Меню Закрыть

«Нэ так всё было, савсэм нэ так!»

1063133
Делюсь прекрасной статьёй о боях за Белый Раст – https://buchwurm.livejournal.com/322807.html

Третий раз пишу о боях за Белый Раст. Надеюсь, больше не придется 🙂

Если кто не знает, почему – там, шестилетней девочкой, видела приход немцев 3 декабря 1941 года моя будущая теща Тамара Володина. Ее отец воевал на Ленинградском фронте, а мама с братом и двумя сестрами жили в доме рядом с храмом Михаила Архангела. Старшая сестра летом до сих пор живет в этом доме, а какое-то время в начале 1990-х бывали и мы. 

 «Еще осенью многие жители вырыли на всякий случай землянки в лесу, и теперь эти землянки пригодились, потому что немцы, когда пришли, выгнали всех из домов, – вспоминает Тамара Ивановна. – Разошлись кто куда – кто в землянки, кто просто в лес, кто спрятался в соседские подвалы. У наших землянки не было, потому что копать ее было некому. Немцы заглядывали в подвалы, осматривали, если видели что-то подозрительное, кидали гранату. В подвал, где мы сидели с мамой, тоже заглянул немец с гранатой. Крикнул что-то, дети заплакали, он плюнул и ушел.
Когда мама поняла, что жить негде, спрятаться некуда и все время вокруг идет бой, она села за швейную машинку (папа был портным, и она тоже хорошо шила), за одну ночь сшила детям по ватному балахону, и утром мы ушли пешком вдоль железной дороги к бабушке и дедушке в Габо, за пять километров. 
Где-то по дороге нас задержали немцы и привели вместе с другими жителями в какой-то амбар. Там собрали несколько десятков человек, в основном, женщин с детьми. Что собирались делать, непонятно, но было, конечно, очень страшно. Есть ничего не давали. Дети плакали. Продержали то ли сутки, то ли двое, потом отпустили».
 
Во второй попытке описании боев в этом районе два года назад [http://buchwurm.livejournal.com/263298.html] я ориентировался на краткую историю 64-й морской стрелковой бригады, на долю которой и выпало штурмовать Белый Раст. Как выяснилось, эта историческая сводка хотя и была опубликована приложением к современному двухтомному сборнику документов «Битва под Москвой» и вроде как официальна, но события под Белым Растом описывает крайне неточно. Разобраться в событиях 75-летней давности помог дмитровский историк Василий Степанович Карасёвhttp://www.zima1941.ru/), сделавший 15 мая 2015 г. интереснейший доклад о боях за Белый Раст ( http://www.zima1941.ru/articles/Belyrast.pdf ). Отдельные фрагменты текста взяты из его публикаций; данные перепроверены по доступным на сайте https://pamyat-naroda.ru/ журналам боевых действий 20-й армии, 64-й стрелковой бригады и 31-й танковой бригады.
Общая канва событий такова. После захвата немцами Солнечногорска днем 23 ноября и взятия Клина в ночь на 24 ноября возник и стал шириться разрыв между частями 30-й армии, которая с боями отходила от Клина через Рогачево на восток к Дмитрову, и 16-й армии, которая отступила на юго-запад, юг и юго-восток от Солнечногорска.Наступление германских войск в районе Дмитрова и севернее удалось остановить затоплением долин рек Яхромы и Сестры. От Дмитрова на юг до Яхромы границей продвижения противника стал канал Москва – Волга, за которым находились части только что сформированной 1-й ударной армии. 28-29 ноября они ликвидировали прорыв германской 7-й танковой дивизии за канал в Яхроме и Перемилове, а 1 декабря перешли в наступление от Деденево на запад, не дав 6-й танковой дивизии прорваться к Икше. На южном направлении устойчивый фронт сложился ко 2 декабря, когда германская 5-я танковая дивизия захватила станцию и поселок Крюково. Отсюда он шел через Савёлки и Ржавки на Клушино, Владычино и Лунёво. Далее на восток в руках немцев были Красная Поляна, захваченная 30 ноября 2-й танковой дивизией, и соседние с ней деревни Катюшки и Горки; шли бои за станцию Лобня и деревню Киово.Между Яхромой и Лобней фронта еще не было. За железнодорожной линией Савеловского направления спешно занимали позиции части формируемой 20-й армии – прибывшая с Дальнего Востока 64-я морская стрелковая бригада [“морской” бригада стала в конце декабря – прим.Авт] на рубеже от Черного до Сухарево, 35-я стрелковая бригада на участке Луговая – Еремино – Хлебниково и 331-я стрелковая дивизия в районе Хлебниково, Котово, Павельцево. Уже 30 ноября и 1 декабря 3-й батальон 64-й бригады участвовал в отражении удара противника на Киово и понес первые потери.
BR-General.jpg
Общая карта северо-западного сектора, собранная из листов топокарты 1931 года (увеличение по клику)

Между тем восточнее Сенежского озера, на Рогачевском шоссе в районе Клусово, в отрыве от соседей продолжала обороняться группа Ф.Д.Захарова – защитники Клина из состава 30-й армии: остатки 126-й стрелковой дивизии полковника Я.Н.Вронского, 17-й горно-кавалерийской дивизии полковника В.А.Гайдукова, 25-й танковой бригады полковника И.В.Дубового, двух артполков и полка курсантов Московского командного пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР под командованием полковника С.И.Младенцева общей численностью примерно 10000 человек. 25 ноября им на помощь перебросили два полка 133-й стрелковой дивизии генерал-майора В.И.Швецова. В тылу, в Кочергино и Каменке, были выставлены заслоны в лице 24-й и 31-й танковых бригад 16-й армии, которым уже 27-29 ноября пришлось отражать удары танковых частей противника у Кочергино и деревни Стародальная. 1 декабря их отвели на восток в район Черная – Саморядово.

30 ноября истощенная непрерывными боями группа Захарова начала отход по Рогачевскому шоссе на юг, а затем от уже захваченной немцами Каменки вынуждена была повернуть на восток. Переданная в состав 1-й ударной армии2 декабря в Сокольниково она наконец получила поддержку от наступающей из-за канала 71-й стрелковой бригады и приказ отойти несколько южнее, в район Хорошилово – Никольское – Белый Раст. Более сильная 133-я дивизия оставила за собой Ртищево, Хорошилово, Лупаново, Трутнево и Спас-Каменку, а обескровленная 126-я дивизия к исходу дня 2 декабря вошла в Никольское и Белый Раст. Однако защищавший их 539-й полк насчитывал в двух сводных батальонах всего 570 человек и даже с помощью 426-го гаубичного артиллерийского полка не мог сдержать удар 1-й танковой дивизии немцев.

1-я танковая дивизия генерал-лейтенанта Вальтера Крюгера была последним резервом немецкой 3-й танковой группы. В ее состав входили 1-й танковый полк (подполковник Артур Копп), 1-й стрелковый полк (полковник Франц Вестхофен), 113-й стрелковый полк (подполковник Венд фон Витерсхайм), 1-й мотоциклетный батальон, 73-й артиллерийский полк и другие части. В двух батальонах 1-го танкового полка было 37 боеготовых легких и средних танков по немецким данным на 30 ноября и до 70 по нашим.

1-я танковая дивизия была разделена на две боевые группы. Боевую группу Вестхофена составляли 2-й батальон 1-го стрелкового полка, 2-й батальон 113-го стрелкового полка, один батальон танкового полка, части 37-го противотанкового дивизиона и 37-го бронированного саперного батальона. В боевую группу фон Витерсхайма были включены 1-й мотоциклетный батальон, 1-й батальон бронемашин 1-го стрелкового полка, 1-й батальон 113-го пехотного полка, один батальон танкового полка и два дивизиона 73-го артиллерийского полка.

Группа фон Витерсхайма лидировала в наступлении 1-й танковой дивизии из района Рогачево. 1 декабря она продвинулась от Ларионово до деревни Свистуха на Рогачевском шоссе, где разгромила хвост колонны группы Захарова. После ухода наших частей на восток она вошла 2 декабря в связь с 23-й пехотной дивизией в Каменке и достигла Левково и Горок. 3 декабря боевая группа Вестхофена заняла Старое, сменив там 1-й мотоциклетный батальон, и в тот же день около полудня боевая группа фон Витерсхайма выбила 126-ю дивизию из Белого Раста.

BR-Local.jpg
Ближайшие окрестности Белого Раста (увеличение по клику)

Захвата Белого Раста могло бы не произойти, если бы 64-я отдельная морская стрелковая бригада под командованием капитана 2-го ранга Б.И.Скорохватова поторопилась с выполнением боевого приказа №03 по 20-й армии о наступлении на Солнечногорск. Уже 3 декабря при поддержке группы танков 31-й танковой бригады она должна была овладеть населенными пунктами Кузяево, Белый Раст и даже Медведково, а к исходу дня продвинуться до рубежа Каменка – Поповка – Стародальняя на Рогачевском шоссе и западнее его. Однако в действительности два батальона 64-й бригады начали движение в 11:00, с опозданием на час, и к вечеру 3 декабря 1-й отдельный стрелковый батальон старшего лейтенанта М.А.Токарева успел лишь занять «бесхозную» деревню Кузяево в 2 км восточнее Белого Раста. ЖБД 20-й армии констатировал: «При наступлении руководство боем со стороны командиров батальонов осуществлялось слабо, благодаря чему наступление проходило вяло и неорганизованно, неся излишние потери в людях. Батальоны почти не продвигались. Для усиления руководства и продвижения батальонов вперед комбригом были посланы в 1-й батальон – НО-1 [начальник оперативного отдела], во 2-й батальон – замкомбриг».

Разведка имела целью не столько установить численность и вооружение противника, сколько лишить крыши над головой.

nagr-163-732-x.jpg

nagr-163-733-x.jpg

Выдержка из наградного листа на рядового разведроты – заградительного отряда при ОО НКВД 24-й танковой бригады красноармейца Мигдета Ибрагимова, выписанного уже 8 декабря.

По приказу Белый Раст должна был атаковать разведывательная рота 64-й стрелковой бригады при поддержке танков 24-й и 31-й танковых бригад. Из ЖБД 31-й бригады полковника А.Г.Кравченко мы знаем, что 1 декабря в ее составе было 4 средних и 9 легких танков и 200 штыков. Запись за 3 декабря гласила: «Бригада и 24 тбр под моим командованием имеет задачу прочно удерживать рубеж Черная, Саморядово, ст. Луговая. Командиру бригады выделить два танка Т-34 и два БТ в распоряжение командира 24-й тбр [полковника В.П.Зелинского] в район Саморядово, остальными силами удерживать район ст. Луговая». Всего в наступлении на Белый Раст должны были участвовать 10 машин: шесть от 24-й бригады и четыре от 31-й. Однако день 3 декабря ушел на их сосредоточение в Саморядово, и танкисты были готовы атаковать Белый Раст лишь к ночи. Согласно ЖБД 31-й танковой бригады, в селе находилось до батальона немецкой пехоты, 7 танков и 2 ПТО.

Первый штурм Белого Раста состоялся холодной (-21°C) лунной ночью с 3 на 4 декабря под командованием помощника начальника 1-й части штаба 64-й бригады батальонного комиссара Г.И.Лихоманова. Организован он был плохо, что и зафиксировал ЖБД бригады:

«При наступлении на Белый Раст рота автоматчиков потеряла до 50% своего состава вследствие того, что поверив ложным слухам соседей, не выставила разведки, маршем въехала в Белый Раст, где была встречена и окружена противником. Потеряно два 120-мм миномета и танк КВ».

64sb-00000006-x.jpg
Выдержка из ЖБД 64-й бригады с записями о первом штурме Белого Раста

В документе утверждается, что 1-й батальон бригады овладел Белым Растом в 16:00, но попал в огневой мешок и был вынужден отойти на южную окраину деревни Кузяево и занять там оборону. Приведенные обстоятельства и время непонятны – они не соответствует детальному описанию боя в отчете фон Витерсхайма, хронология которого в дальнейшем взята за основу.

Согласно немецкому документу, Белый Раст был атакован танками с востока и юго-востока в ночь на 4 декабря в 03:10 московского времени. Наши мемуарные источники сообщают, что благодаря внезапности нападения и быстроте действий атака поначалу развивалась успешно. Передовая походная застава 1-го батальона 64-й бригады – 1-я рота численностью около 90 человек с приданными ей артиллерийскими и минометными расчетами – уничтожила боевое охранение противника и под огнем тяжелого пулемета с колокольни ворвалась в село.

Опомнившись, противник контратаковал с использованием танков при артиллерийской и минометной поддержке. Немцы заявили об уничтожении 52-тонного танка, то есть КВ, и повреждении «модернизированного Кристи», то есть Т-34. Малочисленный десант не смог закрепить успех и около 05:00 вынужден был отойти. Тяжело раненный Г.И.Лихоманов попал в плен, был подвергнут пыткам и убит. В одних документах он числится погибшим 3 декабря, в других – 4 декабря, но в любом случае бытующая в литературе версия о том, что это произошло во время нового штурма 6 декабря, не соответствует действительности.

Likhomanov GI-x.jpg
Выдержка из наградного листа на Г.И.Лихоманова

На помощь разведроте были подняты и брошены в бой со стороны Кузяево 1-й стрелковый и минометный батальоны 64-й бригады. Немцы зафиксировали еще три атаки. 4 декабря в 06:00 подошли танки, из которых три были уничтожены, а четыре смогли отойти. В 07:45 последовала атака силой до стрелкового батальона при поддержке танков и в 08:05 еще одна, но никакой внезапности уже не было. Г.С.Карасёв пишет: «Когда наша пехота, двигаясь походным порядком, появилась перед населенным пунктом, она была встречена организованным огнем противника, успевшего занять свои прежние позиции, и рассеяна». Батальоны откатились на южную окраину деревни Кузяево.

31tb-00000011-x.jpg
Выдержка из ЖБД 31-й танковой бригады, фиксирующая итоги ночного штурма. Видимо, 24-я бригада была ей подчинена, и поэтому подсчет потерь общий.

nagr-163-748-x.jpg

nagr-163-749-x.jpg

Наградной лист на командира танка 31-го танкового батальона 31-й танковой бригады старшину Петра Михайловича Пономаренко.

nagr-116-279-x.jpg

nagr-116-271-x.jpg

nagr-116-275-x.jpg

nagr-116-450-x.jpg

nagr-116-476-x.jpg

Наградные листы на участников танковой атаки в ночь на 4 декабря – комиссара танковой роты 24-го танкового полка 24-й танковой бригады политрука Степана Васильевича Едукова, командира роты 1-го батальона 24-го танкового полка лейтенанта Николая Николаевича Васюкова, старшего механика-водителя 1-го батальона старшего сержанта Алексея Яковлевича Денисова, старшего механика-водителя 1-го батальона старшего сержанта Николая Александровича Полуянова и командира башни 1-го батальона сержанта Василия Васильевича Белугина. Видно, что дата и место событий вписаны поверх первоначального текста — вероятно, уточнения сделаны по указанию комбрига Зелинского.

Еще после первой атаки прикрывавшие отход артиллеристы – 33 бойца под командованием военного комиссара батареи отдельного артиллерийского дивизиона 57-мм орудий младшего политрука А.Л. Дуклера – были блокированы в каменном доме на окраине Белого Раста. Согласно наградным листам, заняв круговую оборону, они с 04:30 до 18:00 с одной пушкой вели бой против трех танков и автоматчиков противника, а с наступлением темноты почти все сумели отойти к своим.

nagr-116-199-x.jpg

nagr-116-200-x.jpg
Выдержка из наградного листа на Алексея Леоновича Дуклера

nagr-163-154-x.jpg
Выдержка из наградного листа на наводчика отдельного артиллерийского дивизиона 57-мм орудий 64-й отдельной стрелковой бригады краснофлотца Владимира Александровича Коблова

nagr-163-155-x.jpg

В целом же плохо подготовленный и организованный штурм Белого Раста привел к большим потерям. ЖБД 31-й бригады подтверждает гибель в эту ночь четырех танков и эвакуацию трех поврежденных машин. По немецким данным, на поле боя осталось до 1000 человек убитых, что нереально с учетом заведомо меньшей численности атакующих. Так, в первой роте была потеряна примерно половина из 90 бойцов. Более близкой к истине представляются суммарные потери во всех четырех атаках примерно в 200 человек, что тоже очень много. По воспоминаниям Т.И.Володиной (Виноградовой), телами бойцов в черной морской форме было усеяно все поле перед селом.

Насколько велики были немецкие потери? В описаниях первого штурма указывается, что, подавив несколько огневых точек, краснофлотцы забросали гранатами дома со спящими в них немцами (до 70 солдат и офицеров). По докладу начальника штаба 31-й бригады, нашими танкистами было уничтожено 6 средних танков, 5 машин, 5 бронемашин, 6 орудий ПТО, 5 мотоциклов, 7 автоцистерн и до роты пехоты. Действительно, фон Витерсхайм засвидетельствовал большие потери в батальоне бронемашин обер-лейтенанта Крига. Он был вынужден сменить его 1-м мотоциклетным батальоном и выдвинуть на исходные позиции для контратаки 1-й батальон 113-го полка, а также вызвать авиацию для бомбардировки Кузяево и соседней деревушки Малая Черная.

Несмотря на тяжелую неудачу, 5 декабря готовивший атаку на Белый Раст общевойсковой полковник И.М. Чистяков был назначен командиром бригады вместо морского офицера Б.И. Скорохватова [требует проверки – есть информация, что Чистяков стал комбригом 64-й 04.12.41 и не готовил 1-ю атаку на Белый Раст – прим.Авт.]. Батальонный комиссар Георгий Иосифович Лихоманов был награжден орденом Ленина посмертно. Той же награды и тоже посмертно был удостоен комбат-1 Михаил Андреевич Токарев, погибший 21 декабря в боях у села Ивановское.

Следует отметить, что за Белый Раст сражался только 1-й батальон 64-й морской стрелковой бригады. Выполняя приказ №03 и конкретизирующий его приказ по 64-й бригаде, 2-й батальон 4 декабря наступал от станции Луговая на совхоз Озерецкое и занял его 5 декабря в 23:00, однако немцы контратаковали со стороны села Озерецкое, и около 02:00 батальон отошел на восток в лес, «после чего с ним была потеряна связь на 12 часов». Что же касается 3-го батальона, то он оставался 4 и 5 декабря в резерве в Киово и у станции Луговая и лишь 6 декабря подтянут в район Малая Черная – Саморядово.

Советское командование верно определило намерения противника: ввести 1-ю танковую дивизию в прорыв левее 2-й, застрявшей в Красной Поляне. В качестве места сосредоточения дивизии противник выбрал район Никольское, Белый Раст, откуда можно было ударить в стык между 1-й ударной и 20-й армией, прорваться по лесной дороге на юго-восток на Сухарево, выйти на Дмитровское шоссе и развивать наступление в сторону Москвы или на Мытищи.

Учитывая эту опасность, командование Западного фронта потребовало от командующего 1-й ударной армией создать в течение 5 декабря надежную противотанковую оборону в районе Икша, восточнее Белого Раста, Черная, а командующему 20-й армией было дано приказание о создании прочной и глубокой противотанковой обороны в районе юго-восточнее Белого Раста, Сухарево, Марфино. За счет артиллерии стрелковых соединений для обеспечения стыка было указано выделить не менее 20 противотанковых орудий. Принимались также срочные меры по пополнению выведенных из боя 24-й и 31-й танковых бригад отремонтированными во фронтовых мастерских танками. В результате всех этих мероприятий оборона в районе Белого Раста была достаточно усилена в противотанковом отношении и возникшая опасность на стыке 1-й ударной и 20-й армий была устранена.

Запланированное на 4 декабря наступление группы фон Витерсхайма на Саморядово – Горки – Сухарево не состоялось: когда немцы привели себя в порядок после ночного боя и убедились, что новых атак не последует, световой день уже кончался. Отправленные на юг разведывательные группы 1-й танковой дивизии установили связь со 2-й танковой дивизией в Озерецком и с 23-й пехотной дивизией при Бабаихе. Немецкая бронегруппа провела также разведку в направлении деревни Зарамушки, где напоролась на огонь подразделений 133-й дивизии. Лишь вечером, в 19:40, части группы Вестховена (2-й батальон 1-го стрелкового полка с одним взводом 1-го танкового батальона) взяли Зарамушки, а в 20:30 – и соседнюю с ней деревушку Трутнево.

Не началось наступление и на следующий день, так как германское командование все больше беспокоили действия частей 1-й ударной армии в направлении Яхрома – Федоровка – Клин. Немцы решили нанести контрудар в северо-восточном направлении на Хорошилово и в восточном на Кузяево, и лишь после этого, обезопасив свой левый фланг, возобновить наступление в юго-восточном направлении.

5 декабря немецкая 23-я пехотная дивизия, пройдя через Белый Раст, приняла на себя оборону Зарамушек и Трутнева. Утром 9-й пехотный полк дивизии дважды атаковал Хорошилово, однако его атаки были отражены 681-м стрелковый полком 133-й дивизии. В 16:30 в Хорошилово подошли передовые части 55-й стрелковой бригады, окончательно ликвидировав угрозу. Тем временем в 18:00 из Трутнево пехотный батальон при поддержке шести танков 1-й танковой дивизии захватил Лупаново. 521-й стрелковый полк 133-й дивизии контратаковал и к 21:00 вновь занял Лупаново, окончательно очистив деревню от немцев к ночи. Так закончилась попытка противника пройтись по тылам 1-й ударной армии.

Неизвестно, насколько активными были 5 декабря действия нашего 1-го батальона. Согласно ЖБД 20-й армии, «в ходе наступательных действий 1 сб 64 сбр продвинуться не мог, кроме того, был контратакован противником с 5 танками, в результате чего батальон отошел на западную опушку леса восточнее Кузяево, где последний и перешел к обороне». ЖБД 64-й бригады добавляет, что батальон «подвергался бомбардировке и обстрелу с самолетов противника в количестве семи штук».

По немецким данным, 5 декабря в 17:15 высвобожденный 2-й батальон 1-го стрелкового полка, поддержанный семью танками 2-й танковой роты, занял Кузяево, сдал его вечером 1-му мотоциклетному батальону фон Витерсхайма и был отведен назад в Никольское. Группа фон Витерсхайма тут же попыталась продолжить наступление из Кузяева на восток, но обнаружив перед собой сильную оборону 1-го батальона 64-й бригады и 539-го стрелкового полка 126-й стрелковой дивизии, предпочла остановиться.

В ночь на 6 декабря 1-я танковая дивизия получила приказ прекратить наступление и готовиться к отводу для парирования угроз, возникших в районе Федоровки. Части 1-й танковой в Кузяево были сменены частями 23-й пехотной дивизии и ушли 6 декабря в Никольское, а 7 декабря по Рогачевскому шоссе в район Воронино.

Уловив смену обстановки, 126-я стрелковая дивизия и 1-й батальон 64-й стрелковой бригады приступили к активным действиям еще в середине ночи. При поддержке 426-го артиллерийского полка и минометчиков 64-й стрелковой бригады 6 декабря в 04:00 они атаковали Кузяево и к 06:00 вернули деревню.

nagr-116-237-x.jpg

nagr-116-238-x.jpg
Командир взвода отдельного минометного батальона 64-й бригады отделенный командир Константин Севастьянович Заводский отличился при взятии Кузяево.

К этому моменту Белый Раст был превращен в хорошо укрепленный пункт. Противник окопался, устроил доты, зарыл в землю танки. Немцы подтянули артиллерию и могли с колокольни церкви корректировать огонь своих батарей по всему переднему краю. В статье генерала А.А.Власова, опубликованной 26.12.1941 в «Красной звезде», говорилось, что в Белом Расте они «сосредоточили большое количество минометов и крупные пулеметные группы, много автоматчиков и около 30 танков, поддерживаемых противотанковыми орудиями. Немцы применили тут также полутанк – бронированную машину, вооруженную противотанковой пушкой и электрифицированными пулеметами».

6 декабря командующий Западным фронтом приказал командующему 1-й ударной армии перейти в наступление левым флангом и 7 декабря овладеть районом Белый Раст, Никольское, согласовывая свои действия с правым флангом 20-й армии. 7 декабря 521-й полк вернул Трутнево и Зарамушки, а вот задача освобождения Белого Раста осталась за 20-й армией.

7 декабря в Белом Расте находились только части 23-й пехотной дивизии, но и они планировали в 18:00 покинуть село, оставив там только арьергард. В Белом Расте и Никольском должно было остаться по одной роте, которые имели приказ отойти в 08:00 следующего дня. Наши об этих планах, разумеется, не знали и не позволили немцам беспрепятственно отступить.

Новый командир 64-й морской стрелковой бригады находился вместе с передовыми подразделениями и поэтому смог оперативно оценить данные наших разведчиков, которые заметили уход с передовой больших групп противника, и принять соответствующее решение. В 10:00 был отдан боевой приказ №05/оп: «Бригаде совместно с 24 тбр уничтожить противника в районе Зарамушки, Белый Раст и к исходу дня 7.12.41 г. выйти на рубеж высота 239.6, Никольское».

В 14:00 при 22-градусном морозе 1-й батальон 64-й бригады во взаимодействии с 24-й танковой бригадой пошел в атаку. Танкистам удалось третьим выстрелом сбить пулемет с колокольни церкви, и в 21:30 батальон с боем овладел селом Белый Раст. Противник отошел в Никольское силами «до батальона пехоты (половина на лыжах) с восемью орудиями и тринадцатью бричками».

nagr-116-206-x.jpg

nagr-116-207-x.jpg
Старшина пулеметной роты 1-го стрелкового батальона 64-й бригады старшина Павел Дмитриевич Кривошапкин взял на себя командование при освобождении Белого Раста.

Продолжая наступление, 8 декабря к 04:30 в результате ночного боя бригада взяла и Никольское и закрепилась на его северо-западной окраине. Эпопея Белого Раста завершилась, и на 8 декабря бригаде уже ставилась задача на преследование отходящего противника в направлении Удино, Поповка.

…Уже 5 декабря ЖБД 20-й армии зафиксировал, что 1-й и 2-й батальоны 64-й бригады имеют до 50% потерь. По докладу штаба бригады от 8 декабря, за период боевых действий с 30 ноября по 7 декабря бригада потеряла 446 человек убитыми, 230 ранеными и 242 пропавшими без вести. (Для сравнения: за 100 дней последующих боев, с 20 декабря 1941 по 1 апреля 1942 г., потери бригады убитыми составили 851 человек!)

Из командно-политического состава, кроме батальонного комиссара Г.И.Лихоманова, в Белом Расте погибли начальник политотдела бригады батальонный комиссар Г.Т.Смирнов и помощник начальника политотдела бригады по комсомолу политрук А.Ф.Бабских, пропал без вести начальник артиллерии бригады капитан Г.И.Годжоришвили.

100_0397s.jpg
В братской могиле у церкви в селе Белый Раст похоронен 351 человек – это около 200 бойцов 64-й отдельной морской стрелковой бригады и красноармейцы других частей, сражавшихся за Белый Раст и соседние деревни Трутнево, Кузяево, Никольское, Лупаново, Хорошилово, Спас-Каменка, Ермолино. На сегодня известны фамилии лишь 87 из них.

дополнительно:

Related Posts

2 Comments

  1. blank
    lugrubej

    Комментарий из ЖЖ buchwurm
    ААМ
    5 декабря 2016, 15:23:34
    Большое спасибо Вам за интересную и обстоятельную статью о боях за Белый Раст в декабре 1941 г. В этой связи мне хотелось бы поделиться с Вами своими воспоминаниями 50-летней давности: “8 и 9 мая 1966 г. мы, учащиеся 7 “А” класса школа № 171 Гагаринского р-на г. Москвы, по поручению Ленинского райкома ВЛКСМ совершили поход по местам боевой славы в Белый Раст в целях получения от жителей села информации о частях Красной Армии и участниках боёв за это село. Вот, что рассказали нам жители Белого Раста.
    “6 декабря части морской пехоты наступали с нижнего склона села по направлению к храму, расположенному наверху. Им необходимо было преодолеть расстояние порядка 200-300 метров длиною и 100 метров шириною. На колокольне храма немцы оборудовали огневую пулемётную точку, с которой хорошо просматривался и обстреливался весь склон до края села. Моряки штурмовали немцев в “лоб” несколько раз, и каждый раз безуспешно с большими потерями. Рано утром 7 декабря подошел наш танк и несколькими выстрелами выбил фашистов с колокольни храма”.
    Хозяйка дома, расположенного по середине склона с правой стороны, если смотреть на село снизу, рассказывала: “Утро 7 ноября было солнечное и морозное. Весь покрытый снегом склон от храма до края села был усеян телами погибших моряков в чёрных бушлатах. По просьбе наших военных мы, кто мог, вышли из домов и стали помогать им собирать жетоны у убитых. Погибших складывали штабелями. Тех кто был убит ближе к храму захоронили за ним, убитых посередине склона – у нас в саду, а других – внизу за селом. В каждом захоронении было по 300 и более морячков, все такие молодые. Из какой они части мы не знаем. Каждый год в День Победы из Смоленска приезжает жена погибшего лейтенанта, похороненного за храмом, а так больше никто”.
    Поэтому, немцы, по всей видимости, оценивая число наших потерь в пределах до 1000 человек убитыми, не ошиблись. Мы с одноклассниками и нашим классным руководителем Региной Борисовной побывали на всех трёх могилах. Никаких надписей на памятниках тогда не было. У меня до сих пор сохранилась чёрно-белая негативная плёнке о том походе с фотографиями односельчан, с которыми нами удалось поговорить и самих могил. Через несколько дней после завершения похода мы с моей одноклассницей Галей Стоянович подготовили отчёт с фотографиями о выполненном задании и передали его в Ленинский райком ВЛКСМ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.