Меню Закрыть

Животные и война…

Вспоминая некоторые события: информацию о эвакуации Института кормов в 1941 году, в т.ч. его стада, данные из книги Почётного жителя Луговой Андрея Михайловича Дмитриева “Луговодство с основами луговедения”, немногочисленных публикаций в сети о эвакуации части поголовья крупного рогатого скота, овец, коз, свиней и лошадей, проводившихся как в 1941-м году, так и в 1942-м, сподвигло постараться разобраться с цифрами: сколько было, сколько стало… Отмечу сразу: увидев цифры в книге Дмитриева, которые, мягко говоря, радуют, сравнил их с другими источниками и увидел приличные расхождения… Я уже не говорю о достаточно известном высказывании Президента страны о, якобы, отсутствии в СССР мясного животноводства.1

Итак – вначале о цифрах из книги А.М. Дмитриева. Они показывают не только количественные показатели состояния животноводства Советского Союза перед Великой Отечественной войной, но и динамику развития (1934-1938г.г.). Ниже сканы: 

Поголовье, млн. голов1934 г.1938 г.прирост %
– крупного рогатого скота42,463,249
– свиней17,430,676
– овец и коз51,9102,598

Первое: Цифры (в особенности представленный ниже график динамики развития животноводства в СССР-России) впечатляют:2 их очень полезно изучить современным руководителям, отрицающим, что, мол, в СССР было хорошее животноводство, в особенности – мясное… Дополнительно: “Справка для Путина3

Второе: вызывает лишь небольшое удивление4 заниженные по сравнению с данными в книге А.М. Дмитриева цифры, представленные на “официальном интернет-портале Министерства сельского хозяйства Российской Федерации” в статье “Животноводство в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов” и данные “Юбилейного статистического ежегодника” (1987) “Народное хозяйство СССР за 70 лет”. (представляю их полностью ниже).

А здесь лишь данные поголовья:

По данным Министерства сельского хозяйства Российской Федерации (привожу статью ниже), в целом по стране поголовье скота в абсолютных цифрах в 1945 г. в сравнении с 1940 г. характеризуется следующими данными (млн. голов на конец года):

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в %
к 1940 г.

Крупный рогатый скот

54,8

47,6

87

Овцы

80,0

58,5

73

Козы

11,7

11,5

98

Свиньи

27,6

10,6

38

Лошади

21,1

10,7

51

При этом, данные, конечно приводятся на разные годы: в книге Дмитриева – 1938 год, в данных Министерства – 1940 год. Но это было бы существенным, если бы руководство страны принимало, к примеру такие решение, как “об уничтожении контрафактной продукции” или “снижении планов производства”… Но нет: опять скан из книги Дмитриева – планы на III пятилетку по поголовью скота только наращивались

И судя по разным источникам, поголовье в 40-м году как минимум не уменьшалось по сравнению с 38-м… В том числе. это можно увидеть из современной статистической таблицы, размещённой ниже. Но это не сильно уже принципиально.

Животноводство в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

Гитлеровские захватчики нанесли огромный урон животноводству нашей страны. В районах РСФСР, временно оккупированных немецко-фашистскими войсками, поголовье крупного рогатого скота сократилось против довоенного уровня на 60%, овец и коз — на 70%, свиней — на 90%, лошадей — на 77%. В Украинской ССР поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 44%, овец и коз — на 74%, свиней — на 89%, лошадей — на 70%. В районах Белорусской ССР поголовье крупного рогатого скота сократилось на – 69%, овец и коз – на 78%, свиней — на 88%, лошадей — на 61%.

Война нанесла большой урон племенному животноводству. Значительное количество племенного скота было угнано в фашистскую Германию и уничтожено гитлеровцами во время оккупации. Сильно пострадали районы тонкорунного овцеводства, верхового коневодства, а также мясного и молочного скотоводства и свиноводства.

Благодаря усилиям тружеников села, местных партийных и советских органов из прифронтовой полосы Украины, Белоруссии, центральных и западных областей РСФСР удалось эвакуировать значительную часть поголовья крупного рогатого скота, овец, коз, свиней и лошадей. Много лошадей по пути было передано армии. Часть поголовья скота при эвакуации была сдана на мясо. Основная часть скота была размещена в Ставропольском крае, Дагестанской АССР, Сталинградской области и на Северном Кавказе. Некоторые гурты скота украинских колхозов и совхозов достигли Восточно-Казахстанской области.

Летом 1942 г. проводилась вторая эвакуация скота. Перегон скота из прифронтовых районов Северного Кавказа, Среднего и Нижнего Дона, Сталинградской и Астраханской областей производился в два этапа: первый — переправа скота через Волгу, когда вследствие систематических налетов вражеской авиации погибло много людей и животных; второй — эвакуация гуртов скота через территорию Дагестанской АССР. На этом этапе потерь скота было значительно меньше, но часть его пришлось забить на мясо.

За счет убоя скота в значительной мере снабжались войска фронтов и стратегических резервов Ставки Верховного Главнокомандования.

11 марта 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли специальное постановление «О мерах сохранения молодняка и увеличения поголовья скота в колхозах и совхозах». В 1942 г. в порядке контрактации у колхозников было куплено 5,4 млн. голов скота, что позволило увеличить общественное поголовье крупного рогатого скота, овец и коз в колхозах тыловых районов примерно на 10%.

Однако вследствие сокращения кормовой базы к 1 января 1943 г. поголовье крупного рогатого скота в стране уменьшилось на сопоставимой территории по сравнению с 1 января 1941 г. на 48%, в том числе коров — на 50%; овец и коз стало меньше на 33%, свиней — на 78%. Заметно снизилась и продуктивность скота. В 1942 г. на одну фуражную корову в колхозах было получено 764 л молока против 949 л в 1940 г.

Засуха и неурожай 1943 г. отрицательно сказались на животноводстве. Наряду с недостаточной заготовкой грубых и сочных кормов резко сократилась поставка концентрированных кормов: жмыха, отрубей и других отходов. Поэтому из-за бескормицы во многих колхозах имел место падеж скота. В 1943 г. он был в 2—3 раза больше, чем накануне войны.

В результате уменьшения поголовья скота снизились заготовки основных продуктов животноводства. В 1942 г. скота и птицы (в пересчете на убойный вес) было заготовлено 780 тыс. т, или 60% уровня 1940 г., молока и молочных продуктов — 2,9 млн. т, или 45% довоенного уровня. Резкое сокращение поголовья свиней привело к снижению удельного веса свинины в общих заготовках мяса. Колхозы из-за недостатка свинины вынуждены были сдавать на мясо крупный рогатый скот и овец. Широко практиковалась в годы войны также сдача скота за хлеб, семена и другие продукты.

Труженики сельского хозяйства прилагали огромные усилия для развития животноводства и повышения его продуктивности. Государство помогло колхозам и совхозам кормами. Был резко уменьшен забой скота. В больших масштабах проводились мероприятия по восстановлению животноводства в районах, подвергавшихся временной оккупации. В освобожденные районы был возвращен скот, эвакуированный в тыл. Поскольку в тыловых районах сохранилась лишь небольшая часть эвакуированного стада, подлежавшего возвращению, колхозы и совхозы выделили из своих ресурсов и в течение короткого срока перегнали в пострадавшие районы значительное количество скота.

По всей стране развернулось патриотическое движение по оказанию помощи освобожденным районам в становлении и развитии животноводства. Так, на 1 января 1944 г. колхозам освобожденных районов было возвращено 630,8 тыс. голов скота вместо намеченных 591,5 тыс. Кроме того, государство закупило и продало колхозам освобожденных районов 250,6 тыс. голов различного скота. В районы, пострадавшие от оккупации, для комплектования животноводческих ферм поступило 886,8 тыс. телят и ягнят вместо предусмотренных контрактацией 604 тыс., свыше 516 тыс. кур, уток, гусей, т.е. почти на 17 тыс. голов домашней птицы больше, чем было установлено правительственным заданием.

Колхозники Азербайджана направили в Сталинградскую область около 4,5 тыс. голов скота. Грузинские колхозники передали Украине 26 тыс. голов скота. На Северный Кавказ было возвращено 35 тыс. голов скота. Всего в январе 1944 г. в пострадавшие районы было отправлено 1 720 тыс. голов скота, 253 907 свиней, овец и коз, что способствовало возрождению колхозного и совхозного животноводства в освобожденных районах. В общей сложности в освобожденные районы поступило около 3 млн. голов скота, в том числе более 1 млн. голов крупного рогатого скота.

1944 год стал переломным в развитии животноводства. Во многих районах Советского Союза увеличилось поголовье скота, что обусловило рост колхозных и совхозных животноводческих ферм. С 1944 г. начался процесс повышения удоев, увеличения настрига шерсти, сокращения падежа скота, повышения удельного веса свиноводства. Качественные показатели развития животноводства особенно улучшились в 1945 году.

В годы войны в результате возросшего внимания к мелкому животноводству птицеводство и кролиководство развились в самостоятельную отрасль сельскохозяйственного производства и внесли значительный вклад в продовольственный баланс страны.

К концу войны животноводство страны оказалось в лучшем состоянии, чем земледелие. Если валовой сбор зерновых и многих других культур уменьшился к концу войны по сравнению с мирным временем примерно в 2 раза, то поголовье основных видов скота (за исключением свиней) сократилось не более чем на одну четверть.

Наличие скота во всех категориях хозяйств на 1 января соответствующего года было следующим (в % к 1941 г.):

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Крупный рогатый скот

58

52

62

81

в том числе коровы

54

50

59

77

Свиньи

30

22

20

32

Овцы и козы

48

39

37

47

В животноводстве тыловых районов во время войны не произошло резкого ухудшения, если не считать свиноводства и коневодства. Поголовье скота в тыловых районах во всех категориях хозяйств на 1 января соответствующего года составляло (в % к 1941 г.):

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Крупный рогатый скот

94

95

92

94

в том числе коровы

97

98

94

94

Свиньи

83

73

52

48

Овцы и козы

96

97

91

92

Лошади

86

77

64

58

В тяжелом положении оказалось коневодство. К концу 1945 г. количество лошадей в стране сократилось на 10,7 млн. голов, или на 49%, в том числе почти на 9 млн. в районах, подвергшихся фашистской оккупации.

В целом по стране поголовье скота в абсолютных цифрах в 1945 г. в сравнении с 1940 г. характеризуется следующими данными (млн. голов на конец года):

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в %
к1940 г.

Крупный рогатый скот

54,8

47,6

87

Овцы

80,0

58,5

73

Козы

11,7

11,5

98

Свиньи

27,6

10,6

38

Лошади

21,1

10,7

51

В годы войны увеличились обязательные поставки государству продуктов животноводства. Так, в 1941—1945 гг. доля государства в заготовке мяса крупного рогатого скота возросла в среднем за год с 71,8% в 1941 г. до 80,9%, в заготовке мяса овец и коз — соответственно с 44,2 до 72,7%. В целом за военные годы за счет повышенного забоя скота государство получило в порядке обязательных поставок в среднем за год на 17,8% больше мяса крупного рогатого скота, чем перед войной, и в 2,2 раза больше мяса овец и коз.

Первое место в заготовке мяса занимала Сибирь. В 1943 г. Новосибирская область сдала государству в 2 с лишним раза больше мяса, чем в 1940 г., Казахская ССР — почти в 3 раза. Значительно возросли поставки мяса в Грузии, Азербайджане, Киргизии. Даже в наиболее тяжелый для сельского хозяйства 1943 год колхозы и совхозы страны сдали государству по обязательным поставкам почти столько же мяса (686,3 тыс. т), сколько в 1940 г. (691,5 тыс. т). В 1944—1945 гг. поставки животноводческой продукции остались примерно на уровне 1943 г.; в первые годы войны мясопоставки в повышенных размерах выполнялись за счет забоя эвакуируемого скота, а в 1944—1945 гг. этого источника уже не было.

В годы войны в кормовой базе СССР произошли существенные изменения.

Во-первых, возросла роль собственной кормовой базы животноводческих хозяйств в условиях войны, когда транспорт, перегруженный военными перевозками, не мог обеспечить доставку необходимого количества кормов в животноводческие хозяйства из других районов страны.

Во-вторых, за годы войны в кормовом балансе снизился удельный вес концентратов, многолетних и однолетних трав и увеличилась доля сочных кормов и силоса. Всемерная экономия концентрированных кормов, изыскание их полноценных заменителей стали важнейшей и неотложной задачей животноводов. Одним из главных направлений ее решения явилось силосование кормов.

В-третьих, изыскивая дополнительные кормовые ресурсы, колхозы и совхозы особое внимание уделяли более полному и эффективному использованию естественной кормовой базы — сенокосных угодий и пастбищ.

Большой удельный вес естественных сенокосов и пастбищ в районах черноземной полосы европейской части СССР, Урала, Сибири и Дальнего Востока благоприятствовал развитию поголовья крупного рогатого скота. Однако во многих районах эти возможности не были использованы в полной мере из-за отсутствия трудовых ресурсов. В Центральночерноземной зоне и на Дальнем Востоке поголовье скота осталось на довоенном уровне, а в Сибири и отдельных районах Урала произошло его сокращение.

В годы войны возросло значение естественных выпасов. Широко практиковалась ночная пастьба скота. В слабо обеспеченных водой районах Армении и Казахстана велись работы по обводнению сельскохозяйственных угодий.

Большое народнохозяйственное значение получила отгонная пастьба скота. Развитие отгонного животноводства позволяло в значительной мере компенсировать вызванное войной уменьшение возделываемых кормов. Кроме того, отгонные операции сокращали потребность в рабочей силе и затраты на животноводческие постройки для стационарного содержания скота. Преимущество отгонного животноводства по сравнению со стационарным состоит в том, что количество скота, оставляемого на зиму, не лимитируется запасами заготавливаемых кормов и может быть увеличено за счет кормовых ресурсов выпасов, используемых правильно по зонам. Отгонное животноводство в годы войны развивалось в Казахской, Киргизской, Туркменской, Узбекской, Таджикской, Азербайджанской союзных республиках, в Дагестанской и Северо-Осетинской автономных республиках, в Астраханской и Грозненской областях, в Ставропольском, Красноярском, Алтайском краях и других степных районах Юго-Востока и Сибири. Все эти районы располагали большими ресурсами естественных выпасов.

Советские животноводы, упорно работая над созданием кормовых баз животноводческих хозяйств, из года в год добивались увеличения поголовья скота.

источник: http://old.mcx.ru/documents/document/v7_show_print/32114..htm

А вот данные “Юбилейного статистического ежегодника” (1987) “Народное хозяйство СССР за 70 лет”:
Поголовье скота в предвоенные годы (во всех, категориях хозяйств; на 1 января; миллионов голов)5
Годы
Крупный рогатый скот
в том числе коровы
Свиньи
Овцы и козы
в том числе
Лошади
овцы
козы
1934
33,5
19,0
11,5
36,5
32,9
3,6
15,4
1935
38,9
19,0
17,1
40,8
36,4
4,4
14,9
1936
46,0
.20,0
25,9
49,9
43,8
6,1
15,5
1937
47,5
20,9
20,0
53,8
46,6
7,2
15,9
1938
50,9
22,7
25,7
66,6
57,3
9,3
16,2
1939
53,5
24,0
25,2
80,9
69.9
11,0
17,2
1940
47,8
22,8
22,5
76,7
66,6
10,1
17,7
Поголовье скота в предвоенные годы
(во всех, категориях хозяйств; на 1 января; миллионов голов)
 
Годы
Крупный рогатый скот
в том числе коровы
Свиньи
Овцы и козы
в том числе
Лошади
овцы
козы
1918
50,8
25,3
19,3
86,7
80,2
6,5
33,9
1919
48,6
25,5
18,4
85,1
78,7
6,4
32,3
1920
45,9
24,8
16,3
83,5
77,3
6,2
30,3
1921
43,7
24,9
15.4
81,8
75,7
6,1
28,8
1922
40,9
24,8
13,1
73,7
68,2
5,5
25,7
1923
41,8
24,3
10,4
68,0
62,9
5,1
23,3
1924
47,3
25,4
14,6
74,5
69,1
5,4
24,0
1925
51,2
26,6
18,4
84,6
78,6
6,0
25,2
1926
54,0
27,8
18,1
93,1
85,8
7,3
26,9
1927
56.5
28,5
18,7
99,3
90,3
9,0
29,1
1928
60,1
29,3
22,0
107,0
97,3
9,7
32,1
1929
58,2
29,2
19,4
107,1
97,4
9,7
32,6
1930
50,6
28,5
14,2
93,3
85,5
7,8
31,0
1931
42,5
24,5
11.7
68,1
62.5
5,6
27,0
1932
38,3
22,3
10,9
47,6
43,8
3,8
21,7
1933
33,5
19,4
9,9
37,3
34,0
3,3
17,3
1934
33,5
19,0
11,5
36,5
32,9
3,6
15,4
1935
38,9
19,0
17,1
40,8
36,4
4,4
14,9
1936
46,0
.20,0
25,9
49,9
43,8
6,1
15,5
1937
47,5
20,9
20,0
53,8
46,6
7,2
15,9
1938
50,9
22,7
25,7
66,6
57,3
9,3
16,2
1939
53,5
24,0
25,2
80,9
69.9
11,0
17,2
1940
47,8
22,8
22,5
76,7
66,6
10,1
17,7
 
 
Поголовье продуктивного скота по категориям хозяйств на 1 января 1987 г.
(миллионов голов)
 
 
Крупный рогатый скот
в том числе коровы
Свиньи
Овцы и козы
в том числе
овцы
козы
Все категории хозяйств
122,1
42,4
79,5
148,7
142,2
6,5
в том числе:
колхозы, совхозы, межхозяйственные и другие производственные сельскохозяйственные предприятия
98,4
29,5
65,9
115,3
114,0
1,3
из них:
колхозы и межхозяйственные предприятия
53,0
15,7
33,2
44,8
44,5
0,3
в том числе межхозяйственные предприятия
1,6
0,03
3,4
0,6
0,6
0,01
совхозы и другие производственные сельскохозяйственные предприятия [1]
45,4
13,8
32,7
70,5
69,5
1,0
личные подсобные хозяйства населения
23,7
12,9
13,6
33,4
28,2
5,2
 
 
Поголовье породного скота в колхозах, совхозах, межхозяйственных и других производственных сельскохозяйственных предприятиях
(на 1 января)
 
 
Миллионов голов [2]
В процентах от общего поголовья скота данного вида
1980
1985
1980
1985
Весь породный скот:
крупный рогатый скот
69,1
66,2
99,6
99,8
в том числе коровы
29,9
30,0
99,7
99,8
свиньи
29,5
32,1
99,9
99,9
овцы
85,9
85,4
99,5
99,5
Из общей численности породного скота- чистопородный:
крупный рогатый скот
24,4
32,2
35
49
в том числе коровы
9,1
13,1
30
44
свиньи
20,7
22,9
70
71
овцы
64,7
69,5
75
81
 
 
Поголовье крупного рогатого скота по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; на 1 января; миллионов голов)
 
 
1941
1971
1981
1986
1987
СССР
54,8
99,2
115,1
120,9
122,1
РСФСР
27,8
51,6
58,1
59,6
60,5
Украинская ССР
11,0
21,3
25,4
26,6
26,7
Белорусская ССР
2,8
5,4
6,8
7,5
7,5
Узбекская ССР
1,7
2,9
3,5
4,1
4,1
Казахская ССР
3,4
7,3
8,7
9,2
9,5
Грузинская ССР
1,6
1,5
1,6
1,7
1,6
Азербайджанская ССР
1,4
1,6
1,8
2,0
2,0
Литовская ССР
1,0
1,8
2,2
2,5
2,5
Молдавская ССР
0,5
0,9
1,2
1,3
1,2
Латвийская ССР
1,0
1,2
1,4
1,5
1,5
Киргизская ССР
0,6
0,9
1,0
1,1
1,1
Таджикская ССР
0,6
1,0
1,2
1,4
1,4
Армянская ССР
0,6
0,7
0,8
0,9
0,9
Туркменская ССР
0,3
0,4
0,6
0,7
0,8
Эстонская ССР
0,5
0,7
0,8
0,8
0,8
 
 
Поголовье коров по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; на 1 января; миллионов голов)
 
 
1941
1971
1981
1986
1987
СССР
28,0
39,8
43,4
42,9
42,4
РСФСР
14,2
20,6
22,2
21,6
21,3
Украинская ССР
6,0
8,6
9,3
8,9
8,7
Белорусская ССР
1,9
2,5
2,7
2,7
2,6
Узбекская ССР
0,6
1,1
1,4
1,6
1,6
Казахская ССР
1,3
2,5
3,0
3,1
3,2
Грузинская ССР
0,6
0,6
0,6
0,6
0,6
Азербайджанская ССР
0,5
0,6
0,7
0,7
0,7
Литовская ССР
0,8
0,8
0,9
0,9
0,9
Молдавская ССР
0,2
0,3
0,4
0,4
0,4
Латвийская ССР
0,8
0,6
0,6
0,6
0,6
Киргизская ССР
0,2
0,4
0,4
0,4
0,4
Таджикская ССР
0,2
0,4
0,4
0,5
0,5
Армянская ССР
0,2
0,3
0,3
0,3
0,3
Туркменская ССР
0,1
0,2
0,2
0,3
0,3
Эстонская ССР
0,4
0,3
0,3
0,3
0,3
 
 
Поголовье свиней по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; на 1 января; миллионов голов)
 
 
1941
1971
1981
1986
1987
СССР
27,6
67,5
73,4
77,8
79,5
РСФСР
12,1
33,2
36,0
39,0
40,2
Украинская ССР
9,2
20,7
19,8
20,1
20,1
Белорусская ССР
2,5
4,0
4,6
5,0
5,1
Узбекская ССР
0,1
0,3
0,5
0,7
0,8
Казахская ССР
0,5
2,3
3,1
3,0
3,2
Грузинская ССР
0,6
0,7
0,9
1,2
1,2
Азербайджанская ССР
0,1
0,1
0,2
0,2
0,2
Литовская ССР
1,1
2,3
2,6
2,7
2,8
Молдавская ССР
0,3
1,6
2,0
2,0
1,9
Латвийская ССР
0,6
1,1
1,8
1,7
1,8
Киргизская ССР
0,1
0,2
0,3
0,4
0,4
Таджикская ССР
0,02
0,1
0,1
0,2
0,2
Армянская ССР
0,1
0,1
0,2
0,3
0,3
Туркменская ССР
0,04
0,1
0,2
0,2
0,2
Эстонская ССР
0,3
0,7
1,1
1,1
1,1
 
 
Поголовье овец и коз по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; на 1 января; миллионов голов)
 
 
1941
1971
1981
1986
1987
СССР
91,7
143,4
147,5
147,3
148,7
РСФСР
51,2
67,0
65,0
63,4
64,1
Украинская ССР
7,3
9,0
9,0
9,2
9,4
Белорусская ССР
2,6
0,7
0,6
0,7
0,7
Узбекская ССР
5,8
8,0
9,0
9,3
8,8
Казахская ССР
8,2
31,8
35,2
35,5
36,4
Грузинская ССР
2,2
1,9
2,0
2,0
1,9
Азербайджанская ССР
2,9
4,4
5,4
5,6
5,7
Литовская ССР
0,6
0,1
0,1
0,1
0,1
Молдавская ССР
1,5
1,4
1,2
1,2
1,2
Латвийская ССР
0,6
0,3
0,2
0,2
0,2
Киргизская ССР
2,5
9,4
10,0
10,2
10,3
Таджикская ССР
2,2
2,6
2,9
3,2
3,2
Армянская ССР
1,2
2,1
2,2
1,9
1,8
Туркменская ССР
2,6
4,5
4,5
4,7
4,8
Эстонская ССР
0,3
0,2
0,2
0,1
0,1
 
 
Поголовье птицы по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; на 1 января; миллионов голов)
 
 
1941
1971
1981
1986
1987
СССР
255,7
652,7
1032,4
1165,5
1174,2
РСФСР
135,2
358,2
563,7
627,7
632,4
Украинская ССР
69,6
155,2
233,6
252,6
251,4
Белорусская ССР
14,7
27,0
39,2
44,3
45,2
Узбекская ССР
2,4
13,8
25,6
33,5
34,1
Казахская ССР
6,7
29,5
48,1
55,4
57,5
Грузинская ССР
7,1
11,7
18,8
24,3
24,4
Азербайджанская ССР
3,8
8,8
20,7
30,0
30,8
Литовская ССР
3,8
9,6
13,9
16,6
16,9
Молдавская ССР
4,4
12,1
17,8
22,6
20,9
Латвийская ССР
2,0
5,9
11,2
12,7
12,7
Киргизская ССР
1,1
7,3
10,3
12,4
13,5
Таджикская ССР
0,9
2,7
6,3
7,6
8,1
Армянская ССР
1,7
4,5
11,1
12,1
12,6
Туркменская ССР
0,7
2,7
5,3
6,8
6,8
Эстонская ССР
1,6
3,7
6,8
6,9
6,9
 
 
Поголовье породного скота в колхозах, совхозах, межхозяйственных и других производственных сельскохозяйственных предприятиях по союзным республикам на 1 января 1985 г.
 
 
Весь породный скот
из него чистопородный
крупный рогатый скот
в том числе коровы
свиньи
овцы
крупный рогатый скот
в том числе коровы
свиньи
овцы
Тысяч голов
СССР
66 191
30 036
32 147
85 418
32 229
13 118
22 880
69521
РСФСР
35 686
16 625
17 419
33 619
15 291
6112
11712
28977
Украинская ССР
14 909
6 607
6 942
5341
10065
4 145
6057
4 777
Белорусская ССР
4 226
1 883
1917
302
1560
616
907
167
Узбекская ССР
1256
460
384
5 335
501
187
336
5000
Казахская ССР
4 329
1 919
1375
24908
1355
534
841
18 635
Грузинская ССР
457
187
276
923
238
102
192
633
Азербайджанская ССР
501
181
106
2 992
233
90
49
834
Литовская ССР
1 265
556
1 118
29
1 108
463
1006
29
Молдавская ССР
698
336
1 142
471
50
24
609
297
Латвийская ССР
810
421
575
58
700
354
401
58
Киргизская ССР
446
193
165
6129
275
118
111
6129
Таджикская ССР
399
148
101
1 270
168
63
79
837
Армянская ССР
423
183
143
1 144
134
56
130
251
Туркменская ССР
259
78
106
2 890
64
21
80
2890
Эстонская ССР
527
259
378
7
487
233
370
7
В процентах от общего поголовья скота данного вида
СССР
99,8
99,8
99,9
99,5
49
44
71
81
РСФСР
99,99
99,99
99,9
99,4
43
37
67
86
Украинская ССР
100
100
100
100
68
63
87
89
Белорусская ССР
100
100
100
100
37
33
47
55
Узбекская ССР
99
99
99,97
100
39
41
88
94
Казахская ССР
99,7
99,7
99,4
99,8
31
28
61
75
Грузинская ССР
99,97
99,97
99,97
99,5
52
55
70
69
Азербайджанская ССР
86
86
90
93
40
50
46
28
Литовская ССР
100
100
100
100
88
83
90
99
Молдавская ССР
100
100
100
100
7
7
53
63
Латвийская ССР
100
100
100
100
86
84
70
100
Киргизская ССР
100
100
100
100
61
61
67
100
Таджикская ССР
100
100
100
100
42
43
79
66
Армянская ССР
100
100
99,8
100
34
31
91
22
Туркменская ССР
100
100
100
100
25
27
75
100
Эстонская ССР
100
100
100
100
93
90
98
100
 
 
Производство продуктов животноводства в предвоенные годы
(во всех категориях хозяйств)
 
Годы
Мясо (в убойном весе), млн. т
Молоко, млн. т
Яйца, млрд. шт.
Шерсть (в физическом весе), тыс. т
1918
4,2
23,1
152
1919
4,1
23,3
8,1
146
1920
2,6
20,3
117
1921
3,3
19,2
113
1922
2,2
24,5
4,5
108
1923
2,6
25,6
5,0
114
1924
3,4
26,2
6,7
130
1925
3,8
28,1
8,5
148
1926
4,2
30,5
9,6
159
1927
4,5
30,6
10,5
168
1928
4,9
31,0
10,8
182
1929
5,8
29,8
10,1
183
1930
4,3
27,0
8,0
141
1931
3,9
23,4
6,7
98
1932
2,8
20,6
4,4
69
1933
2,3
19,2
3,5
64
1934
2,0
20,8
4,2
65
1935
2,3
21,4
5,8
79
1936
3,7
23,5
7,4
99
1937
3,0
26,1
8,2
106
1938
4,5
29,0
10,5
137
1939
5,1
27,2
11,5
150
 
 
Производство продуктов животноводства
 
Годы
Мясо (и убойном весе), млн. т
Молоко, млн. т
Яйца, млрд. шт.
Шерсть (в физическом весе), тыс. т
Все категории хозяйств
1940
4,7
33,6
12,2
161
1960
8,7
61,7
27,4
339
1970
12,3
83,0
40,7
402
1980
15,1
90,9
67,9
443
1985
17,1
98,6
77,3
447
1986
18,0
102,2
80,7
469
Колхозы, совхозы, межхозяйственные и другие производственные сельскохозяйственные предприятия
1940
1,3
7,5
0,7
98
1960
5,1
32,6
5,3
263
1970
8,0
53,2
19,0
323
1980
10,4
63,8
46,1
347
1985
12,4
75,9
55,6
331
1986
13,2
80,2
59,0
349
Личные подсобные хозяйства населения
1940
3,4
26,1
11,5
63
1960
3,6
29,1
22,1
76
1970
4,3
29,8
21,7
79
1980
4,7
27,1
21,8
96
1985
4,7
22,7
21,7
116
1986
4.8
22,0
21,7
120
 
 
Производство мяса и животного масла
(во всех категориях хозяйств)
 
Годы
Мясо (в убойном весе), млн. т
в том числе
Животное масло, тыс. т
говядина и телятина
свинина
баранина и козлятина
мясо птицы
1940
4,7
1,9
1.7
0,7
0,3
375
1960
8,7
3,3
3,3
1,0
0Г8
848
1970
12,3
5,4
4,5
1,0
1,1
1067
1980
15,1
6,6
5,2
0,9
2,1
1388
1985
17,1
7.4
5,9
0,8
2,8
1605
1986
18,0
7,8
6,1
0,9
3,0
1700
 
 
Производство мяса по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; в убойном весе; тысяч тонн)
 
 
1940
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
4 695
14 004
14 840
16226
17131
18057
РСФСР
2 373
7108
7361
8093
8513
8945
Украинская ССР
1 127
3 280
3 471
3684
3918
4118
Белорусская ССР
275
789
880
933
1032
1065
Узбекская ССР
82
240
293
378
386
386
Казахская ССР
226
987
1009
1 156
1 133
1300
Грузинская ССР
75
123
140
154
167
172
Азербайджанская ССР
41
104
128
157
168
177
Литовская ССР
134
429
454
451
504
514
Молдавская ССР
51
212
252
266
303
327
Латвийская ССР
123
237
266
301
324
332
Киргизская ССР
41
145
152
168
169
193
Таджикская ССР
30
75
90
101
105
110
Армянская ССР
23
62
82
100
107
113
Туркменская ССР
й2
64
76
84
86
90
Эстонская ССР
72
149
186
200
216
215
 
 
Производство молока по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; тысяч тонн)
 
 
1940
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
33 640
87 446
92 662
94 579
98 608
102 173
РСФСР
17 832
46 710
48 243
48 731
50169
52 217
Украинская ССР
7 114
20360
21 769
21 862
23039
23 554
Белорусская ССР
2005
5720
6260
6306
6 759
7002
Узбекская ССР
451
1610
2015
2448
2439
2505
Казахская ССР
1099
4059
4376
4 629
4 763
5040
Грузинская ССР
358
527
618
656
684
722
Азербайджанская ССР
275
575
737
897
951
1032
Литовская ССР
1383
2 586
2 723
2731
2973
3051
Молдавская ССР
182
913
1 126
1245
1402
1398
Латвийская ССР
1537
1737
1762
1 766
1957
1959
Киргизская ССР
210
591
648
717
771
909
Таджикская ССР
135
346
450
527
547
571
Армянская ССР
170
403
474
539
546
573
Туркменская ССР
107
218
284
332
348
373
Эстонская ССР
782
1091
1177
1 193
1260
1267
 
 
 
Производство яиц по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; миллионов штук)
 
 
1940
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
12214
51408
63 133
74 422
77255
80 746
РСФСР
6577
29 936
36686
43053
44277
46 195
Украинская ССР
3 272
11215
13542
15 993
16645
17 297
Белорусская ССР
612
2276
2824
3 287
3363
3406
Узбекская ССР
133
1 128
1332
1773
1948
2042
Казахская ССР
313
2430
3206
3615
3803
4 097
Грузинская ССР
251
479
613
747
823
880
Азербайджанская ССР
158
496
659
871
948
998
Литовская ССР
187
795
922
1055
1 116
1207
Молдавская ССР
235
618
800
981
1075
1 118
Латвийская ССР
174
619
708
810
880
923
Киргизская ССР
47
326
408
471
532
573
Таджикская ССР
38
192
299
407
469
555
Армянская ССР
46
306
418
532
573
609
Туркменская ССР
37
160
232
278
275
301
Эстонская ССР
134
432
484
549
528
545
 
 
Производство шерсти по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; в физическом весе; тысяч тонн)
 
 
1940
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
161,1
424,8
441,5
457,2
446,6
469,1
РСФСР
98,0
218,7
221,6
221,0
217,2
226,1
Украинская ССР
13,4
26,6
27,5
28,0
28,7
29,7
Белорусская ССР
3,3
1,2
1,1
1,1
1,2
1,2
Узбекская ССР
6,8
16,1
19,0
24,1
23,5
23,5
Казахская ССР
13,7
93,9
98,5
103,8
97,6
106,0
Грузинская ССР
3,5
5,1
5,7
6,1
6,3
6,2
Азербайджанская ССР
4,2
8,7
10,3
11,0
11,2
10,8
Литовская ССР
1,6
0,3
0,2
0,2
0,2
0,2
Молдавская ССР
2,2
2,7
2,5
2,6
2,7
2,8
Латвийская ССР
2,3
0,7
0,5
0,4
0,4
0,5
Киргизская ССР
3,3
30,2
32,3
34,6
32,5
35,9
Таджикская ССР
1,6
4,3
4,7
5,0
5,0
5,1
Армянская ССР
1,5
4,4
4,7
4,6
4,4
4,5
Туркменская ССР
4,9
11,5
12,5
14,3
15,4
16,3
Эстонская ССР
0,8
0,4
0,4
0,4
0,3
0,3
 
 
 
Государственные закупки продуктов животноводства по категориям хозяйств
 
Годы
Скот и птице (в весе живого скота и птицы), млн. т
Молоко и молочные продукты (в пересчете на молоко), млн. т
Яйца, млрд. шт.
Шерсть (в пересчете на чистое волокно), тыс. т
Все категории хозяйств
1940
2,2
6,5
2,7
57
1960
8,0
26,3
6,5
157
1970
12,8
45,7
18,1
186
1980
15,9
57,2
43,1
220
1985
18,4
68,1
50,7
233
1986
20,0
71,8
53,6
242
Колхозы, совхозы и другие производственные сельскохозяйственные предприятия
1940
1,4
4,3
0,2
43
1960
6,9
24,4
4,1
131
1970
11,5
44,2
16,1
155
1980
15,0
54,0
41,7
174
1985
17,8
67,4
49,7
176
1986
19,4
71,4
52,8
184
Личные подсобные хозяйства населения
1940
0,8
2,2
2,5
14
1960
1,1
1.9
2,4
26
1970
1,3
1,5
2,0
31
1980
0,9
3,2
1,4
46
1985
0,6
0,7
1,0
57
1986
0,6
0,4
0,8
58
 
 
Государственные закупки скота и птицы по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; в весе живого скота и птицы; тысяч тонн)
 
 
1940
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
2217
15 655
16195
17244
18422
19 986
РСФСР
1 194
8011
7984
8 548
9120
9840
Украинская ССР
516
3358
3523
3591
3808
4111
Белорусская ССР
141
914
1064
1 104
1289
1404
Узбекская ССР
38
178
229
288
286
337
Казахская ССР
162
1366
1264
1413
1375
1606
Грузинская ССР
21
103
139
160
175
183
Азербайджанская ССР
23
98
114
134
148
162
Литовская ССР
18
528
578
588
671
696
Молдавская ССР
12
226
281
288
333
367
Латвийская ССР
15
291
328
369
410
426
Киргизская ССР
23
196
208
220
209
239
Таджикская ССР
12
69
86
99
103
107
Армянская ССР
13
72
96
115
131
139
Туркменская ССР
10
49
58
69
76
79
Эстонская ССР
19
196
243
258
288
290
 
 
Государственные закупки скота и птицы по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; в пересчете на убойный вес; тысяч тонн)
 
 
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
9 914
10 068
10 850
11 663
12 744
РСФСР
5056
4920
5385
5 777
6290
Украинская ССР
2180
2264
2326
2485
2689
Белорусская ССР
594
663
692
799
887
Узбекская ССР
107
135
172
172
197
Казахская ССР
784
714
792
777
936
Грузинская ССР
64
87
100
110
119
Азербайджанская ССР
57
65
78
87
97
Литовская ССР
362
390
397
457
467
Молдавская ССР
156
188
193
225
251
Латвийская ССР
200
221
247
277
291
Киргизская ССР
109
112
116
110
128
Таджикская ССР
41
51
59
61
59
Армянская ССР
43
60
73
84
87
Туркменская ССР
28
32
39
43
44
Эстонская ССР
133
166
181
199
202
 
 
 
Государственные закупки молока и молочных продуктов по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; в пересчете на молоко; тысяч тонн)
 
 
1940
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1976
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
6 453
52113
58702
62 249
68088
71 829
РСФСР
4 239
28 434
31363
32687
35004
37038
Украинская ССР
1006
12 360
13631
14356
16 147
16849
Белорусская ССР
231
3116
3 915
4240
4 863
5272
Узбекская ССР
31
443
636
808
764
872
Казахская ССР
271
1906
2186
2 449
2 657
2 858
Грузинская ССР
24
198
260
292
300
298
Азербайджанская ССР
39
224
299
367
402
413
Литовская ССР
126
1685
2035
2289
2 646
2770
Молдавская ССР
3
584
762
878
1012
1041
Латвийская ССР
263
1387
1480
1539
1784
1825
Киргизская ССР
27
355
409
458
489
523
Таджикская ССР
6
144
215
269
286
292
Армянская ССР
20
220
279
322
339
352
Туркменская ССР
8
99
132
156
166
175
Эстонская ССР
159
958
1100
1139
1229
1251
 
 
 
Государственные закупки коровьего молока, принятого по ГОСТу, в колхозах, совхозах и других производственных сельскохозяйственных предприятиях по сортам по союзным республикам
 
 
Всего закуплено молока
в том числе
первого сорта
второго сорта
несортового
Тысяч тонн
СССР
1976-1980 (в среднем за год)
52 536
34 671
14155
3710
1981-1985 (в среднем за год)
56580
43 980
9 929
2671
1986-всего
62 732
52845
7031
2 856
в том числе по союзным республикам:
РСФСР
33962
27 683
4447
1832
Украинская ССР
14 407
13 302
937
168
Белорусская ССР
4 254
3 831
362
61
Узбекская ССР
774
610
92
72
Казахская ССР
2 226
1085
535
606
Грузинская ССР
239
193
34
12
Азербайджанская ССР
390
356
25
9
Литовская ССР
1804
1689
110
5
Молдавская ССР
1012
867
138
7
Латвийская ССР
1411
1299
103
9
Киргизская ССР
510
424
75
11
Таджикская ССР
236
190
36
10
Армянская ССР
322
195
75
52
Туркменская ССР
135
112
22
1
Эстонская ССР
1050
1009
40
1
В процентах
СССР
1976-1980 (в среднем за год)
100
66
27
7
1981-1985 (в среднем за год)
100
78
17
5
1986-всего
100
84
11
5
в том числе по союзным республикам:
РСФСР
100
82
13
5
Украинская ССР
100
92
7
1
Белорусская ССР
100
90
9
1
Узбекская ССР
100
79
12
9
Казахская ССР
100
49
24
27
Грузинская ССР
100
81
14
5
Азербайджанская ССР
100
92
6
2
Литовская ССР
100
94
6
0,0
Молдавская ССР
100
85
14
1
Латвийская ССР
100
92
7
1
Киргизская ССР
100
83
15
2
Таджикская ССР
100
81
15
4
Армянская ССР
100
61
23
16
Туркменская ССР
100
83
17
0,0
Эстонская ССР
100
96
4
0,0
 
 
 
Государственные закупки яиц по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; миллионов штук)
 
 
1940
в среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
2 679
27 474
38 626
47 981
50 659
53 620
РСФСР
1454
17048
23 679
29363
30870
32526
Украинская ССР
1039
5679
7 718
9 560
10118
10 692
Белорусская ССР
112
854
1346
1651
1700
1751
Узбекская ССР
456
776
1047
1084
1206
Казахская ССР
38
1218
1811
2135
2262
2436
Грузинская ССР
14
240
404
537
563
599
Азербайджанская ССР
10
183
250
337
377
399
Литовская ССР
315
473
590
650
737
Молдавская ССР
6
291
481
628
679
715
Латвийская ССР
375
501
624
694
745
Киргизская ССР
182
249
300
339
365
Таджикская ССР
133
228
322
381
448
Армянская ССР
6
148
253
348
387
414
Туркменская ССР
94
137
165
176
190
Эстонская ССР
258
320
374
379
397
 
 
Государственные закупки шерсти по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; в пересчете на чистое волокно: тысяч тонн)
 
 
1940
В среднем за год
1985
1986
1971 – 1975
1976 – 1980
1981 – 1985
СССР
56,9
202,1
216,3
233,8
232,5
241,8
РСФСР
31,2
92,6
98,6
104,4
105,2
108,2
Украинская ССР
6,2
11,7
12,2
12,5
13,1
13,7
Белорусская ССР
0,7
0,5
0,5
0,5
0,5
0,5
Узбекская ССР
4,1
12,3
14,2
17,7
17,7
17,7
Казахская ССР
6,4
50,3
51,9
56,1
53,3
56,9
Грузинская ССР
1,3
3,1
3,4
3,8
3,7
3,7
Азербайджанская ССР
1,5
4,0
4,8
5,3
5,5
5,5
Молдавская ССР
0,3
1,0
1,0
1,1
1,4
1,6
Киргизская ССР
2,0
15,6
17,2
18,2
17,1
19,1
Таджикская ССР
0,6
2,6
3,0
3,3
3,3
3,4
Армянская ССР
0,4
2,0
2,1
2,1
2,0
2,0
Туркменская ССР
2,2
6,4
7,4
8,8
9,7
9,5
 
 
Государственные закупки шерсти по видам по союзным республикам
(во всех категориях хозяйств; в пересчете на чистое волокно)
 
 
Всего закуплено шерсти
тонкой
в том числе
грубой и прочей
полутонкой
полугрубой
Тысяч тонн
СССР
1971-1975 (в среднем за год)
202,1
118,2
21,1
26,1
46,7
1976-1980 (в среднем за год)
216,3
130,2
21,2
14,6
50,3
1981-1985 (в среднем за год)
233,8
134,9
22,3
16,2
60,4
1985
232,5
129,6
23,0
18,1
61,8
1986-всего
241,8
136,3
24,0
18,1
63,4
в том числе по союзным республикам:
РСФСР
108,2
82,1
11,7
8,6
5,8
Украинская ССР
13,7
8,4
4,3
0,3
0,7
Белорусская ССР
0,5
0,2
0,2
0,03
0,1
Узбекская ССР
17,7
0,1
0,2
0,1
17,3
Казахская ССР
56,9
28,2
3,7
2,0
23,0
Грузинская ССР
3,7
0,0
0,0
0,4
3,3
Азербайджанская ССР
5,5
1,3
0,7
2,3
1,2
Молдавская ССР
1,6
0,8
0,0
0,8
Киргизская ССР
19,1
15,4
1.4
1,1
1,2
Таджикская ССР
3,4
0,2
0,1
0,3
2,8
Армянская ССР
2,0
0,4
0,9
0,7
0,0
Туркменская ССР
9,5
0,04
0,0
2,3
7,2
В процентах
СССР
1971-1975 (в среднем за год)
100
59
10
8
23
1976-1980 (в среднем за год)
100
60
10
7
23
1981-1985 (в среднем за год)
100
58
9
7
26
1985
100
56
10
8
26
11986-всего
100
56
10
8
26
в том числе по союзным республикам:
РСФСР
100
76
11
8
5
Украинская ССР
100
61
32
2
5
Белорусская ССР
100
45
30
7
18
Узбекская ССР
100
0,0
1
1
98
Казахская ССР
100
49
7
4
40
Грузинская ССР
100
0,0
0,0
11
89
Азербайджанская ССР
100
23
13
42
22
Молдавская ССР
100
50
0,0
50
Киргизская ССР
100
81
7
6
6
Таджикская ССР
100
7
3
8
82
Армянская ССР
100
21
45
34
0,0
Туркменская ССР
100
0,0
0,0
24
76
 
 
 
Продуктивность скота и птицы в колхозах, совхозах и межхозяйственных предприятиях по союзным республикам
 
 
Средний годовой удой молока от одной коровы, кг
Средний годовой настриг шерсти с одной овцы (в физическом весе), кг
Средняя годовая яйценоскость кур-несушек, шт.
1980
1985
1986
1980
1985
1986
1980
1985
1986
СССР
2 221
2 451
2 604
2,9
2,9
3,1
203
216
223
РСФСР
2133
2347
2506
3,4
3,6
3,8
210
224
230
Украинская ССР
2285
2601
2725
3,0
3,1
3.2
191
207
216
Белорусская ССР
2223
2501
2754
2,3
2,2
2.3
241
250
254
Узбекская ССР
2404
1946
2136
1,6
1,4
1,5
161
148
160
Казахская ССР
2093
1993
2169
2,7
2,3
2.6
220
220
231
Грузинская ССР
1608
1669
1795
2,4
2,1
2,3
149
170
176
Азербайджанская ССР
1664
1887
1907
2,6
2,6
2.3
121
136
136
Литовская ССР
2939
3444
3.568
2,2
1,8
1.8
242
243
248
Молдавская ССР
2973
3419
3459
2,2
2,3
2.3
189
197
209
Латвийская ССР
2 753
3362
3464
3,3
3,5
3,5
215
243
250
Киргизская ССР
2658
2789
2985
3,3
2,8
3,2
176
186
204
Таджикская ССР
2313
2432
2 517
1,5
1,7
1,7
161
184
200
Армянская ССР
1972
2127
2221
2;3
2,3
2,6
143
167
174
Туркменская ССР
2168
2284
2294
2,3
2,3
2,2
105
110
112
Эстонская ССР
3 579
3966
4024
3,3
3,4
3.2
239
245
246
 
 
Расход кормов скоту и птице
(во всех категориях хозяйств; миллионов тонн)
 
 
1970
1980
1985
1986
Концентрированные корма
103,2
143,9
147,4
150,8
Сочные корма
447,1
585,8
696,1
685,3
в том числе силос
156,2
198,9
259,7
265,5
Грубые корма
173,1
231,7
261,6
276,5
в том числе сено
84,8
78,8
95,5
102,5
Пастбищные корма
399,7
363,1
377,3
372,8
Всего кормов в пересчете на кормовые единицы
328,2
398,1
436,1
444,2
Расход кормов в расчете на одну условную голову крупного скота, ц
24,8
25,7
27,0
27,3
 
 
 
Расход кормов в колхозах, совхозах и межхозяйственных предприятиях по союзным республикам
(в пересчете на кормовые единицы; миллионов тонн)
 
 
 
1970
1980
1985
1986
СССР
234,7
307,9
337,3
346,4
РСФСР
120,0
154,1
170,5
176,1
Украинская ССР
52,0
65,7
72,8
73,1
Белорусская ССР
10,4
15,2
19,5
20,3
Узбекская ССР
4,9
7,2
6,6
6,6
Казахская ССР
23,8
33,6
31,6
33,6
Грузинская ССР
1.2
1,9
2,0
2,0
Азербайджанская ССР
1,3
24
3,2
3,1
Литовская ССР
4,3
5,4
7,1
7,1
Молдавская ССР
3,0
4,4
4,9
4,7
Латвийская ССР
3,0
4,1
5,0
5,0
Киргизская ССР
4,8
5,3
5,1
5,4
Таджикская ССР
1,4
1,9
1,9
2,1
Армянская ССР
1,3
1,7
1,9
1,9
Туркменская ССР
1,5
2,3
2,3
2,5
Эстонская ССР
1,8
2,7
2,9
2,9
 

[1] Включая скот, находящийся на скотобазах и пунктах предубойного содержания..
[2] При учете породного скота не включается скот, находящийся на откорме, и молодняк свиней, предназначенный для откорма.
источникhttp://istmat.info/node/9280

Вышеуказанные данные в таблице с одной стороны – интересны, с другой – возникает всё тот же вопрос:6 по какой причине данные о количествах скота из книги Андрея Михайловича Дмитриева “Луговодство с основами луговедения”7 так расходятся по всем позициям с более современными данными…8 9 

Ниже представлены расхождения 3-х источников – они существенны! (особо – по кол-ву овец и коз)

 Дмитриев (1938 год)Юбилейные
данные (1938 год)
Данные МСХ РФ (1940 год)
Крупный рогатый скот63,250,954,8
Овцы – козы102,566,691,7
Свиньи30,625,727,6

Учитывая такой очень важный момент для статистики поголовья скота, как время учёта (летнее или зимнее), отмеченное Академиком АН СССР Василием Сергеевичем Немчиновым удалось: 1) понять это и 2) найти подтверждение ПРАВИЛЬНОСТИ цифр в книге уважаемого Дмитриева)). Ниже привожу скан таблицы из “статистики Немчинова”:

Цифра количества скота в СССР (к примеру – КРС – 63,2 млн. голов) в книге Дмитриева имеют источником данные д.э.н. (в то время) Немчинова…10

Интересная “современная таблица” с данными представлена ниже:11

Источник данных: Вся история России через поголовье скота. Источник цифр по информации автора burckina_new: “Росстат“. Статья интересная, данные – полезные, анализ – здравый)) (автору – БОЛЬШАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ!!!), потому привожу её ниже для удобства под спойлером (дополнительно в статье данные по производству молока):

Меня иногда упрекают, что я своими публикациями по демографии низвожу людей до скота, счет которых ведут по головам, удоям, привесам и пр. Увы, в этом есть доля правды, ведь народы мало чем отличаются от стада, которое пастыри пасут и окормляют, стригут и ведут на убой, когда нужно. Эта аналогия неизбежно придет в голову, если посмотреть на поголовье сельхозживотных (коров, свиней, овец и коз) России за последние 100 лет:
Поголовье-сельскохозяйственных-животных-РИ-РСФСР-РФ-(млн.)
Примерно также вела себя и численность народонаселения России в тот же период. Корреляция по крайней мере точно имеется.

Первый удар по поголовью нанесла Гражданская война. Оно сократилось на 20 млн. голов за 7 лет. Затем НЭП и полученная крестьянами земля легко помогают перекрыть дореволюционный уровень и довести его до 110 млн. голов в 1927 году, фактически сравняв численность животных с численностью народонаселения РСФСР.

Начавшаяся в конце 20-х годов коллективизация резко сокращает поголовье всего скота в два раза, со 110 до 52.5 млн., но сокращает поголовье не коллективизация, а сами крестьяне начинают усиленно забивать свой скот, чтобы не сводить своих буренок и овечек в обобществленные хоз-ва. Недальновидность этого шага – забой скота – бьет по самим же крестьянам уже в 1933 году, когда неурожай зерновых 1932 года создает недостаток продовольствия и повышенную смертность от голода уже весной 1933 года. Тут бы эта скотина могла спасти много жизней, но крестьяне оказались сами себе злобными буратинами, увы.

После этого вновь начинается резкий рост поголовья, причем поголовье мелкого рогатого скота (овец и коз), а также свиней легко перекрывает дореволюционный уровень. Обращу внимание на овец, коз и свиней. Именно они являются индикатором частной инициативы селян (колхозников), которых они содержат на своих частных подворьях для собственного питания и для продажи мяса на городских рынках. Поголовье КРС увеличить не так просто в силу естественных причин (длительный рост и набор веса) и сложности содержания – нужно много времени уделять, что колхознику довольно сложно при полной занятости в колхозе.

Следующий удар по поголовью скота нанесла Великая Отечественная война 1941-45 гг. Поголовье сократилось в полтора раза с 91 млн. голов до 65.

После войны вновь идет интенсивный рост поголовья, особенно на частных подворьях. Поголовье КРС совершает рывок уже после смерти Сталина и непрерывно растет практически до самого конца советской власти. Сказывается усиленное внимание государства развитию именно этой отрасли. Внимание заключается в больших капвложениях в строительство капитальных ферм и откормочных комплексов. С этим же периодом совпадает начало массового импорта зерновых в СССР – интенсивное животноводство требует не только зеленых кормов, но и кормового зерна.

Обратная сторона медали хрущевского периода заключается в удушении частной инициативы колхозников через повышение налогов. Колхозники отвечают массовым забоем овец, коз и свиней, число которых сокращается на 25 млн. голов за один год. Это очередной волюнтаризм Хрущева стоил ему поста.

В брежневский период правления наблюдается стабильный рост поголовья всех видов скота, которое к концу 70-х достигает своего исторического максимума в 160 млн. голов.

При болтуне Горбачеве наступает стагнация, которая при либералах превратится в катастрофическое уменьшение всего стада (со 150 млн. до 50) всех видов скота во всех видах хозяйств, независимо от форм собственности. Этот период я бы назвал Скотохолокостом и Скотомором 90-х. Результатом этого является нынешнее крайне плачевное состояние села, которые выглядит так, будто его бомбили в течении нескольких лет.

Далее идет то, что я иронично назвал путинским подъемом поголовья овец, коз и свиней, а также курей. Крупный рогатый скот либеральным мантрам и заклинаниям не поддается и продолжает уменьшать свое поголовье.

Полезно смотреть эти данные вместе с производством мяса и молока:

Производство-молока-в-РСФСР-РФ1945-2017-гг-(млн.-тонн)

Спад по молоку вполне понятен – это следствие разгрома колхозов.

 
Другое дело мясо: рост был достигнут только за счет производства курятины, напичканной “чудесами” химии и биохимии и дающей небывалые привесы. Похожая ситуация и с промышленным производством свинины. По говядине ситуация такая же печальная, как и по молоку.

Данные Росстата.

источник – https://burckina-new.livejournal.com/530251.html

Помимо вышесказанного, мне интересно понять:

  1. В чём причина большой разницы современной и старой статистики касательно поголовья скота 12
  2. Какое же количество скота было эвакуировано в 1941-42г.г. с оккупированной территории
  3. Какое же количество скота было угнано/уничтожено оккупантами на оккупированной территории 
  4. Какое же количество скота было куплено нашей страной в период войны
  5. Какое же количество скота было куплено нашей страной в послевоенную (мирную) пятилетку
  6. Какое же количество скота было возвращено с территории Германии (восточной Европы) в качестве трофеев… 
Этот атлас был издан с целью обучения населения по политическим и экономическим вопросам на фоне сравнения с состоянием дел в стране в царские времена. Пропаганда ли это своего времени? На этот вопрос пусть каждый отвечает себе сам, а я лишь покажу содержание.

“Из-за вынужденного отступления Красной Армии в 1941–1942 годах общая посевная площадь СССР уменьшилась на 41,9%, а количество колхозов и совхозов – почти на 40%. Первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский в своей книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» писал: «На территории СССР, подвергавшейся оккупации, уничтожено или похищено оккупантами 7 млн. лошадей из общего количества 11,6 млн. лошадей, бывших в этих районах до оккупации; истреблено 17 млн. голов крупного рогатого скота из общего количества 31 млн. голов; уничтожено 20 млн. голов свиней из общего количества 23,6 млн. голов; истреблено 27 млн. овец и коз из общего количества 43 млн. голов, находившихся в районах СССР, подвергавшихся оккупации. Подорвана материальная база механизации земледелия: уничтожено или похищено оккупантами в районах СССР, подвергавшихся оккупации, 137 тыс. тракторов, 49 тыс. комбайнов, 46 тыс. зерновых сеялок, 35 тыс. сложных и полусложных молотилок. Разрушено и погублено 285 тыс. животноводческих построек, принадлежащих колхозам, 505 тыс. га плодовых насаждений и 153 тыс. га виноградников»13источник

Лишь за 1948 г, поголовье общественного крупного рогатого скота в колхозах увеличилось на 23%, свиней —на 75, овец и коз — на 16%. В итоге выполнения четвертого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР (1946—1950 гг.) довоенный уровень поголовья крупного рогатого скота в колхозах к концу 1950 г. был превзойден на 40%, овец и коз — на 63%, свиней — на 49%, птицы — в 2 раза. Общественное животноводство стало в стране преобладающим как по удельному весу поголовья, так и по производству продуктов животноводства и сырья; увеличились и размеры ферм. https://ru-ecology.info/term/57218/

Сбор информации только начат – статья не закончена. Я надеюсь, отвечу на свои вопросы))

  • ps. ежели кто может помочь – с радостью приму помощь/информацию…
  • pps. дополнительно планирую разместить информацию о нашем земляке, организовавшем в 1941-м эвакуацию Институтского стада породистых коров на восток страны…

Коллективизация сельского хозяйства в СССР

Интересная (и полезная) цитата из книги В.Успенского “Тайный советник вождя”, касающаяся коллективизации и крестьянства России:

К сожалению, коллективный труд, при всех его положительных качествах, ломает тонкую структуру крестьянского хозяйствования, переворачивает крестьянскую психологию, сложившуюся и окрепшую во многие века. В колхозе ты обрабатываешь сегодня одно поле, завтра — другое; сегодня работает на одной пощади или машине, завтра — на другой. И уже нет конечной цели, кроме заработка за сегодня, не видишь результатов своего труда. Ты свою часть поля вспахал хорошо, а другой, холява и халтурщик, плохо. Ты укрыл трактор в сарае, а холява бросил его под дождем, в грязи, несправным. Ты повозмущался раз-другой-третий, а потом и сам остыл, стал равнодушным. «Отбарабанил» свое время, выполнил задание «от» и «до», сунул руки в карман и пошел, насвистывая, гулять. Ты работаешь не на урожай, а на план, на ведомость. Колхоз заплатит. У колхоза денег не хватит — государство добавит. Продаст какое-нибудь полезное ископаемое, и подбросит.”

“Сельское хозяйство больше всего беспокоило теперь Сталина, членов Партбюро и вообще всех руководителей, не лишенных способности размышлять. Деревня совершенно отбилась от рук. Получив землю, мужик распоряжался ею по своему разумению, заботясь лишь о своих нуждах, не думая о том, как кормить город и армию, снабжать сырьем промышленные предприятия. Пущай, мол, государство этим антирисуется, а наше дело маленькое: чтоб в избе сыто да тепло, чтоб на базаре лишек продать, а взамен керосина приобрести, серников, сахара да одежонку кое-какую, вот и вся азбука. После долгого многовекового угнетения тешился теперь крестьянин полной свободой и независимостью.

Вообще-то положение с продовольствием в стране было вполне сносное, народ давно оправился от страшной послевоенной голодовки. Зерна хватило и людей накормить, и скот, и птицу, да еще и за рубеж продавали наш хлебушек. Например, зимой 1926-27 года продали за границу 153 миллиона пудов — подкармливали Европу в обмен на промышленные товары. Посевная площадь достигла довоенного уровня, зародилась идея освоения целины. Хлеба производилось почти столько же, сколько и до мировой войны — около 5 миллиардов пудов. А вот заготавливалось вдвое меньше довоенного уровня. Почему? Да потому, что до революции подавляющую часть товарного хлеба давали крупные помещичьи и кулацкие хозяйства: у них машины применялись, урожай был высокий. А теперь в стране насчитывалось до 25 миллионов мелких крестьянских хозяйств, и они работали в основном на себя, обеспечивали собственные нужды. Редкие островки слабых еще колхозов и совхозов не могли существенно влиять на сложившееся положение.

Выход виделся только один: создавать на новой основе крупные, экономически выгодные хозяйства.

Иосифа Виссарионовича, любившего четкость и порядок во всем, раздражала и злила неуправляемость, анархичность огромной, неорганизованной, непонятной ему крестьянской массы. Она почти не зависела от партийного руководства, от государственного аппарата. Сталин даже опасался крестьянства, считая его оплотом тех деятелей, которые мечтали о реставрации капитализма в России. Иосиф Виссарионович едва сдерживал гнев, когда при нем говорили: давайте, дескать, развивать крепкие крестьянские дворы, уже теперь дающие значительную долю товарного хлеба. Чего их бояться, зажиточных семей-то? Они ведь не страшнее, не хуже городских предпринимателей, торговцев, которым дали свободу действий при НЭПе и чья инициативность помогла восстановить нашу промышленность.

— Нет и нет! — решительно возражал Сталин. — В городе мы можем противопоставить мелкому капиталисту крупное социалистическое производство, дающее девять десятых всех товаров. А крупному кулацкому хозяйству нам нечего противопоставить, кроме совхозов и колхозов, но они дают пока в восемь раз меньше хлеба, чем кулаки. И влияние их соответствующее. Главная наша помеха — кулак. Его надо убрать с дороги.

— А есть что будем? — этот вопрос не мог не интересовать меня.

— Мы объединим мелкие, распыленные крестьянские хозяйства в коллективы для совместной обработки земли. С применением сельскохозяйственных машин, тракторов, удобрений, с использованием научных приемов интенсификации земледелия. На практике покажем крестьянину преимущества коллективной работы, убедим его.

Так говорил Иосиф Виссарионович — в двадцать седьмом — двадцать восьмом годах с высоких трибун, в частных беседах, и не было серьезных оснований не соглашаться с ним. Крупное хозяйство целесообразней мелкого? Безусловно! Однако действовать надо очень осторожно, без спешки. Ведь была уже в России попытка объединить крестьянские семьи, заставить крестьян работать сообща, по четкому распорядку, иметь общий скот…

— Когда? Где? — спросил Сталин.

— В первой половине прошлого века, в военных поселениях, насаждавшихся Аракчеевым, а затем Бенкендорфом. Крестьян переселяли в общие дома-связки, на работу отправляли каждый день по сигналу, трудились они по расписанию и в страду, и когда нечего было делать. Несогласных гнали в Сибирь. И пошло от этого, с позволения сказать, труда оскудение и разорение, продолжавшееся несколько десятилетий. А кончилось все бунтом, кровопролитием, возвращением к прошлому способу хозяйствования.

— У нас совершенно другие цели, совершенно другая основа, — возразил Иосиф Виссарионович. Мы заботимся прежде всего об интересах народа.

— Тут важен сам принцип, — упорствовал я, — принцип полной осознанности и заинтересованности. Вы, конечно, знаете о полководце Отечественной войны фельдмаршале Барклае де Толли?

— Слышал.

— Оный фельдмаршал, Михаил Богданович, человек насквозь военный, и тот возмущен был чрезмерной заорганизованностью крестьян, усматривал в этом один только вред. Вот его слова. — Я полистал блокнот. — Михаил Богданович писал, что успех может быть только там, где «земледельцу дана совершенная свобода действовать в своем хозяйстве, где он не подвержен никакому стеснению в распоряжении временем как для земледельческих работ, так и для других занятий и позволенных промыслов, где повинности, на него возложенные, не превышают сил и способностей его и где, наконец, есть полная уверенность, что оседлость и приобретенное временем и трудом имущество останутся непременно потомственным наследством не в ином, а в его роду, и никакое самовластие не может лишить поселянина эти прав…». Думаю, что фельдмаршал близок к истине.

— Сапожник рассуждает о выпечке пирогов, — усмехнулся Иосиф Виссарионович. — Оставьте, пожалуйста, мне эту цитату.

Я оставил. А чего добился? Сталин поступил как раз противоположно тому, что утверждал Михаил Богданович. И еще — у Сталина сложилось почему-то превратное мнение о Барклае де Толли, и он навсегда зачислил фельдмаршала, вполне порядочного человека, в разряд «махровых реакционеров».

В ту пору мне ближе и понятней были устремления не Иосифа Виссарионовича, а главного в нашем правительстве знатока русской деревни Михаила Ивановича Калинина. Он настойчиво подчеркивал, что крестьянин должен войти в колхоз или совхоз только добровольно, без подпихивания, иначе он и работать не будет. Мужик должен сам понять, что в колхозе ему лучше — тогда дело станет надежным.

Мы с Михаилом Ивановичем несколько раз беседовали на эту тему, исходя не из теории, как Сталин и Микоян, а из практического опыта, из понимания особенностей деревенской жизни. Хочу отметить, что Калинин редко и неохотно употреблял слово «кулак», заменяя его определениями «справный хозяин», «самостоятельный крестьянин». Оно и верно. Октябрьская революция уравняла всех, богатеев и бедняков, поставив их на одну исходную линию. Все крестьяне получили одинаковые возможности, одинаковое количество земли на человека. Бывшие бедняки при этом имели даже некоторые преимущества. А вот распорядились-то крестьяне землей по-разному, и очень скоро, за несколько лет, стало ясно, кто способен к труду, а кто, неисправимый бездельник, неудачник, пропойца. Начав с одного уровня, деревня опять стремительно расслоилась на три основных категории. Тот, кто работал не щадя себя и, как говорится, живот надрывал — тот быстро окреп. Но это в основном был уже не прежний кулак, даже по своему корню. Добротным хозяйством обзавелись вчерашние бедняки и середняки. Много было и тех, кто со всей страстью сражался с белогвардейцами за землю и волю, а теперь с такой же страстью обрабатывал свой надел. Как же назвать таких людей врагами новой власти? Тем более, что сама власть еще недавно поощряла их, призывала давать как можно больше продуктов, сырья. Да и вообще, как определить ту ступень, до которой крестьянин еще не кулак, еще свой человек, а не лютый враг?! Лишней мерой зерна? Лишней коровой? Зыбкий критерий. На Кубани, к примеру, средним считалось хозяйство с парой лошадей, с двумя-тремя коровами, с упряжкой быков, с овцами. Среди скотоводов юга человек с сотней овец слыл чуть ли ни бедняком. А где-нибудь возле Вологды, в Нечерноземье, крестьянина с двумя лошадьми, с коровой и телкой записывали в кулаки. Ну, и бедняк стал, конечно, совершенно не тот. Советская власть всем дала возможность трудиться, а уж как ты эти возможности используешь, это твое дело. Всегда обнаружится изрядное количество людей безответственных, равнодушных, ленивых, привыкших существовать на авось, не думая о завтрашнем дне. Перекантуются как-нибудь на подхвате, за счет куска с богатого стола. Эти люди неисправимы и неистребимы, они были, есть и будут, и чем зажиточней общество, тем таких бездельников (в разной форме) становится больше. Уже в шестидесятых годах было подсчитано и опубликовано, что восемьдесят процентов всех дел в нашей стране осуществляют двадцать процентов работников, из них примерно половина представители умственного труда. И лишь двадцать процентов дел со скрипом «проворачивают» остальные восемьдесят процентов трудоспособного населения. А вот потребляют и те и другие практически одинаково!

Еще одну особенность деревенской жизни обсуждали мы с Михаилом Ивановичем Калининым, а потом он и я, каждый в отдельности, говорили об этой особенности Иосифу Виссарионовичу. Сельское хозяйство, при своей внешней грубости, простоте, вроде бы даже примитивности — структура очень уязвимая, очень тонкая, чувствительная к любому вмешательству, легко ранимая. Сельское производство меньше всего поддается строгой регламентации, планированию, то есть всему тому, что так любо и приятно было Иосифу Виссарионовичу. Слишком много факторов влияют на урожай, на заготовку кормов, на продуктивность скота, причем влияют независимо от усилий руководства, от стараний и желаний крестьян. Хотя бы погода. Засуха или ливень, заморозки или град — да мало ли еще что. Но это — лишь самая заметная, самая известная сторона проблемы. Есть и другие.

Труд рабочего и служащего можно организовать, направить, учитывать для справедливой оплаты. А жизнь крестьянина сообразуется только с условиями и требованиями его хозяйствования. В страдную пору хороший мужик работает неделями без отдыха, оставляя на сон несколько часов в сутки. Пашет, сеет, косит, скирдует, стараясь не упустить драгоценное быстролетящее время. Зато зимой, когда все убрано в закрома, все припасено и рассчитано, он может хоть месяц лежать на печи или гулеванить по родным и знакомым. Или на курорт ехать при новой-то власти. Он работает не для нормы, не для плана, а для конечного результата. Только при этом возможен успех. Крестьянин сам в ответе за каждый куст картошки, за каждый пшеничный колос. Он при прополке не выдернет вместе с сорняком морковку или свеклу: а ведь присланные ему на помощь горожане, случается, ополовинивают все поле. Скотина у хозяина накормлена, напоена и подоена своевременно.

И еще. Сельский труд очень тяжел, но он еще и радостен, притягателен: в отличие от рабочего и служащего крестьянин создает, выращивает свое детище от начала и до конца, от зерна до плода. Это — процесс разнообразный, меняющийся, творческий, а творчество всегда привлекает. Попробуйте сами посадить хотя бы грядку лука, ухаживайте за ней, поливайте, проплывайте — и вы убедитесь, как приятно срывать сочные зеленые перья, какими вкусными они вам покажутся. Или вы, предположим, завели кошку, через год-другой так привязались к ней, что вроде бы и жить без нее трудно. А какова привязанность и любовь крестьянина к теленку, которого взлелеял-выходил и который становится коровушкой-кормилицей!

К сожалению, коллективный труд, при всех его положительных качествах, ломает тонкую структуру крестьянского хозяйствования, переворачивает крестьянскую психологию, сложившуюся и окрепшую во многие века. В колхозе ты обрабатываешь сегодня одно поле, завтра — другое; сегодня работает на одной пощади или машине, завтра — на другой. И уже нет конечной цели, кроме заработка за сегодня, не видишь результатов своего труда. Ты свою часть поля вспахал хорошо, а другой, холява и халтурщик, плохо. Ты укрыл трактор в сарае, а холява бросил его под дождем, в грязи, несправным. Ты повозмущался раз-другой-третий, а потом и сам остыл, стал равнодушным. «Отбарабанил» свое время, выполнил задание «от» и «до», сунул руки в карман и пошел, насвистывая, гулять. Ты работаешь не на урожай, а на план, на ведомость. Колхоз заплатит. У колхоза денег не хватит — государство добавит. Продаст какое-нибудь полезное ископаемое, и подбросит.

Я думаю: надо было принять в колхозы самых добросовестных людей, способных работать на совесть. И в три шеи гнать лодырей, горлопанов, халтурщиков. Шли бы они в город, дворниками или подсобниками. А нет — надобно было искать какие-то особые формы, при которых общественные интересы полностью сливались бы с личными. Но такой подход, поиски лучших форм требовали терпения, а Сталин не хотел больше ждать. Время шло, крестьяне в колхозы не торопились. Иосифу Виссарионовичу надоела эта волынка, неопределенность. Успешно развернувшаяся индустриализация убедила его, что давление сверху, твердое руководство и жесткий контроль способны преодолеть все преграды, подавить врагов, скептиков, маловеров. Так и с коллективизацией: надо решить раз и навсегда. Сделать еще один переворот, теперь в сельском хозяйстве. Кулаков, имеющих влияние в деревне, способных противостоять указаниям властей, немедленно нейтрализовать. Всех остальных крестьян слить в четкие сельскохозяйственные подразделения, которые поддаются управлению и контролю.

27 декабря 1929 года на конференции аграрников-марксистов Сталин объявил о своем решении начать сплошную коллективизацию. Тон его речи, слова, которые он использовал — все свидетельствовало о том, что начинается не просто политическая или организационная кампания, а беспощадное сражение. «Срок последнего решительного боя с внутренним капитализмом уже наступил…». «Разбить кулачество в открытом бою…». «Ликвидировать как класс».

Этот резкий и неожиданный поворот по отношению к деревне вызвал недоумение и возмущение даже у некоторых соратников Иосифа Виссарионовича — из числа тех, кто еще позволял себе иметь собственное мнение. Михаил Иванович Калинин, не выступая открыто против линии Сталина, продолжал убеждать его: не нужно спешить, пороть горячку. У нас появляется все больше машин, денег, мы будем давать их колхозам, они окрепнут, станут привлекательными для крестьян. Придет момент — сами хлынут. И не следует огульно притеснять зажиточного самостоятельного мужика. Даже наоборот: разумно было бы привлекать наиболее дееспособных, хозяйственных, авторитетных крестьян на свою сторону, выдвигать их в руководство колхозами. Они лучше других могут организовать любую работу.

Дорогой Михаил Иванович в глубине души все еще оставался марксистом-идеалистом, не мог понять, что Сталин занимался не личностями, а классами. Решение принято: кулачество подлежит искоренению, а ты зажиточных мужиков намечаешь в руководство колхозами. Этак в погоне за целесообразностью грани классовой борьбы размыть можно. Нам требуются стопроцентные пролетарии, ничего не имеющие, которые получают от нас кое-что и, безусловно, пойдут за нами.

И другого не понял Михаил Иванович. Чтобы сразу поставить колхозы на ноги, требуется земля, нужна материальная база: общественные постройки, машины, скот. Где все это взять? Бедняк, середняк много в колхоз не принесет, дом свой под правление, под склад не отдаст. Значит, в каждой деревне, в каждом селе необходимо взять наиболее зажиточных крестьян, угнать их подальше, в Сибирь или на север, лес рубить, а имущество передать коллективному хозяйству, обратив в материальный фундамент, на котором можно начать строительство социалистической деревни.

До принятия окончательного решения Сталин довольно терпеливо и внимательно выслушивал мнения товарищей, но уж если решение было обнародовано, если он заявил о чем-то с трибуны или в печати, возражать было бесполезно. И опасно. Радетеля и ходатая по крестьянским делам — Михаила Ивановича Калинина — чтобы он не мешал действовать, Иосиф Виссарионович отправил на Кавказ подлечить здоровье. Калинин не хотел, возражал, но верные нукеры Сталина, образно говоря, подхватили главу государства под руки и быстро доставили к месту назначения. Тишина в горах, чистый воздух, полная отстраненность от дел, надежная охрана — чем не отдых?!

И началась в деревне великая ломка, о которой мы все знаем, последствия которой ощущаются до сей поры. За три-четыре месяца произошло столько событий, что их хватило бы на десятилетия. Из сельскохозяйственного производства была изъята наиболее энергичная и работоспособная прослойка (оказавшись в далеких суровых краях, эти деловые люди быстро освоили новые места, особенно в Сибири). Вместо того, чтобы зимой готовиться к весеннему севу, крестьяне ходили по бесконечным собраниям, спорили, колебались, поддавались панике, прятали добро, гноили зерно, чтобы не валить его в общий котел.

У Иосифа Виссарионовича очень развито было чувство новизны, стремление к самому высокому современному уровню во всем. В конце двадцатых — начале тридцатых годов он руководствовался одной мыслью: если мы стремительно преодолеем расстояние, отделяющее нас от высокоразвитых капиталистических стран, или погибнем. Умозрительно я вполне воспринимал необходимость индустриализации, резкого подъема сельского хозяйства, но, вероятно, не мог подняться выше своего дворянского, офицерского разумения. Во многом я оставался человеком своего времени, паровоз и пулемет до сей поры мне гораздо ближе, чем самолеты или реактивные снаряды. Полностью сознавая, что будущая война будет войной моторов (всемирным испытанием для моторов!), я все же, во время коллективизации, очень беспокоился… о лошадях.

Да, в нашей аграрной стране за три года было забито около десяти миллионов голов крупного рогатого скота (это почти столько же, сколько имели все США), десять миллионов свиней, семьдесят миллионов овец и коз, мы стали производить сельскохозяйственной продукции в два раза меньше, чем в голодных 1918–1919 годах. Но я считал это страшное явление временным. Больше всего меня беспокоило то, что мы потеряли почти восемнадцать миллионов лошадей, особенно молодняка — столько же, сколько за всю мировую и гражданскую войны. Была подорвана основа нашей конницы.

Действительно, во время Великой Отечественной войны мы испытывали, особенно первые два года, острейшую нехватку в лошадях. Достаточно сказать, что только Монголия дала нам для кавалерийских соединений и для обозов около четырехсот тысяч лошадей.

Война с гитлеровцами окончательно добила наше конское поголовье. Наша страна, имевшая прежде самых лучших лошадей и в самом большом количестве, совсем оказалась без них. А вот весьма индустриализованные американцы и по сю пору имеют чуть ли не десяток миллионов коней и свое воинское кавалерийское соединение. А мы только один кавалерийский полк.

Вернемся, однако, к коллективизации. Когда начал таять снег, встали вопросы: кто будет сеять? На каком тягле? Какими семенами? Если прежде все эти заботы лежали на множестве плеч, помаленьку давя на каждое, то теперь партия и государство взвалили груз на себя, стали ответчиками за все.

Меня, естественно, волновало то, как проводимая реорганизация отразится на боеспособности наших войск. Надо сказать, что русская армия испокон веков сильна была своими унтер-офицерскими кадрами. Таких кадров не было в вооруженных силах никаких других стран, даже в Германии, где этому делу уделялось большое внимание. На унтер-офицерах держалась у нас вся внутренняя служба, порядок, дисциплина, обучение молодежи, они непосредственно вели бой. Ведь у нас во многих частях даже не было взводных офицеров, взводами командовали унтеры, а молодые офицеры назначались сразу полуротными, то есть один на два взвода.

Унтеров готовили без спешки и тщательно, даже в военное время. Отбирали наиболее смекалистых, решительных, грамотных, направляя их в учебные команды. Там полгода занятий, затем экзамены. После этого присваивалось звание вице-унтер-офицера, то есть младшего командира без должности, и только положительное проявив себя на освободившейся должности, человек получал права унтер-офицера.

Кто энергичен, добросовестен, требователен на военной службе, тот и в мирной жизни таков. Унтеры старой армии, младшие командиры Красной Армии, люди, как правило, хозяйственные, честолюбивые, с организаторским опытом, вернувшись в деревню быстро добивались успеха, выделяясь из общей массы. Об этом я и напомнил Иосифу Виссарионовичу, Он не сразу понял, к чему я клоню. Пришлось пояснить:

— В случае войны, если понадобится проводить широкую мобилизацию, наша армия останется без хребта, без младшего комсостава. Раскулачивание выкашивает его. Чтобы создать корпус опытных младших и средних командиров, потребуются долгие годы. И все равно таких закаленных кадров у нас не будет.

— Среди раскулаченных много младших командиров? — уточнил Сталин.

 Подавляющее большинство.

— А вы не преувеличиваете, Николай Алексеевич?

Сталин всегда с трудом воспринимал то, что не совпадало с его взглядами или просто было неприятно ему. Зная это, я заранее готовил точные сведения.

— По моей просьбе, Иосиф Виссарионович, проведена выборочная проверка в трех военных округах. Среди кулаков и подкулачников, выселенцев за пределы Северо-Кавказского края, число бывших унтер-офицеров и младших командиров Красной Армии составляет почти девяносто процентов. Мы разрушаем опору.

— Спасибо, Николай Алексеевич, это очень серьезно, — сказал Сталин, расправляя чубуком трубки прокуренные усы. — Хорошо, что вы обратили на это наше внимание. Но что нам делать? Не возвращать же назад высланных? Что вы предлагаете?

— Увеличить количество полковых школ и курсов младшего и среднего комсостава, улучшить их обучение.

— Не возражаю. Подготовьте решение, мы согласуем его с товарищем Ворошиловым.

— Но это лишь полумера, Иосиф Виссарионович. У нас были бесценные кадры и надо постараться сохранить хотя бы то, что еще не утрачено.

— Мы подумаем над этим, — согласился Сталин.

Действительно, через несколько дней Иосиф Виссарионович дал устное распоряжение не зачислять в кулаки и подкулачники младших и средних командиров запаса, отличившихся в боях гражданской войны. Распоряжение, разумеется, было хорошее, но слишком расплывчатое, Что значит «отличившихся» — это слово можно было толковать по-разному. И поступило распоряжение с запозданием, когда основная масса раскулаченных была уже отправлена в холодные края. В промедлении усматриваю и свою вину: не сообразил, не осознал сразу…

Между тем, как говорится, весна вступала в свои права. Читая сводки о подготовке и развертывании посевной, Иосиф Виссарионович все больше мрачнел. В деревне полная неразбериха, деревня выявляет подкулачников, режет скот, сгоняет под одну крышу овец, коз, даже кур, ждет новых указаний. Кого еще разорять? И опасается: а вдруг, действительно, и баб велят сделать общими — последняя осталась собственность!

Разброд в деревне. А сорвется весенний сев, не будет урожая, где взять хлеб для рабочих, для армии? Сырье для промышленности? Это же какие вспыхнут скандалы! В некоторых районах обстановка накалена, можно ждать крестьянских восстаний. И Сталин дрогнул. Был момент, когда он даже испугался, реально представив размеры надвигавшейся катастрофы. Он заболел и несколько дней не появлялся в рабочем кабинете.

Надо было срочно принимать меры. После длительного «отдыха» с Кавказа доставили в Москву Калинина. Ему поручалось растолковывать, разъяснять новую политику в сельском хозяйстве. А дабы было что растолковывать и разъяснять, Сталин воспользовался старым проверенным приемом. В статье «Головокружение от успехов» он указал народу, на кого следует излить гнев, вызванный перегибами в колхозном движении. Это, мол, внутренние и внешние враги со своими подпевалами старались исказить намеченную линию, нарушали принцип добровольности, принудительно обобществляли жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу. В общем, стремились своими провокациями рассорить крестьянство с Советской властью.

Сталину пришлось временно отступить, пожертвовав при этом частью партийных работников, действовавших на местах, но маневр оказался своевременным. Сам Иосиф Виссарионович после статьи выглядел носителем справедливости, надежным и заботливым другом крестьянства. Это ведь тоже надо уметь — так сориентироваться!

Страсти постепенно улеглись, основная буря миновала, поверхность крестьянского океана успокоилась. За год-два коллективизация повсюду была завершена. А потом, как и следовало ожидать, наступил голод. Вся система сельского хозяйства была нарушена, и восстановить ее на новой основе было не просто.

источник

Д.э.н. В.С.Немчинов (1894-1964)

“…накануне Первой мировой войны производство хлеба в Европейской России составляло 5000 млн пуд., из них 2500 млн давали средние и беднейшие хозяйства, 1900 – кулаки и 600 – помещики.
 На рынок поступало 1300 млн пуд., или же 26% всего хлеба, 280 млн реализовали помещики (22%), 650 – кулаки (50%), 370 – середняки и деревенская беднота (28%)

(Немчинов В.С. Сельскохозяйственная статистика с основами общей теории. М., 1945. С. 34)

Эта оценка сотрудника Центрального статистического управления (ЦСУ) СССР B.С. Немчинова была сделана в его работе «Структура хлебного производства» (1927), которая хоть и не была опубликована, но использовалась И.В.Сталиным в докладе «На хлебном фронте». (Сталин И.В. На хлебном фронте // Собр. соч. Т. 11. М., 1949. С. 85.)
Она и предопределила судьбу кулака… Ничего личного – сухие результаты экономико-математического моделирования, одного из первых в стране. Пришедшие к власти в результате хлебного кризиса не могли оставить в чужих руках такое оружие…

Немного о лошадях...

Невозможно назвать точную цифру лошадей, участвовавших в Великой отечественной войне, но историки сходятся к мнению, что «воевало» не менее 2 миллионов лошадей (в некоторых источниках 3 и более миллиона). Причем около половины животных погибло на местах сражений.

Поставки лошадей из Монголии начались уже в 1941 г. За четыре года войны Советскому Союзу было поставлено более 500 тысяч лошадей. К 1943 г. каждая пятая лошадь на фронте была монгольской. Выносливые и неприхотливые, они доставляли бойцам все самое необходимое – одежду, питание, медикаменты и вооружение. Из Монголии лошади поставлялись планово, по условной цене, в основном взаимозачетом за монгольские долги перед СССР.

Пока памятник монгольской лошади «прячется» во дворе посольства Монголии в Москве – на Арбате в Борисоглебском переулке. И окончательное место его будущего размещения еще обсуждается. – http://asiarussia.ru/news/7301/

Лошади – участники Великой Отечественной Войны

Наконец, в России вспомнят и о тех, кто вывез на себе тяготы войны в буквальном смысле. Это – маленькая, но крепкая и неприхотливая монгольская лошадка, без которой Красная Армия в годы Великой Отечественной войны обойтись не могла.

Наши верные союзники: монгольская кавалерия в Великой отечественной.

Хотя один из самых тяжёлых периодов истории России связан с монгольским нашествием14, но в ХХ веке именно Монголия стала нашим самым верным союзником. Вклад монгольской армии в войну может показаться слишком малым, но это как посмотреть. Если в абсолютных цифрах, то в боях принимало участие немного монгольских войск, но с другой стороны, ведь это была практически вся их армия. Наследники Чингиз-хана Монгольская империя Чингиз-хана была самой большой по смежной территории в истории человечества. Но просуществовала она относительно недолго, и была поделена между Россией и Китаем. Современная Монголия возникла лишь в 1911 году, когда разрушилась Китайская империя. Причём её никто не признавал кроме СССР до конца Второй Мировой войны. – читать дальше

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Может наш руководитель имел ввиду таких вот особей?)) - прим. Авт.
  2. России современной ("капиталистической"), конечно не впечатляют. При всём при этом я знаю об огромном количестве ошибок, в т.ч. и глобальных, в период коллективизации - перестройки прежней системы сельскохозяйственного производства в стране и организации систем колхозов-совхозов - по сути: разрушении прежних устоев... Но "перестройка" 1990-х лидирует, к сожалению, хотя и "перестройка Хрущёва" впечатляет резким падением производства... или по иному: лидируют в разрушении "родовой культуры" - прим. Авт.
  3. https://youtu.be/mb6-jEOuGeE  На самом деле знают и очень хорошо знают, но: власти (дополняю цитатой) "...необходимо было подать как важнейший шаг на пути к демократизации, гласности, в "борьбе с тоталитаризмом" за "нормальное общество" (этот шаг объективно требовал победы западной идеологии и массовой культуры, работающих на интересы Запада, над советской, коренного перелома в психологической войне Запада против России/СССР), как борьбу в интересах общества." Фурсов А.И. - кандидат исторических, наук, заведующий отделом ИНИОН РАН - прим. Авт.
  4. но лишь удивление - понимание причин уже есть)) - они те же, как указанные выше
  5. Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник (1987) - прим. Авт.
  6. Ответ на этот вопрос уже есть - см.ниже - прим.Авт.
  7. Обращаю внимание: книга Дмитриева 1941 года публикации, вероятно готовилась именно в конце 1930-х годов - прим. Авт.
  8. Так же обращаю внимание: "юбилейные данные" - это начало "перестройки", в т.ч. достаточно много появлялось в то время т.н. "опровержений старого строя", при этом - восхвалялось царское время. Это я помню... Но, возможно, я и ошибаюсь)) Хотя, даже "юбилейные цифры" прилично занижены по сравнению с цифрами МСХ РФ - прим. Авт.
  9. Дополнительно - очень важно: Немчинов В.С. Сельскохозяйственная статистика с основами общей теории. М., 1945. С. 133: «Сельскохозяйственная статистика при учёте поголовья скота имеет дело, как правило, не со стабильной, а с динамической совокупностью, всё время изменяющейся в своём составе и численности. В связи с этим следует осторожно выбирать сроки сплошного учёта поголовья: поголовье скота на 1 января, например, несравнимо с поголовьем на 1 июля. При учёте на 1 января сезон нового приплода ещё не наступил, а убой скота уже произведён (в начале зимы или осенью перед постановкой скота в стойло). При учёте же поголовья на 1 июля окажется учтённой основная часть приплода текущего года, ибо в первую половину года по СССР происходит 3/4 отёлов и опоросов и 9/10 окотов.Таким образом, в связи с сезонным характером приплода и забоя, численность поголовья скота на 1 января является минимальной, а на 1 июля максимальной".
  10. До сего времени не знал о такой большой разнице (около 9-10млн.голов) в летней и зимней численности (поголовья) скота - благодарю источник. В связи с этим, мне стал понятен "секрет" разницы современных и старых цифр... как бы помягче сказать - не знаю, но он, скорее всего, основан на "большой любви" современных либеральных ведомств (Росстата и МСХ РФ) к нашей Советской Родине)), а если по-простому - современные цифры поголовья скота в СССР являются "зимними" - прим.Авт.
  11. Обращаю внимание - цифры в таблице ниже взяты из современных источников (это легко видно по количеству коз-овец - чуть более 90 млн. голов вместо более 100 млн. у Дмитриева. Цифры (Росстата) занижены по сравнению с цифрами из книги Дмитриева) - прим. Авт.
  12. Ответ на этот вопрос найден - см.прим.8 и 9
  13. Вознесенский Н.А. Избранные произведения. 1931–1947. М., 1979. С. 582-583. - прим. Авт.
  14. Это с какой стороны посмотреть)) - европейцы именно так и называли... А для Великой Орды, наоборот, было "ЕВРопейское нашествие"  - прим. Авт.

Related Posts

1 Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.