941 г. всю страну, весь мир всколыхнуло сообщение о разгроме фашистских группировок под Москвой. Здесь было заложено начало крутого поворота в войне.
Сражение за столицу продолжается. Враг был еще в 130 км.

«Я убит подо Ржевом» (стих А. Твардовского) – глухое эхо о тех страшных боях.

Война продолжалась.
Потекут еще реки крови, прежде чем взойдет солнце Победы.

В Луговой, в дубовой роще (за зданием института) расположена братская могила. Похоронено 117 бойцов 35-й отдельной стрелковой бригады и 64-й отдельной морской стрелковой бригады (моряки-дальневосточники). Защитники Москвы и Луговой.
В братской могиле хранится земля, обагренная кровью 12 луговчан, погибших под Ельней Смоленской области. Там на подступах к Москве фашистов задержали на полтора месяца.

130 луговчан ушли на фронт, не вернулся домой каждый второй. Их имена названы на плитах братской могилы.

В боях за Белый Раст 64-я морская8 бригада потеряла 476 человек.9 В центре села Белый Раст, у церкви, расположен мемориал памяти дальневосточников – морских пехотинцев, героически погибших за Москву в декабре 1941 г. Памятник морякам установлен в Кузяево.

Спите, воины, вам спасибо
Вам – поклон до самой земли.
Вы для нас сберегли Россию
Вот себя уберечь не могли!

Г.К. Жуков возглавлял Западный фронт почти 10 месяцев. Его стратегическое мышление, твердость характера нужны были для новых побед. Маршал Победы четырежды Герой Советского Союза награжден четырьмя орденами Ленина, двумя орденами Победы, орден Победа №1. Памятник прославленному полководцу установлен в центре Москвы, у здания Исторического музея.10

По инициативе фронтовиков, председателя поссовета Н.Я. Шаповалова и завуча луговской школы Смирновой Л.Ф. бывшая Вокзальная улица названа «Улица 35-й Бригады». Тогда же установили стелу с надписью: «Улица названа в честь 35-й Стрелковой бригады, которая с этого рубежа в декабре 1941 г. перешла в контрнаступление против немецко-фашистских захватчиков».

У станции, на месте подбитого фашистского танка стоит солдат-памятник, установленный на средства жителей поселка с надписью:
«Воинам 35-й отдельной стрелковой бригады от благодарных жителей поселка»

«Прекрасно помню подбитый немецкий танк в дубовой роще у станции. Мы, ребята, с наслаждением играли в войну, чувствуя себя победителями, будто это мы подбили махину».
В.М. Кузнецов, пос. архитекторов

В луговской школе велась большая работа по изучению военной истории Московской области. На средства фронтовиков, преподавателей школы при участии школьников был установлен гранитный камень с выбитым текстом: «Здесь проходила линия обороны в 1941 г.».

В лесу, ближе к Некрасовской, грибники наткнулись на прогнивший вражеский танк, а школьники на другой, почти утонувший в болоте на Уче. Не пытались ли немцы выйти на Дмитровское шоссе?

В Луговую к 30-летию Победы из Узбекистана приехали ветераны 35-й стрелковой бригады поклониться праху своих боевых товарищей. Пригласили в гости наших школьников. Под руководством преподавателей Рогинской С.Х. и Галкиной А.Д. десятиклассники поехали в Ташкент с урной земли братской могилы поселка Луговая. Платформа, к которой подходил поезд с нашими ребятами, была заполнена ташкентцами. В торжественной обстановке урну с прахом заложили на главной площади у вечного огня. Сохранилась ли она?
Стало известно, что в Ташкенте на площади Мустакиллик (бывая площадь В.И. Ленина), хранятся останки узбекского солдата, погибшего под Москвой.

Новый памятный знак поставлен благотворительным фондом «Обелиск». Идея установки знаков в местах, где проходила битва, принадлежит бывшему губернатору Московской области Борису Громову.11

Текст составлен по воспоминаниям свидетелей событий ноября – декабря 1941 г., а именно:
Аксеновой З.А., Якубовой А.Т., Трифоновой А.Н., Алексеевой Е.А., Панковой В.В., Шаминой Л.А., Кузнецова В.М., Гулевых В.П., Кудрявцевой М.П., Ромашовой Г.. Татариновой Н., Буйло И., Лопуха А., Киреевой Е.И., Шмелева В., Карпова Ф., Кубановой М.А., Антиповой Любови и Антиповой Галины, А. Клишина, ветерана 35-й бригады, Крапивиной В.В.

Не узнать теперь мест прежних жарких боев. Выросло новое поколение.

«… все в новые пространства посылая,
ты говоришь мне:
«Только не забудь!»
И вот – ты видишь:
я не забываю».

О. Берггольц

Использованная литература и материалы:

1. «Последний рубеж. Полшага до Москвы: хронология событий в документах: (документально-исторический сборник)». Соавторы: «История танка Т-34», музейный комплекс (Москва), Васильева, Л. Н., 2011 г.
2. «Архивная справка» г. Подольск, Центральный архив Минобороны России. 28.08.2018 г.
3. А.П. Белобородов «Ратный подвиг», м. 1973 г.
4. Т.Б. Рогова «Лобня», 2011 г.
5. М. Криворучко и Скотников «Боевая слава Подмосковья», М. 1986 г.
6. Материалы музея Великой отечественной войны НИИ кормов имени В.Р. Вильямса и музея истории г. Лобня
7. Лев Колодный «Московский комсомолец», 3 декабря 2016 г. Статья «Сержант против фельдмаршала».
8. Леонид Репин «Как чуть не сдали Москву», газета «Комсомольская правда» 13-20 октября 2011 г.
9. «Пушки Красной Поляны» Л. Лазарев М. 1986 г.
10. Л. Панина «Лента славы», Газета «Лобня» 16.03.2012 г.
11. Владимир Карпов «Маршал Жуков, его соратники противники в годы войны и мира». Роман-Газета №12 от 1991 г.

Луговая, 2020г.
Над текстом работали дети войны с 1986 г.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Лишь кратко выскажусь относительно данной фразы (по простой причине - она уводит от истины): Георгий Константинович был, ни много ни мало, начальником Генерального штаба нашей Красной Армии (важнейшее организующее звено Армии).
    Изучая множество свидетельств как его друзей, так и врагов, отмечу 2 аспекта: первое - Жуков не соответствовал по своему образованию и складу характера такой должности (и как мы знаем результат - был заменён Шапошниковым). И второе: этот талантливый полководец и Герой, был ко всему прочему весьма "себялюбивым", с трудом признавал иные точки зрения, что сказывалось как положительно, так и отрицательно в разных ситуациях его руководства... И дополнительно: признавать свои ошибки великому маршалу Победы так и не удалось в полной мере... - прим. и личное мнение Автора сайта.
    Дополнительно - лишь одна цитата из книги В. Успенского "Тайный советник вождя": "При всем своем уважении к Георгию Константиновичу Жукову, должен сказать, что стратегическим дарованием он не отличался. Другой склад ума, другой характер. Он превосходно знал тактику, разбирался в оперативном искусстве, он мог наладить взаимодействие войск, заставить их выполнить поставленную задачу. Он был незаменимый организатор, прекрасный исполнитель больших замыслов, причем сражался не по шаблону, творчески. Но вынашивать крупномасштабные решения, предвидеть ход событий — на это он даже не претендовал."
  2. Этот "стереотип" очень сильно распространён в т.н. послевоенных документах о войне. Документы же войны (к примеру - Журнал боевых действий Западного фронта) говорят совершенно об ином - прим. Авт.
  3. Документами военного времени данный факт не подтверждается. Так же он не подтверждается послевоенными исследованиями - прим. Авт.
  4. Дата "1 декабря 1941 года" ещё недавно фигурировала в некоторых источниках информации (в т.ч. на инфостендах Музея ВНИИ кормов) как дата прихода немцев в Институт кормов. Но: на сегодня ни документами военного времени, ни абсолютным большинством воспоминаний свидетелей тех дней, ни послевоенными исследованиями, данный факт не подтверждается. Немецкая атака на Луговую (Институт кормов) произошла во второй половине дня 2-го декабря 1941 года. - прим. Авт.
  5. Документами военного времени данный факт не подтверждается. Смена частей 64 осбр частями 35 осбр происходила утром-днём 5 декабря 1941 года - прим. Авт.
  6. Данный документ военного времени говорит об ином: ...8-я стрелковая рота 3-го батальона 35-й бригады была атакована немцами при попытке занять блиндажи у ст.Луговая... - прим. Авт.
  7. Документами военного времени данный факт не подтверждается. Освобождение Луговой и Института было утром 8 декабря 1941 года - прим. Авт.
  8. В те дни "морской" бригада не была: переименована позже - прим. Авт.
  9. По докладу штаба бригады от 8 декабря, за период боевых действий с 30 ноября по 7 декабря бригада потеряла 446 человек убитыми, 230 ранеными и 242 пропавшими без вести. - прим. Авт.
  10. Слегка "детективная" современная реальность с памятником Жукову - прим. Авт.
  11. По этому поводу есть и иная информация: ранее, такой (да не такой "изменённый", а изначальный) знак был установлен по инициативе Музея истории танка Т-34 и его основателя и президента Васильевой Л.Н. Автор знака - С.Г. Мильченко - прим. Авт.

3 Comments

  1. blank
    Дмитрий Лякин

    К 75-ти летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне: добавлен материал “Битва за Москву”, который был создан благодаря активному участию учителей, работавших в Луговской школе…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.